Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 27)


- Честь имею представиться, - сказал Зайченко, выйдя на середину комнаты.

Генерал Кудашевич обнял его и усадил на диван.

- Будем знакомы, будем знакомы! - быстро заговорил он. - Мы о вас, поручик, много наслышаны. Много, много! Натерпелись мы из-за вас страху. Искали вас всюду. Надо было бы вам раньше объявиться.

Зайченко вскочил:

- Не знал. Очень благодарен. Очевидно, при вашем посредничестве мне удалось бежать с советской гауптвахты?

- При нашем, при нашем. Но сейчас, голубчик, не до этого. Сейчас начались серьезные дела. Вы слушайте, а потом поговорим о конкретном. Мы только начали, так что... Ну, будьте любезны, Павел Семенович!

Генерал, приятно улыбаясь, нагнулся к одному из штатских, будто обливая его елеем.

- Что же-с... Прошу вас покорнейше! - прошептал он.

Павел Семенович Назиев, пожилой, плотный и высокий господин, одетый в коричневый френч и такие же бриджи, кашлянул, шевельнулся в кресле, солидно высморкался. Когда он двигался, желтые щегольские краги на его толстых ногах невыносимо скрипели. Это, очевидно, раздражало его соседа, аккуратного седого старика, тщательно одетого и еще более тщательно выбритого. Старик морщился и с неудовольствием взглядывал на Павла Семеновича.

- Перед нами, господа, очень трудная, я бы сказал - ответственная задача... - произнес Павел Семенович, сдерживая свой басок. - Мы рискуем лишиться такого сильного и щедрого друга, как представитель Антанты.

- Образованный народ! Просвещенные мореплаватели! - вдруг неожиданно для всех сочувственным голосом процитировал генерал.

Зайченко громко, на всю комнату, расхохотался.

Все присутствующие разом посмотрели на него. Зайченко понял, что его хохот неуместен, и тут же подумал: "А цитата уместна? Неужели они ничего не заметили? Идиоты!"

Павел Семенович продолжал, как будто не слыхав реплики:

- Антанта - наш верный друг, который всегда исполняет свои обещания.

- Совершенно верно, абсолютно верно, - сказал генерал Кудашевич, склонив голову и как бы прислушиваясь к тому, что делается за окном.

Шумный дождь обрушился на Ташкент. Все ожило за стенами. С крыш катились потоки воды. Ливень звенел в густой и плотной листве сада.

- Меньшевики и эсеры, - авторитетно заявил Павел Семенович, - это неудачники русской революции.

Элегантный старик, услыхав эту фразу, брезгливо открыл рот, желая что-то возразить, но благожелательный генерал, играя глазами, умоляюще сложил руки и шепнул ему, как влюбленный:

- Господин Баррер! Потом, потом!

Старик откинулся на мягкую кожаную спинку кресла и уставился в потолок, расписанный пестрыми узорами.

Павел Семенович горячо повторил:

- Да, неудачники, или шулера, или растяпы! Прошу извинить мне откровенность! Без всяких колебаний я применяю к ним эти слова. Я не говорю, конечно, об отдельных лицах. Среди последних можно нередко встретить людей уважаемых. Например, господин Баррер.

Генерал опять заулыбался и весело закачал головой. На лице Баррера осталась прежняя маска. Он ничем не выразил своего отношения к высказанному по его адресу комплименту.

- Словом, подведу итоги. Все восстания они начинали бумом, - сказал Павел Семенович, вставая. - И с позором провалили. Так было в Закаспии. Так было в Коканде...

- Нет, уж позвольте! - закричал Баррер, вдруг вскакивая, даже с неприличной для его солидного вида вспыльчивостью. - В Коканде распоряжались не мы, а разбогатевшие татары и евреи. В этом я согласен с улемистами.

- Махровое определение! - брезгливо выпятив губы, сказал Павел Семенович. - Зачем же вы служили им?

- Я не служил.

- Не вы, так ваши соратники в краевом органе Мустафы. Вы же изображали там народ? Факт, господа? - обратившись к собранию, спросил Павел Семенович.

- Факт, факт! - с обычной торопливостью закивал генерал, и вместе с ним закивали все остальные участники собрания, кроме Зайченко.

- Играя комедию, вы спасовали в решительный момент. Тем самым вы причинили только зло белому движению, - сказал Павел Семенович. - Ваша идеология - бред. Ваши боевые элементы - это миф, это просто сброд, молодежь, сопляки. Сочувствующие при пробной проверке - просто скопище трусов. Оружие и деньги расходуются глупо, случайно и бездарно. Нет ничего удивительного, что наши покровители сейчас отказывают нам в средствах. Надо найти силы, крепкие, реальные, а не мифические. И под это мы получим деньги. Получим! Уверяю вас. Где же искать эти силы? Где и как?

Павел Семенович подошел к письменному столу (будто все эти силы были спрятаны тут в ящиках), сделал паузу и приготовился, как фокусник, к самому боевому месту своей программы. Генерал Кудашевич, подмигнув ему, указал на графин с водой и предложил стакан. Павел Семенович отказался.

- Мы судили, рядили и наконец нашли выход, - торжественно объявил он. - В Фергане водятся шайки басмачей. Надо развить это движение, оформить организационно, привлечь их на свою сторону, применив в качестве ударных групп. Вот это действительно народ! Глупо не использовать то, что само дается в руки. Но как же это сделать? Мусульманская партия улема считает их своими. Мы договорились с разными заинтересованными сторонами. И с улемой. И, в частности, с той миссией, которая прибыла сюда из Европы и олицетворяет сейчас экономические интересы стран согласия... То есть Антанты. Мы отправили послов, богатых

баев, в Фергану к басмачам, мы послали щедрые подарки главарям. Вот где кадры! Там, в Фергане! Там резервуар всех сил для повстанческого движения. Все содержание этих отрядов организация берет на себя. Там мы завербуем добровольцев из мусульманских джигитов. Туда мы бросим русскую молодежь из Ташкента и других городов. Оттуда мы покажем большевикам! И как еще покажем! И мы еще покажем, как надо драться за власть!

Он потряс в воздухе кулаком так, что запонки забренчали на его мягкой манжетке, и Зайченко услыхал наконец его голос, сильный, глубокий бас. Павел Семенович побагровел, вздулись толстые жилы на висках. Попросив пить, он выпил залпом целый стакан воды.

Все молчали. Слова Назнева и его убежденность подействовали на собравшихся. Но Зайченко стало скучно. Он не верил ни голосу, ни внушительной, сытой фигуре, ни темпераменту, ни громким словам. Он знал, что в жизни существуют иные люди, иные убеждения, он долго жил среди простых людей, среди солдат... Большинство из них не отличалось ни ораторскими приемами, ни многословием, но их краткие речи, даже их молчаливость казались сейчас Зайченко убедительнее адвокатского треска.

Прервав свои размышления, Зайченко подошел к окну. Шум за окном еще продолжался. Дождь налетал порывами, бил в стекла, как тяжелая морская волна. Вдруг сад, на секунду озарившись ярким голубым пламенем, снова погрузился в тьму, и страшный грохот, раздавшийся в саду, заставил некоторых вскочить.

- Господи, какая гроза! - забормотал генерал и, перекрестив себе грудь, побежал в соседние комнаты. Оттуда, из глубины большой квартиры, слышался его хлопотливый прокуренный голос. - Маша! Петя! - кричал он. Закрывайте окна! Закрывайте форточки! Гроза!

Назиев улыбнулся и сказал:

- Наш генерал боится молнии.

Через кабинет пролетел рослый встрепанный кадет в коломянковой форменной куртке, но без погон, и в форменных брюках с красным кантом. Баррер, рассматривая свои тонкие пальцы, поглаживая их, занимаясь ими, делал вид, что ему все известно и он сидит здесь только из приличия.

Наведя в квартире порядок, хозяин вернулся. Маленькое лицо генерала, и бородка, и китель были забрызганы дождем.

- Чудеснейший воздух, чудеснейший! - лепетал он. - Ну что же, господа? Басмачи так басмачи. Басмачи - это не проблема. Я согласен с Павлом Семеновичем. И если миссия так смотрит, следовательно и мы... И мы, конечно... И мы...

- А план готов? - спросил Зайченко.

Генерал взглянул на него с укором и даже испуганно. Но Павел Семенович принял этот вопрос не только милостиво, а даже поощрительно.

- Я рад, господин поручик. Я услыхал в вашем вопросе не только вопрос, но и сомнение. Это очень хорошо, - сказал он с оттяжкой в голосе. - Реальный учет, а не романтика! Трезвые поступки, а не молодечество! Скепсис, а не энтузиазм! Вот что надо! К сожалению, в наших рядах есть много службистов. От них мало проку.

- Совершенно верно. Мало проку, мало проку, - горячо подхватил генерал Кудашевич. - У меня правило, - тоном опытного героя заявил он. Этого правила я держусь всю жизнь. Начинай крупное дело только тогда, когда действуешь наверняка. Прошу покорно простить меня! Я вас прервал. Я действую наверняка. Вот мой девиз, который я могу выгравировать у себя на щите.

И генерал, постучав папиросой по серебряному портсигару, гордо взглянул на Павла Семеновича.

- Организация, - говорил Назиев, - приобретает конский состав, снаряжение, снабдит отряд оружием, огнестрельными припасами и другими средствами борьбы. Будет довольствовать отряд. Суточный оклад джигита с лошадью мы определили пятнадцатью рублями. Курбаши - содержание особое, как командному составу. Численность отряда зависит от количества оружия. Примерно намечаем двадцать пять тысяч человек.

Баррер щурился. Происходило это от близорукости, он не любил очков и не носил их. Но посторонний человек мог решить, что Баррер сердится.

- А представители Антанты или миссия в Ташкенте изволят знать подробности этого плана? - спросил он Назиева, не обращаясь непосредственно к нему, а говоря куда-то вбок, в сторону.

В построении этой фразы и в самом тоне, которым она была произнесена, все почувствовали ту же самую подчеркнутую изысканность, которой отличался во всем господин Баррер. Фраза эта удивительно подходила к стилю господина Баррера, даже к его костюму, к тщательно выглаженным брючкам, к темно-синему пиджачку, к тоненькой золотой цепочке от часов, продетой сквозь петлицу, к узеньким тонким полуботинкам, доведенным до зеркального блеска. Во всей этой элегантности было что-то миниатюрное, поношенное, потертое. Старые вещи Баррер носил будто новые. Этого никто не замечал до тех пор, пока Баррер держался в тени.

Назиев обжег Баррера взглядом и язвительно ответил:

- Я думаю, изволят знать. Не беспокойтесь!

- И в отношении денег, и количества отрядов, и оружия, и прочая, и прочая при новой комбинации вооруженных сил? - важно продолжал Баррер, не замечая иронии Назиева.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать