Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 29)


- Очевидно, в германскую войну?

- Именно. Боже мой, сколько сил и сколько нервов было ухлопано на нее! Да, мы не береглись.

- На каком фронте вы были, господин генерал?

- На всех... На всех...

- На всех?

- Так точно, господин поручик, на всех. Практически - отчасти, теоретически - везде. В поезде ее величества я объехал все фронты. Ужасно, ужасно! А на каком фронте вы изволили потерять вашу левую руку?

- Я... ее не терял, - сухо ответил Зайченко. - Мне ее потеряли...

- А... Ну да! Ну да! - смутился генерал.

- Под Двинском.

- Ах, вот как! - заулыбался генерал. - Под Двинском были чудесные бои... Так, чудесно! Вас, как боевика, мы назначаем в одну из главных точек, боевых. Вы бывали в Фергане?

- Практически - отчасти, теоретически - везде.

- Чудесно, вполне чудесно. - Генерал не заметил дерзости. - Вы знаете состояние тамошних частей? Впрочем, это не суть важно. Мы о них имеем более верные сведения, чем советская власть. Наши люди везде. Наши люди, повторяю, дают нам более верные сведения, чем большевикам.

"К делу!" - хотел крикнуть Зайченко, уже изнемогая от болтовни.

- Вы едете к Иргаш-беку...

- К Иргашу? К кокандскому Иргашу? - спросил Зайченко.

- Кажется, к кокандскому, - сказал генерал. - Да, да, к кокандскому.

- Позвольте! - Зайченко прервал генерала. - Но ведь у Иргаша есть Чанышев? Насколько мне известно, полковник удрал вместе с Иргашом. Зачем же я Иргашу?

- Махдий, Махдий... - завздыхал генерал. - Его уже нет!

- Как нет?

- Погиб. Погодите! - Генерал засуетился. - У меня здесь где-то было сообщение из Скобелева. Там совершенно точно все описано. Вам надо будет прочитать. Вы должны быть обо всем осведомлены.

Генерал принялся шарить среди бумаг, ничего не нашел, потом хлопнул себя по лбу и, подойдя к стене, вынул из потайного ящичка письмо, которое он передал Зайченко.

Информатор, по всей вероятности человек близкий Чанышеву, писал обо всем действительно подробно.

Зайченко начал читать письмо.

"...Иргаш, прибыв вместе с всадниками в Скобелев, был торжественно встречен русскими и местными купцами, - сообщал неизвестный корреспондент. - Полковник Чанышев тоже праздновал на этом банкете. Банкет был, конечно, с пловом... Чанышев подымал бокал водки за здоровье Иргаша. По правде говоря, мой полковник, в грязном военном сюртуке, небритый, мятый, не внушал доверия; мне было жалко его. Иргаш улыбался и милостиво хлопал Махдия по плечу. Это было в достаточной степени противно. Махдий терпеливо выносил все милости бандита. Иногда, в какую-то секунду, я замечал, что у него наступало протрезвление. Чанышев глушил себя новой порцией водки. Никогда в жизни он не пьянствовал так безобразно... Багровый, встрепанный, он выкрикивал какие-то речи и хотел распоряжаться, но его мало кто слушал. В самый разгар пира скобелевский красный отряд вернулся из Коканда. Высадившись из вагонов, он шел с вокзала двумя группами - в полном боевом порядке. Узнав об этом, Чанышев выскочил из-за стола, собрал всадников и крикнул Иргашу: "Ты... сиди спокойно! Ты меня не забыл в кокандской тюрьме. Ты меня взял с собой. Теперь я не забуду тебя". Махдий устроил засаду на Московской улице. Кизилкийские рабочие с мельницы Юрова, скобелевские железнодорожники и солдаты, вернувшиеся с фронта были неожиданно обстреляны из окон пекарни. Мне кажется, что после первого же выстрела Чанышев понял, что эта глупость - последняя в его жизни. Буквально за час до этого, на встрече, он мне сказал такую фразу: "Был ли у меня ум? Был. Способность, счастье, удача? Все было. Почему же я так бездарно и глупо прожил? В чем дело?" Красногвардейцы не растерялись. Потеряв несколько раненых и убитых, они окружили пекарню. Чанышев был арестован и отведен в Скобелевскую крепость. Ревком, засевший там, надеялся получить от Чанышева ряд сведений об участии англичан в Кокандской автономии. Чанышев, ожидая допроса, буйствовал как сумасшедший. Часовой, очевидно разгоряченный боем, не выдержал и пристрелил его... Иргаш успел скрыться".

Зайченко молча вернул письмо генералу.

- Бедный Махдий! - сказал генерал.

Зайченко ничего не ответил. Нарочно переведя разговор на другую тему, он спросил:

- Будет ли у меня в поездке проводник и надежен ли он?

- Вполне, вполне! - бодрым голосом прокричал генерал.

Ему показалось, что письмо неприятно подействовало на Зайченко. "Необходимо успокоить его", - подумал он и сказал:

- Вы, поручик, будете снабжены всем. Великолепно! Это не то, что раньше. Мы сейчас бережем каждого человека. Будьте спокойны!

- Благодарю вас! Я не нуждаюсь в валерьянке, - ответил Зайченко.

- Вас дожидается Усман. Две лошади, два комплекта одежды, европейской и сартской. Вы поедете в направлении на Чирчик и в двадцати пяти верстах отсюда встретитесь с полковником Корниловым. Брат Лавра Георгиевича... покойного! Господи, прими его душу!

Генерал встал и перекрестился.

- Полковник Корнилов вас ориентирует. Ну, обнимаю вас! - сказал он. Вы назначаетесь начальником штаба по руководству движением в Фергане. Здорово шагаете, поручик! Благослови вас бог!

Генерал перекрестил Зайченко. Поймав улыбку на его лице, он спросил:

- Да вы верите ли в бога?

- Едва ли, - ответил, улыбаясь, Зайченко.

- Как едва ли?

Генерал отступил. Искренний ужас отразился в его глазах. Вдруг он стал заикаться.

- Ка-ак же? Ка-а-ак же вы идете на святое дело бе-ез веры? Бе-ез веры?

- Иду в

возмещение произведенных на меня расходов, - холодно ответил Зайченко.

- Вы ма-атериалист?

- Реалист. Кончил реальное училище.

Генерал всплеснул руками.

- Не понимаю вас, - пробормотал он. - Ну, пусть бог простит вас!

- Он простит, - сказал Зайченко, ухмыляясь.

- Вы будете служить, поручик, для Туркестанской демократической республики.

- Под чьим протекторатом?

Генерал взволновался:

- Сегодня - протекторат, а завтра - мы их надуем. Я тоже республиканец. Но я смотрю вперед. Я смотрю...

Зайченко взглянул в окно:

- Пора ехать, генерал!

Генерал продолжал свое:

- А в крайнем случае... Слыхали Назиева? Он иго любой цивилизованной державы предпочитает игу плебса. Кроме того: нас с вами не обидят.

- Светает, генерал.

- А-а... Ну, еще... Хотя звезды уже исчезли... А днем вы не можете ехать? Нет? Ах да, я забыл! Вот память, вот память, - забормотал генерал. - Тогда отправляйтесь спать!

- Но зачем же вы меня будили, приказывали?

- Папа, Усман торопит, - сказал кадет, неожиданно появившись у дверей кабинета. - Усман уже у нас, на дворе.

Зайченко решил прекратить эту глупую генеральскую суматоху; он щелкнул каблуками и откланялся:

- Господин генерал, я все-таки рискну. Я еду. - И, повернувшись через левое плечо, он строевым шагом вышел из кабинета.

Кадет посторонился, уступая дорогу кругленькому длинноволосому несуразному человеку в мятых суконных брюках, в кургузой куртке и в летнем картузе.

На дворе, переминаясь с ноги на ногу, стояли два отличных верховых заседланных коня. В курджунах, прикрепленных к седлу, лежали вещи, оружие, патроны, продукты, документы, одеколон и даже ногтечистки. Усман производил впечатление верного, надежного и лихого кавалериста.

- На царской службе был? - спросил Зайченко Усмана.

- Был. У генерала Крымова.

- В дикой дивизии?

- В дикой, - засмеялся Усман и щегольски поправил усы. - Дикий башка!

- Молодец! Подавай лошадь!

Усман понравился ему. Четкие ответы, субординация - все это были те мелочи, по которым он соскучился. "Я и не знал, - невольно подумал про себя Зайченко, - что я такой закоренелый офицер". Это даже рассмешило его. Он вскочил в седло, поправил у лошади мундштук и лихо приказал:

- Ну, марш, Усман!

Проводник свистнул плеткой. Лошади заскакали мимо круглых карагачей. Утренняя роса еще блестела. От цветов и от травы шел легкий пар.

8

Грачи, скворцы и жаворонки неслись над полями, ныряли за пищей в пышные, как губка, шапки чинар и орехов. Ветер качал тяжелеющие темно-зеленые кисти пшеницы. Дни стали душными. Среди разграбленных и обгорелых зданий снова появились люди. Начиналась жизнь.

С каждым днем Юсуп замечал перемены в Хамдаме. Этот человек работал рьяно и добросовестно, как будто стремясь загладить все преступления, тянувшиеся за его душой. Большего нельзя было от него требовать. Он почти не слезал с коня, объезжая окрестные кишлаки.

Джигиты валились с ног от усталости, не утомлялся только Хамдам. Его заваливали поручениями. Он выполнял их немедленно. Оружие свозилось в Коканд. Имя Хамдама становилось известным не только в Андархане или в Беш-Арыке. Слава летела по его следу от Махрамы до Патара, через Какыр, Ялка-Герек, Киалы и Тюрк. Как пыль, распространялась она по сыпучим пескам, достигая Ходжента. Даже самые хитрые люди не могли разгадать: чего же, собственно, добивается этот человек?

Бедняки, связанные хозяйством и семьей, считали, что Хамдам уничтожает главное зло мира - винтовки и пули. Бедняки рассуждали практически. Любой курбаши, набежав на кишлак, мог бы силой послать их в драку. Теперь никто не пошлет безоружных! А богачам не хотелось верить, что отряд Хамдама состоит на службе у советской власти. "Хамдам, - думали они, - все-таки наш человек. Он вылинял, но снова нарастит себе шерсть".

Грабежи в соседних уездах продолжались. У Иргаша были жесткие руки. Боясь мести и убийств, кишлаки выплачивали дань его шайкам, и от этого с каждым днем росли шайки и смелели. Люди в кишлаках жили с опаской. Они почти не выходили в поле. Гибли посевы.

Тогда в Коканде возник план создать особый тюркский кавалерийский полк, под номером первым, назначить командиром Хамдама и, снабдив специальными полномочиями, бросить в разбойничьи районы. Этот полк, собранный из коренных жителей Ферганы, имел все шансы на успех. Своих трудно было обмануть басмачам - и местность и людей они знали как собственную ладонь. Хамдам принял назначение. Полк организовался в составе трех эскадронов. Это были разбросанные по селениям группы, численностью от шестидесяти до ста человек. Хамдам, кроме того, имел личную охрану, тридцать отчаянных головорезов.

Он получил кожаное обмундирование, захватил в Беш-Арыке усадьбу бежавшего бея и переманил к себе многих жителей Андархана. Все свое хозяйство, обеих жен и джигитов он перевез в Беш-Арык. В Беш-Арыкской усадьбе дом был просторен, пристройки вместительны и удобны, и огромный старый сад окружал строения. Здесь, в Беш-Арыке, Хамдам начал комплектовать свой новый полк.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать