Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 32)


- Где вор? - спросил Сапар, нахмурившись. Он важничал и веселился. Ему нравилось шуметь в толпе.

Лавочники загалдели и подняли с земли старика. Юсуп, бывший тут же в отряде, закричал:

- Абит?

Старик открыл глаза, побелевшие от страха. Юсуп вспомнил его. Старик выглядел еще ужаснее, чем в дни кокандского боя.

- Неужели ты вор? - тихо спросил его Юсуп.

Артыкматов стал кричать, призывая в свидетели бога. Трудно было уловить что-нибудь связное из этого рассказа - все перебивали старика, все угрожали ему. Старик схватился за стремя Юсупа. Юноша казался ему последним спасением среди голосов, кипевших злобой. Артыкматов, конечно, не помнил Юсупа. Но даже если бы он и помнил его, все равно сейчас трудно было узнать в этом молодом джигите маленького кучера мамедовской конюшни: юноша вырос и возмужал.

- Он говорит, что ему не заплатили, - горячо сказал Юсуп, едва разбираясь в жалобах старика. - Кто тебе не заплатил, старик? Можешь ты указать?

Старик растерянно оглянулся, но нигде не нашел своего хозяина: крестьянин успел удрать.

- Врут нищие! Народ перестал бояться. Нет власти! - орали лавочники.

- Молчать! - крикнул Сапар, осадив коня. Конь захрипел, и белая пена хлопьями облепила ему губы.

- Убей вора, тогда мы поверим вашей правде! - кричали Сапару.

- Молчать! - еще громче заорал на лавочников Сапар.

Из толпы все же кто-то перекрыл его острым и резким, что свисток, голосом:

- Есть власть или нет власти? Воров надо казнить. Казнить его на месте! Сейчас строгий закон! Сейчас голод! Воров расстреливают!

Толпа лезла на всадников. Правда, не она пугала Юсупа. Юсуп боялся, что Сапар, человек жадный до крови, прирежет старика, как барана. Призыв толпы мог послужить только предлогом. Сапар скучал без убийств. Теперь люди требовали жертвы. "Это слишком много для воровства, - думал джигит, но..." - Оскалив зубы, с веселой, наглой улыбкой он оглядел толпу. Трогая шашку, Сапар ощутил дрожь в руке. Растянув рот, он сквозь зубы глотнул воздух.

Юсуп, чувствуя, что джигиту хочется сейчас обнажить шашку, подлетел к нему и с размаху ударил его в правое плечо. Это было до того неожиданно, что лошади их от этой сшибки заржали на весь базар.

- Отряд! Люди! Расступитесь, - скомандовал Юсуп. - Я хозяин этого человека! - сказал он, указывая на Абита.

Юсуп стоял в стременах бледный и злой.

Тонкие, узкие, желтые пальцы впились в револьвер.

Сапар не сробел.

- Кто ты, чтобы приказывать? - закричал он и, пригнувшись к голове своего коня, обнажил шашку.

Юсуп откинулся назад и поднял револьвер, показывая, что не боится удара. Сапар потерял размах. Повернув коня, он хотел столкнуться с Юсупом вторично. Тогда Юсуп ему ответил:

- Я правая рука Хамдама. Я командирован из Коканда. Приказываю джигитам отвести арестованного к Хамдаму!

Они окружили старика. Юсуп потрепал Грошика по холке. Грошик, взмахнув хвостом и короткой гривой и покосив глазом на прочих лошадей отряда, выступил вперед на два корпуса. Все успокоились. Нервная дрожь пробежала по крупу лошади. Юсуп огладил ее сухой и горячей рукой.

Сапар с обнаженным клинком ехал позади всех. Он задыхался. Даже мерный, тихий шаг отряда не успокоил его, не затушил в нем смертельной обиды...

В этот же вечер Хамдам вернулся из Коканда.

Он был весел и озабочен в одно и то же время.

По секрету он сообщил Юсупу, что полк завтра выступает в Коканд и что необходимо хорошенько подготовиться к этому выступлению.

- Ничего без меня не случилось в Беш-Арыке? - спросил Хамдам.

- Случилось, - ответил Юсуп.

Он рассказал Хамдаму историю Абита Артыкматова. Хамдам видел, что Юсуп, рассказывая ее, волнуется и горячится. Юсуп просил зачислить старика в отряд.

- Ты ручаешься за него? - сказал Хамдам.

- Как за себя!

- Хоп! - сказал Хамдам, улыбаясь. - Возьми его в свою сотню. Сейчас нужны люди.

10

Было время, когда Сашка Лихолетов ревновал Юсупа к Аввакумову. Но четыре месяца тому назад, после боя у железной дороги, он, в память своего любимого друга Дениса Макаровича, лично сдал раненого Юсупа на руки главному доктору кокандской больницы, строго наказав ему: "Лечи, пожалуйста, этого пацана, как буржуя! А не вылечишь..." - Сашка помахал гранатой. Тогда седой маленький врач, презрительно покачав головой, обозвал Сашку "хулиганом".

Сашка не обиделся, все-таки, благодаря его настоянию, Юсупа положили в лучшую палату. Этот же самый заботливый Сашка, сделав благое дело, ни разу не навестил Юсупа в больнице. Он начисто забыл о нем и впервые только вспомнил, услыхав от знакомых, что Юсуп давно выздоровел и служит теперь в отряде Хамдама. "Да, я это знаю, - беспечно соврал Сашка. - Юсуп - парень полезный".

Сейчас Сашка вдруг позавидовал Блинову. Смешно думать, что права, должность и обязанности Блинова вызвали это чувство. Нет, для Сашки дело было не в правах, не в чине и не в должности. Сашке показалось, что Василий Егорович Блинов, бывший товарищ по отряду, вдруг стал ближе к революции, чем он, Сашка. И это невероятно задело его. Он решил, что его обидели. Случилось это таким образом.

В штабе было назначено совещание по поводу басмаческих действий Иргаша. Обсуждалось очень важное дело. На днях от Хамдама было получено сообщение, где и с кем кочует мятежный Иргаш. После проверки сведения эти оказались правильными. Делу этому придавалось очень серьезное значение, так как силы Иргаша расценивались высоко и сам

Иргаш считался неуловимым.

Для успеха этой операции решили сколотить сводный отряд из партизанских и красноармейских частей. В качестве партизан привлекались эскадроны Хамдама, а Сашке, как начальнику сводного отряда, поручалась вся операция, требующая и от людей и от командиров большой подвижности, быстроты и лихости.

Сашка был польщен и сразу согласился. Но в конце совещания он неожиданно узнал, что Блинов, также участвовавший в обсуждении всего этого дела, присутствует здесь не только как военный работник, но и как непосредственное начальство, стоящее уже над ним, Сашкой. Ему сообщили, что Василий Егорович вчера назначен комиссаром всех отрядов Ферганы.

Услыхав это, Сашка оторопел, ему будто иглой проткнули сердце. Если бы на эту должность вместо Блинова прибыл кто-нибудь посторонний из Ташкента, Сашка даже не задумался бы. Но сообщение о Блинове взволновало его. "Почему именно Блинов? Вот если бы покойный Макарыч, тогда это было бы ясно? - подумал он. - А Блинов? Тогда почему не меня? Почему не я?"

Сашка оттопырил губы, увял, и в глазах у него появилась горечь. Заседание кончилось, все разошлись. Один только Сашка сидел и, скучая, теребил кожаный темляк своей шашки.

- Что с тобой? Что случилось? - заботливо спросил его Василий Егорович.

- Так, - коротко ответил Сашка. - Заныл гнилой зуб.

- Это нехорошо. Вырви его! - сказал Блинов и продолжал дальше уже в деловом тоне: - Сегодня, значит, ты должен сговориться с Хамдамом, так как выйдете вы разными дорогами и соединитесь уже в пути.

В обыкновенное время это приказание было бы исполнено Сашкой моментально. Но сейчас все раздражало Сашку, все вызывало в нем недовольство. Совершенно ни о чем не думая, не рассуждая, подстегиваемый только желчью, он вдруг заартачился и отказался ехать с Хамдамом.

- Не надо мне его! - сказал он. - И без него у меня пороху хватит. Сами с усами.

- Район засорен. Саблей не разыщешь Иргаша. Неужели ты не понял? Об этом мы два часа толковали.

- Это уж моя забота. С Хамдамом не пойду, - категорически отрезал Сашка.

- Да ты что? С ума сошел? Сядь в угол и сосчитай до ста! - приказал ему Блинов. - А когда успокоишься, скажи!

Василий Егорович наклонился к столу, к бумагам. Сашка пробормотал:

- А рубать тоже со счетом?

- Тоже, - ответил Блинов.

Сашка сдернул с портупеи свою ободранную шашку, протянул ее Блинову и сказал:

- Опоздали меня сажать за парту! Прими клинок, Василий Егорович!

Блинов почернел от гнева и так трахнул всей пятерней по столу, что Сашке показалось, будто солнце за окном потухло. Вестовой распахнул дверь и замер. Василий Егорович распорядился вызвать конвоиров, потом сам позвонил в комендатуру и подтвердил свой приказ об аресте командира эскадрона Лихолетова.

"Не дамся, - подумал Сашка. - Не пойду на губу!"

Он схватил со стола свою старую шашку и только что собрался выскочить из кабинета, как появились конвоиры, звякнув винтовками. Блинов показал им на Сашку.

Конвоиры встали по бокам, справа и слева около Сашки. Один из конвоиров притронулся к его плечу. Другой взял шашку. Лихолетов побелел.

- Лапай! - прошептал он. Голос у него вдруг осип. Сашка сжал губы. Потом, обернувшись к Блинову, гордо сказал: - Спасибо, бывший друг!

Он сам встал между конвойными и сказал им:

- Пошли!

Василий Егорович посмотрел ему вслед и подумал; "Ну ладно, босяк! Я тебя выучу!"

11

Через час к Сашке в камеру явился Синьков. Подойдя к нарам, он окликнул Сашку:

- Уязвлен?

- Катись! - пробурчал Сашка и перевернулся на другой бок, спиной к Синькову.

Еще вчера они были приятелями, еще вчера он одолжил Синькову новую гимнастерку. "А сегодня этот же Синьков трубит надо мной, смеется!" подумал он.

Синьков сказал:

- Блинов звонил. Спрашивает, одумался ли ты?

- Отстань! - отмахнулся от него Сашка.

- Что доложить?

- Что хочешь.

Синьков вышел из камеры. Сашка кубарем слетел с нар, чтобы задержать Синькова, но дверь уже захлопнулась. Сашка снова повалился и застонал. "Проворные! Бойцы! И Блинов - боец, и Жарковский - боец, и конвоиры бойцы, и горбатый певчий - боец. А я не боец! Штрафной! Как это случилось? - подумал он. - А все счет! Да знаешь ли ты сам счет, чтобы посылать меня сюда? Нашелся тоже мировой бухгалтер томить бойцов! Хорошо. Допустим, я считаю до ста и думаю: "Сашка, Сашка, что случилось?" Считаю раз, два, три..."

Сашка загибал пальцы, чтобы не сбиться со счета. Сбился, начал снова. Опять сбился. Наконец плюнул и незаметно для себя заснул. Спал крепко. Во сне видел коров. Они двигались, как товарный поезд, гуськом, по шпалам. Сашка проснулся. Кто-то его тянул за ворот. Опять возле нар стоял Синьков.

- Выспался? - спросил он Сашку.

- Не твое дело, - зевнув, ответил Сашка.

- Блинов беспокоится. Одумался ли ты?

В душе Сашки боролись самые противоположные чувства. Он понимал, что с ним происходит что-то неладное, но никак не мог скрутить себя. Он выругался от огорчения и снова лег на нары.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать