Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 43)


Все сотрудники штаба, кроме дежурных, уже разбрелись по городу. Однако на перроне еще толпились военные из тех, кому не приказано было отлучаться, да бойцы из татарской бригады, сопровождавшие поезд.

Мимо перрона, по путям, красноармеец провел кобылу с забинтованными бабками. Один из бойцов окликнул ее. Кобыла затеребила ушами и заскакала. Красноармеец ласково шлепнул ее поводом и сказал:

- Балуй, шельма!

Это была Лидка, любимая лошадь Фрунзе; он брал ее всегда во все свои поездки. На ней он участвовал в сражении под Уфой, там, где его ранили. Здесь, в Средней Азии, она была ему особенно необходима. Его поездки не ограничивались вагоном или автомобилем. Он подымался в горы, добираясь до Оша, до Вуадиля, до позиций, и вступал в схватку с басмачами, сам принимая участие в бою.

Так было и за Самаркандом, когда в горах он встретил отряд Лихолетова. Фрунзе прибыл сюда с небольшой группой своих военных сотрудников. Штаб отряда, дравшегося с басмачами, помещался в саманном домике между скал, заросших колючим кустарником. Только что прошел бой, и конный отряд после жаркой схватки принужден был бросить ущелье. Лишь часть его удерживала предгорье, выставив заслон и преграждая дорогу басмачам.

- Почему вы отступили? - спросил Фрунзе у молодого командира, подбежавшего к нему.

- Так что, товарищ командующий, по причине невыразимых потерь! стараясь выражаться круглее и, как он считал, "по-образованному", говорил Сашка. - Мы, осыпаемые пулями со всех сторон, не без потерь, известно, отошли...

Фрунзе знал, что отряд дрался лихо, но наивное широкое лицо молодого командира, густо обсыпанное веснушками, побагровевшие и будто двигающиеся, оттопыренные уши, искорки в глазах - все обозначало такое смущение, что он решил испытать, правду ли ему докладывали. Не было ли тут оплошности со стороны командиров? И, в частности, со стороны этого самого широкоплечего молодца, который сейчас вытянулся перед ним.

- Вам в помощь был ведь дан броневик? Где он? Что вы с ним сделали?.. Ваша фамилия?

- Александр Лихолетов, - сказал Сашка, чувствуя, что краснеет еще больше. - Броневик в данный момент бездействует... Мотор испорчен.

- Вы конник. И не любите техники... Оттого, наверное, он и испортился! Ну, так?

Лихолетов обиделся:

- Совсем не так... Извиняюсь, товарищ комфронта... Я, так сказать, из прирожденных железнодорожников. Но вот судьба распорядилась, товарищ комфронта, что с лошадей не слезаю... Фатум! Прямо, так сказать, сплю в седле... Броневик не действует по причине отсутствия масла... - Увидав усмешку в усах у командующего, Сашка осмелел: - Никак не вру... Можете проверить. Постным маслом заправляемся. Сожгли мотор!

- Где сейчас идет бой? - заслышав выстрелы, спросил один из спутников Фрунзе. Это был Несвицкий.

- На вершине, - недружелюбно оглядев его изящную, щегольскую фигуру и даже ерзнув плечом, пробурчал Лихолетов. "Усатый идол... Тебя бы послать туда..." - подумал он. Тут же Сашка пробасил с небрежностью:

- Да это разве бой?.. Одна процедура. Уголька подбрасываем, чтобы не остыла топка.

- Едем к бойцам, - сказал Фрунзе, резко давая шенкеля своей лошади.

Она капризно засеменила ногами и даже вздыбилась.

- Товарищ Фрунзе!.. - взмолился Лихолетов и схватил за поводья лошадь командующего. - Вы у нас на ней не проедете, товарищ Фрунзе... на этой красавице... Возьмите нашу лошадку... Неказиста она, точно... да уж знает дело... Разрешите? Не бахвалюсь... На наших кое-как, а проедете с ручательством...

Не дожидаясь согласия командующего, Лихолетов позвал коновода.

Когда привели горных лошаденок, Несвицкий брезгливо поморщился:

- Букашки.

- Определенно! Но проползут в гору, - заявил Сашка. - И себя оправдают. Ну, подводи! Чего замер? Слушай меня! - грубо скомандовал он красноармейцам, отвернувшись от гостей и сам решая все за Фрунзе и за его свиту.

Приезжим сменили лошадей.

- Только вы им не мешайте, бросьте повод, - сказал приезжим Сашка.

Двигались вперед цепочкой по такой узкой тропе, что казалось, здесь не пройти даже горной лошади. В одном месте, на крутом повороте, где каменная осыпь поползла вдруг под лошадью Фрунзе и он стал ее осаживать, Сашка заорал:

- Поводья бросьте, я вас предупреждал! Не осаживай. Это умное существо, само комбинацию делает... И ногами и глазами! Да бросьте, говорю!

Фрунзе Лихолетова послушался, спокойно улыбнулся и только тут, с высоты этих троп, лепившихся к скалам, будто узкие полочки, понял, что Лихолетов прав.

- Да... На моей Лидке я тут и костей не собрал бы, - признался он вслух.

- Вы-то не собрали бы... А я бы получил кучу неприятностей! нахально забормотал Сашка, не успев еще опомниться от страха за жизнь командующего.

...В цепи шел бой. На противоположной скале сидели басмачи. Завидев всадников, выехавших на открытую со всех сторон поляну, они начали без толку и беспорядочно стрелять из винтовок.

Фрунзе спешился. Не нагибаясь, хладнокровно выслушивая "жиканье" пуль, он направился в цепь к стрелкам, терпеливо ждавшим приказа и пока еще не отвечавшим на огонь противника. Сашка шел за командующим, сжав кулаки, и успокоился лишь в окопе. Из окопа командующий начал рассматривать расположение противника.

В долине все цвело. Царствовал май. Горячее солнце палило так, что разожги костер - и его не увидишь в этом ослепляющем свете. Фрунзе навел свой бинокль на самый край голой, суровой скалы. "Зачем все это? Зачем сидят там эти

люди, которые хотят убить меня... всех нас... Как они беснуются... Ничего не понимают..." - думал он, наблюдая за развивающейся стрельбой. Она стихла неожиданно, будто по команде, и на остром каменном гребне замаячила черная фигура, стоявшая спиной к солнцу и размахивавшая винтовкой.

Басмач бранился диким голосом.

- О чем он? - спросил Лихолетова Несвицкий.

- По-татарски, - сказал Фрунзе.

- Но о чем?

Фрунзе, знавший башкирский язык, а потому немного понимавший и по-татарски, сказал, улыбнувшись, Лихолетову:

- А вы понимаете? Переведите товарищу Несвицкому.

Лихолетов сконфузился, двумя пальцами вытер нос, и все его широкое довольное лицо пошло морщинками:

- Хурда-мурда! Ну, выражается человек... Нет образования, сознательности... Сшибать только жалко. Ведь дурак. А лихие джигиты... Молодцы! Сегодня ночью пойдем в обход скалы. Скинем их к черту.

Фрунзе одобрил план Лихолетова и засмеялся. Когда командующий укладывал свой дорогой цейсовский бинокль в футляр, он заметил быстрый, жадный взгляд Сашки.

- Нет, что ли, биноклей? Ни одного?

- Ни одного. Как без рук, товарищ Фрунзе.

- Ну, берите.

Сашка растерялся, повел глазами:

- Мне? Не может быть.

- Берите... Это вам боевая награда за сегодняшний бой. И за завтрашний.

Сашка весь осклабился, принимая подарок.

- Покорно благодарю. Ну, теперь мне крышка! - лихо сказал он. - Как узнают басмачи, что у меня такая штучка, так уж живым с этих местов не выпустят. Их ведь хлебом не корми... Хорошее оружие, бинокль... вот и вся культура, - скептически заметил он, в то же время сам чувствуя себя на седьмом небе и от подарка и от похвалы.

Обо всем этом вспомнил Фрунзе, когда разговаривал с комиссаром Кокандского района Блиновым, вызванным к Михаилу Васильевичу сразу же после прибытия того в Коканд. От комиссара командующий потребовал точного доклада. Блинов, почувствовав, что тут общими словами не отделаешься, да он и сам не любил этого, докладывал медленно, не спеша, с присущей ему обстоятельностью и в то же время с невольным волнением, опасаясь либо чего-то "недоговорить", либо, наоборот, как бы не "переговорить".

В раскрытые окна салон-вагона виднелись редкие желтые городские огни: электростанция не работала, Коканд нуждался в керосине. Фрунзе стоял у вагонного окна и глядел на пути. Возле письменного стола сидел Блинов, держа руки на коленях. Слышно было, как за окном шуршит гравий под ногами часовых, шагавших вдоль полотна. Разузнавая у Блинова о всякого рода военных действиях в горах, Фрунзе спросил:

- Лихолетова знаете? Жив? Сражается еще с басмачами? Есть у вас такой командир?

- Так точно, - подтвердил Блинов. - Жив... Лихой парень. Есть. До сих пор воюет.

- Мы встретились с ним однажды, - улыбаясь, проговорил Фрунзе. - Он у вас далеко пойдет...

Блинову думалось, что доклад прошел благополучно. Фрунзе сделал только ряд замечаний и вместо обсуждения доклада заговорил о другом.

- А как вы считаете, - неожиданно спросил он Блинова, - чем вызвано андижанское восстание?

- Международный империализм, торговый капитал... - начал, смущаясь, Блинов, но командующий, чуть улыбнувшись, мягко его прервал:

- Это понятно. Он подготавливает, вооружает. Но это силы, идущие извне. А внутри? Какие причины внутри?

- Антисоветские настроения у части... - нерешительно сказал Блинов.

- У части? Но ведь не у всех? Иначе ведь это так бы быстро не ликвидировалось? Не правда ли? Нет, нет! Вы скажите о наших собственных ошибках!

- Недостатки политработы, парткадров, - сказал Блинов и замолчал, встретив пристальный взгляд Фрунзе.

- Недостатки? А по-моему, больше, - сказал командующий. - Вы посмотрите на узбеков! Какой превосходный, замечательный народ! Ведь из них можно сделать непобедимых солдат. А как велась политическая работа в местных частях? - Фрунзе помолчал немного и, обойдя стол, сам ответил на свой вопрос: - Да никак! Никак, к сожалению! Я не говорю, что из курбаши Ахунджана мы могли сделать коммуниста. - Фрунзе, будто досадуя на что-то, махнул рукой. - Враг не орешек: раскусил - и сразу видно. Но нельзя прозевывать настроение масс. Нельзя дело довести до того, до чего довели в Андижане. Ведь это... расхлябанность, разгильдяйство, распущенность, нерадивость, преступная небрежность! - Фрунзе сердито постучал пальцами о вагонную раму. - Во всяком случае, - прибавил он, - в Фергане создалось положение, требующее присутствия кого-нибудь из сильных работников. Здесь останется Куйбышев.

- Вот это хорошо! - вырвалось у Блинова.

Фрунзе усмехнулся.

- Плохо, комиссар! - сказал он, останавливаясь прямо против Блинова. - А где же вы?

Блинов под взглядом командующего почувствовал себя неловко. "Сейчас он мне скажет: так нельзя работать", - подумал Блинов.

Но командующий ничего не сказал. И все равно Блинов понял упрек. Хотя за андижанскую историю Блинов никак не отвечал, но он догадался, что командующий характеризует ею общее положение и тем самым все эти упреки косвенно падают и на него.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать