Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 25)


- Хочешь? - спросил джадид еще раз.

Хамдам покачал головой. Джадид повторил свой вопрос иначе, как бы наставляя и успокаивая Хамдама.

- Если время не мирится с тобой, Хамдам, - сказал он, - ты помирись с временем!

Хамдам склонил голову. Блинов упомянул Юсупа. Джадид удивленно посмотрел на Блинова и опять что-то зашептал. Хамдам стоял шагах в пяти от стола, не все слова долетали до него, да он и не понимал русской речи, если говорили быстро. В конце концов спорящие на чем-то сошлись, и джадид снова обратился к Хамдаму.

- Мы тебе даем поручение поехать по кишлакам, выкачать огнестрельное оружие, - сказал он. - Я знаю, оно спрятано там у баев и басмачей, и тебе, более чем кому другому, известны эти места. Будешь упрямиться - погибнешь. Поверишь мне - хорошо будет. Меня зовут Карим Иманов. Я приехал из Ташкента. Ты еще услышишь обо мне.

Хамдам заволновался. Голос джадида был тих, как шелест листьев. Казалось, что он говорит только с Хамдамом.

- Ты друг Иргашу? - снова спросил его джадид.

- Нет, - ответил Хамдам и покраснел.

- Да, да... - пробормотал джадид, как будто что-то вспомнив. - Но разве ты не участвовал вместе с ним в восстании?

- Нет, - отрекся Хамдам и, чтобы подтвердить это, добавил: - Разве вы не знаете, что не я разобрал рельсы на Ташкентской дороге?

О резне, устроенной им в Коканде, он умолчал. Подумав, он сказал:

- Я ведь покинул Иргаша. Я сразу раскусил этого хана.

Джадид улыбнулся и заторопился, как бы желая скорее кончить дело.

- Хорошо, - сказал он. - Советская власть хочет мира со всеми. Поэтому мы говорим тебе: пойди к Иргашу и скажи ему, пусть он тоже сдаст оружие! Согласен ты или не согласен? Да или нет? Я тебя спрашиваю в третий раз.

"Неужели об этом говорила еврейка?" - подумал Хамдам. Он был окончательно сбит столку. "Судьба", - решил он и заявил о своем согласии.

Он почувствовал что-то тяжкое в этом решении, но идти назад, отказываться было уже поздно. "Да, пожалуй, и не стоит отказываться!" решил он.

Члены комиссии опять пошептались, после чего джадид сказал ему:

- Ну иди! Тебя выпустят.

Хамдам поклонился и вышел. Несмотря на полученную свободу, выходя из комиссии, он не ощутил радости в своем сердце. "Случилось что-то странное, - подумал он. - Но что? Об этом я узнаю позже".

3

Через полчаса Блинов вызвал к себе Юсупа и рассказал ему о предстоящей поездке с Хамдамом.

Блинову пришлось повозиться с Юсупом. Юсуп не понимал освобождения Хамдама, и Блинов доказывал ему, что без освобождения коренных, местных людей нельзя сейчас справиться с басмачами. Юсуп соглашался с этим, но все-таки настаивал на своем.

- Зря освободили Хамдама! - сказал он.

- Я тебя понимаю, - говорил Блинов.

Втайне он тоже был согласен с Юсупом, но его так убедили в комиссии, в особенности этот джадид, так напугали особенными свойствами всей местной обстановки, что он поддался на уговоры и сейчас, убеждая Юсупа, как бы вторично убеждал самого себя.

- Ты понимаешь, что никто, как Хамдам, не знает всех ваших людей, говорил он Юсупу. - А я здесь - вообще пугало в огороде. Надо иметь своих людей. Постепенно мы их привлечем на свою сторону.

- Но ведь в кишлаке Хамдама убили нашего Макарыча, - горячо сказал Юсуп.

- Ну, уж в этом-то Хамдам неповинен! Ведь Хамдам был у нас под замком! Ну и довольно! - сказал Блинов.

Он не любил долго разговаривать. Отпуская Юсупа, он поручил ему приглядывать за Хамдамом.

- Все-таки за ним нужен глаз да глаз! - говорил он. - Понятно? Чуть что - приезжай в Коканд! Понял?

- Понял.

- Макарыч тебя любил. Ну, и я тебя буду любить, Юсуп. Ты смотри, какое ответственное дело я тебе поручаю! Понимаешь ли это?

- Понимаю.

- Да ты только не спорь с Хамдамом! Держись в сторонке, секретно. А то меня оконфузишь. Собьешь всю мою политику. Ясно ли тебе?

- Ясно, начальник, - сказал Юсуп.

Юсупу уже не терпелось сорваться с места, он уже желал ехать как можно скорей. Окончив беседу, он побежал в эскадронную конюшню. Его лошадь заболела, и Юсупу дали замену.

Замена не понравилась ему. Лошадка действительно оказалась неважной. Старый донской конь припадал на передние ноги.

- Не надо мне такую лошадь, - гордо сказал Юсуп. - Я возьму Грошика.

- Грошика? Ишь ты! - засмеялись конюхи. - А это видел? - Они показали Юсупу фигу.

Юсуп закричал на них:

- Вы мошенники! Вы Грошика все время держите в стойле. Погубите Грошика. Отдайте мне Грошика.

Нияз, лучший из конюхов, сказал ему:

- Не кричи зря, Юсуп. Достань записку от Блинова - я выдам тебе жеребца.

Юсуп снова побежал к Блинову. Блинов долго упрямился и слышать ни о чем не хотел, но Юсуп все-таки сумел его убедить. Блинов смягчился.

- Ладно, - сказал он. - Но только на время, предупреждаю тебя. Хозяина у Грошика не будет.

- Конечно, на время. На время, начальник. Лошадь портится! - радостно забормотал Юсуп. - Грошику надо бегать. Бегать надо. Человек стоит плохо, лошадь стоит - совсем плохо.

Пока Блинов писал записку, Юсуп сомневался и нервничал. Ему казалось, что в последнюю минуту Блинов может передумать. Юсуп терся у стола, вздыхал, потел, а когда увидел, что записка хотя и написана, но Блинов ее все-таки перечитывает, у него упало сердце. "Нет, не даст, - подумал он, не даст. Сейчас все скомкает, бросит, и я останусь без Грошика".

Блинов поставил число. Еще раз внимательно посмотрел на

бумажку. Юсуп томился. Ему хотелось вырвать из рук Блинова этот клочок бумаги и унестись с ним отсюда. Он дрожал от нетерпения. Блинов все делал очень медленно. Поискал ключ. Отпер ящик письменного стола. Достал оттуда печать, подышал на нее. "Вот возится!" - думал Юсуп.

И когда наконец Блинов протянул ему свою записку, Юсуп почувствовал, что спина, лоб и руки у него мокрые от испарины. Крепко зажав в кулак полученное, ни слова не говоря Блинову, Юсуп опрометью выбежал из кабинета. А в коридоре он даже подпрыгнул, и часовые удивленно посмотрели на него.

4

В полдень Хамдам и Юсуп выехали вместе из Кокандской крепости.

За пазухой Хамдам вез мандат, написанный по-узбекски и по-русски. Ослепительное солнце висело над раскаленной Урдой. Дворец стоял как изваяние. Сейчас Хамдаму было уже не до солнца и не до всего этого великолепия; нервничая, Хамдам дал шенкеля. Конь бешено бросился вперед, унося Хамдама из Коканда.

Юсуп, не отставая, следовал за ним на Грошике. Грошик сперва капризничал и не сразу входил в галоп, сопротивлялся, но потом всадник показался ему удобным. Грошик брезгливо фыркнул и покорился.

...Когда всадники прибыли в Андархан, первыми увидали их из-за стен голые мальчишки. Узнав Хамдама, они бросились роем, точно шмели, и разлетелись по всему кишлаку. Через несколько минут кишлак уже знал о необыкновенном возвращении.

Хамдам остановился у чайханы. Не слезая с седла, он принял пиалу, выпил чай одним глотком, отказался от лепешки и кивком приказал Юсупу медленно следовать за ним. Он желал всем показаться в кишлаке. Мужчины выбегали из дворов, за мужчинами теснились женщины, забыв про свои покрывала.

Хамдам ехал не торопясь, посередине улицы, отвечая на приветствия улыбкой. Кривая шашка с серебряной кавказской насечкой, с красным орденским офицерским темляком висела у него на боку. Обрезанный карабин торчал за спиной. Вооружение он получил в Коканде, сам выбирал его в цейхгаузе при помощи Назар-Коссая. Рукояткой камчи он постукивал по передней луке седла. Конь прядал ушами, прислушиваясь к звукам.

Кишлачный поп, мулла, толкаясь локтями и отпихивая старух, выбежал навстречу Хамдаму. Но и для него у Хамдама не нашлось больше чести, чем для остальных. Хамдам ответил на приветствие муллы так же небрежно.

Около дома склонились перед ним два верных джигита, Насыров и Сапар. Обе жены, Рази-Биби и Садихон, в нарядных одеждах, дожидались его на балахане**. Он прошел в дом, сопровождаемый Насыровым.

Юсуп передал коней джигиту Сапару.

Сапар (это была их первая встреча с глазу на глаз) одним взглядом окинул Юсупа, прицениваясь к нему. Потом ухмыльнулся и взял поводья от обеих лошадей.

- Ты кто же будешь? - спросил он Юсупа.

- Секретарь, - ответил Юсуп.

- Мирза? Хоп, хоп! - загадочно сказал Сапар.

Сапару Юсуп не понравился. "Голову держит высоко. Чужой!" - решил он. Он боялся, как бы новый молодой джигит не оттер его от Хамдама.

Приняв коней, Сапар расседлал их, поводил по двору, напоил. Над усадьбой взвился желтый густой дым. Женщины уже суетились, приготавливая на дворе пищу.

Насыров вышел, чтобы взглянуть на Юсупа, весело щелкнул языком и отправился к чайхане. Народ толпился и шумел под навесом. Козак Насыров объявил, что завтра в это же время вернется домой сын Хамдама, Абдулла. И не успели еще люди опомниться от этого нового неожиданного известия, как Насыров, смеясь, сообщил другое, не менее поразительное.

- Все видали Хамдама? - спросил Насыров. Потом важно откашлялся в кулак и сказал: - Слушайте. Теперь он - советская власть.

Люди тупо взглянули в лицо джигиту. Мулла рванул грязную красную бороденку. Его фиолетовые щечки вспыхнули, точно уголь, он обругал джигита. Бедные и богатые разошлись недоумевая. Дома богачи плевались, раздраженные этой изменой. Бедняки притаились. Даже в беседе с женой они не рисковали обмолвиться - скажи что-нибудь, а потом жена вынесет это на базар.

В этот же вечер джигит Сапар, когда все люди разошлись со двора, поймал Хамдама на галерейке дома и, боязливо оглянувшись, сказал ему:

- Отец, это я застрелил Аввакумова у мазара.

У Хамдама загорелись глаза. Он рванулся к Сапару, чтобы его обнять, но мгновенно потушил свой порыв, опустил голову, как-то сник, сделал вид, что ничего не слыхал. Потом он холодно сказал Сапару:

- Отправь завтра пять баранов в Коканд, к торговке Агари!

Когда Хамдам ушел в дом, джигит почувствовал, что Хамдам покрывает его преступление, и в эту минуту он решил до могилы быть верным своему мудрому и честолюбивому хозяину.

5

Хамдам на следующий день собрал своих джигитов. Первым пришел Сапар, за ним еще человек десять. Им было приказано пойти по домам для сбора оружия. Они повиновались Хамдаму так же беспрекословно, как и раньше.

Никто из домохозяев не сопротивлялся.

Козак Насыров с джигитами разрывал дворы и кукурузные участки, выкапывая револьверы, боевые патроны и трехлинейные винтовки. Хамдам не выходил на улицу. Обложенный подушками он сидел на галерейке. Рядом с ним находился Юсуп.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать