Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 49)


Он бросил Усман-беку бумагу, которую тот на лету подхватил. Эмир приказывал сегодня же вечером казнить всех заключенных молодых бухарцев, заподозренных в революционных намерениях. Одни были взяты несколько дней тому назад, по распоряжению кушбеги, другие - только сегодня. Их похитили из Новой Бухары. Все они были закованы в цепи, брошены в зловонные ямы бухарской тюрьмы и ждали часа своей смерти. Заключенным не давалось ни пищи, ни воды.

5

Вечером 28 августа опустели, обезлюдели улицы Новой Бухары. В Комитете бухарской коммунистической партии и военном штабе на всех окнах были спущены глухие шторы. Одинокие всадники проносились точно тени. Красноармейские взводы молодой революционной армии Бухары молча проходили по городу. Шли они быстро, не так, как обычно ходят патрули. Враг был рядом. С окраин можно было услыхать голоса сарбазов.

Войска эмира полукольцом оцепили Новую Бухару. Жители предместья видели ночные костры противника, а крики часовых ежеминутно напоминали им о пуле и смерти.

Небольшой городок Новая Бухара вплотную примыкал к станции Каган Среднеазиатской железной дороги. С трех сторон городок врезался, как зеленый оазис, в солончаковую степь. К северу от него тянулись поля и кишлаки, орошенные водой благодаря сети арыков. Только двенадцать километров отделяли его от столицы эмира. Здесь, в Новой Бухаре, собрались все, кто поднял знамя восстания. В столице же еще сидел эмир и контрреволюция готовила свои отряды.

Вечер был спокойный, без ветра. Все притихло в аллеях города, все в нем замерло. Тенистые бульвары, широкие европейские улицы, сады, отделения банков, транспортные и торговые конторы, общественное собрание, больница, училища, особняки, дома, халупы, лавки, гостиницы и чайные, караван-сараи, ларьки и магазины - все погрузилось в темноту. Огонь пугливо пробегал и прятался. Все заволакивалось мраком от облаков, скользивших по небу.

Чем ближе к Новой Бухаре придвигались красноармейские эшелоны, тем сильнее и громче кричали люди о ненависти к эмиру. Этому можно было не удивляться в городах. Но за последний месяц даже в кишлаки проникли революционные мысли, и все то, о чем народ раньше молчал, сейчас стало явным. Люди ходили по улицам с ведром и кисточкой и расклеивали воззвания на глиняных стенах:

"Эмир знает Москву, Ялту и Петроград"... (Это писалось, конечно, о царских столицах и о царской резиденции в Крыму, другого народ еще не знал либо знал плохо...) "Вот на что были промотаны наши деньги... На французских певиц! - писалось в этих воззваниях. - То, что отбиралось от нас на школы и на поддержку больных, пошло в широкие карманы знати... Судьи и беки вопиют о шариате, они же в первую очередь посылают своих дочерей эмиру... Почему молодежи запрещают учиться? Разве шариат против ученья? Русские сбросили Николая в черную яму, вот из-за чего ополчился эмир! С гибелью своего покровителя он лишился веселой жизни. Нет Ялты, нет царских столиц... Проснитесь, братья! Дорогие братья, обращайтесь в Каганский Комитет! Да здравствуют бухарские красные войска! Да здравствует союз русской Красной Армии с бухарскими красными войсками!"

В Новой Бухаре оказались все нити подпольных бухарских организаций. Все, что осмелилось поднять голос против эмира, находилось здесь.

У здания военного штаба отцветали одичавшие розы, воздух становился сладким, и тополи, освещенные одиноким фонарем, стояли точно черные колонны. То и дело из подъезда выскакивали ординарцы и, отыскав возле ограды своего коня, скрывались в темноте.

Все боевые организации Эмирабада, Кагана и Новой Бухары уже мобилизовали свои отряды. Во всех ротах, эскадронах и батареях были прочитаны воззвания бухарского ревкома, призывающего Красную Армию на помощь. Люди готовились к смелому и решительному натиску. Сосредоточение частей происходило в полной скрытности от противника. Войска все время пододвигались к исходным для наступления пунктам.

К утру 29 августа это сосредоточение войск закапчивалось. События бухарской революции развивались быстро, и командование Красной Армии решило оказать содействие восстанию. Политическая цель операции была изложена товарищем Фрунзе как революционная братская помощь бухарскому народу в его борьбе с деспотией бухарского самодержца.

Начало операции назначалось в ночь с 28 на 29 августа.

Тогда же бухарские революционеры должны были захватить город Чарджуй, а части чарджуйского отряда - двинуться на переправы через Аму-Дарью, чтобы перехватить всех беглецов, в том числе эмира и членов правительства, если бы они попытались по этим путям спасаться бегством в Афганистан. С этой же целью надлежало захватить районы, лежащие на запад от Старой Бухары, - город Каракуль и железнодорожную станцию Якка-Тут. Туда посылались стрелковые полки и кавалерийские части.

Железнодорожное сообщение в ряде мест было перерезано, так же как и телефонно-телеграфная связь. Часть мостов была разрушена действовавшими в тылу басмачами. Поэтому почти вся связь между городами и кишлаками, между воинскими частями и штабами, и даже связь Новой Бухары со штабом Фрунзе, нередко осуществлялась конной почтой.

Это затрудняло военные действия, однако это же самое мешало и правительству эмира, и даже в большей степени. Сидя в своем гнезде и не зная истинной картины событий, эмир все еще упорствовал, когда ряд таких городов, как Чарджуй, Наразым, Бурдалык, Карши, Китаб, Шахризяб, Чиракчи, Яклабаг, Хатырчи, Зияэддин, Кермине, был уже занят краснобухарскими войсками и повстанцами.

В Самарканде днем и даже ночью шли митинги. Люди забыли о сне, о

своих домашних делах. А в северной Бухаре освобожденный народ приветствовал отряды революционной бухарской армии. Все ждали русских, русские красноармейские части. На воинских и гражданских митингах, на манифестациях говорилось об одном - о братстве между трудящимися Бухары и России.

Восставшая Бухара взывала о помощи, ждала Красную Армию.

Но эмир недаром надеялся на свои силы. Его войска, превосходившие и вооружением и амуницией повстанческие и русские части, наносили бухарской революции такие потери, что командование принуждено было пускать в дело последние резервы.

Фрунзе находился в Самарканде. Через каждые три часа он требовал сведений с фронта. Особо важные ему передавались вне всякой очереди.

В ходе действий создались три группы фронта: одна шла на Бухару от Чарджуя, другая из Катта-Кургана, третья из Кагана.

Утром 30 августа Фрунзе увидел по сводкам, что наступил перелом, что красные войска перешли в наступление и что оно развивается успешно.

Он был настолько поглощен операцией и настолько сосредоточен и напряжен все эти дни, что глубокая маленькая черточка между надбровьями врезалась крепко, будто навсегда, в лоб. Его состояние передавалось всему штабу, начиная от ближайших сотрудников до часовых-армейцев, стоявших караулами по городу.

Прекрасен осенний Самарканд. Под мягким золотистым солнцем он нежится, раскинув сочную, богатую листву своих садов и парков. Золотится Регистан. Золотятся и длинные улицы нового города. Золотятся садики вокруг домов, наполненные яблонями. Золотится виноград. Золотится даже воздух, насыщенный всеми ароматами созревания.

Но никто этого не замечал. К станции тащились арбы с фуражом и снарядами, тут же проходили навьюченные военным грузом ослы и верблюды. Всюду на площадях, на улицах толпились приезжие, наехавшие из окрестных кишлаков. Грамотные читали приказы и листовки, расклеенные на стенах. Лошади тянули орудия, покрытые слоем пыли. Лафеты задевали за тонкие большие колеса арб. Кричали арбакеши, кричали солдаты.

Сотрудники Фрунзе не ложились спать в эту ночь, 31 августа. Им было не до красот местной природы, не до исторических мест этого любопытного города, бывшей столицы Тимура. Многие из них, только накануне прибыв сюда, сразу с поезда были уже заняты штабной работой. В помещении штаба не хватало ни столов, ни стульев. Писаря сидели даже на ящиках.

В аппаратной стоял побледневший и осунувшийся Фрунзе. Широкий пояс, как всегда, туго стягивал его гимнастерку. Сапоги были начищены. Фрунзе почти не выпускал трубки изо рта. Стоя возле телеграфного аппарата и обмениваясь телеграммами, он уже наладил связь с командованием войск, сходившихся как раз в эту минуту в Бухаре.

В форточку вливался прохладный утренний воздух.

Неевицкий находился неподалеку от командующего, прислушиваясь к его словам и к тем словам приказа, который только что был Несвицким составлен и сейчас передавался по проводу. Генерал нервничал и барабанил по подоконнику пальцами своей холеной руки. Здесь же наготове стоял и секретарь, крепкий, невысокого роста человек, с решительным взглядом, сегодня чем-то даже напоминавшим взгляд самого Фрунзе.

Мерно потрескивал телеграфный аппарат. Крутилось колесо ленты, нанизывающее фразу за фразой.

"Все будет исполнено... - отвечал по телеграфу командующий каганским направлением, приняв приказ и распоряжения Фрунзе. - Но желательна присылка нескольких хороших командиров высшего и низшего комсостава, так как потери громадны..."

После этого было еще несколько вопросов и ответов, и в конце этого разговора Фрунзе спросил командующего каганской группой, надеется ли он хоть завтра овладеть Бухарой.

Фрунзе прочитал ответ на ленте: "Во всяком случае, завтра к вечеру можно надеяться достигнуть центра города". Фрунзе не выдержал и, несмотря на свою постоянную сдержанность, громко, молодо, от всей души рассмеялся и показал обрывок телеграфной ленты Несвицкому:

- Хорошо... А ведь он молодец! Надо дать ему миллион патронов. Он просит патронов. Наскребем, Несвицкий? Дайте телеграмму в Баку. Соберем все, что возможно...

И хотя никто не говорил об исходе операции, будто боясь "сглазить", но все в аппаратной - и военспецы и телеграфисты - вдруг поняли по голосу Фрунзе, что Бухара будет взята, и только сейчас, расходясь, обратили внимание на чудесный осенний день и золотое небо Самарканда.

Каганская группа войск готовилась к штурму Старой Бухары. Группа эта делилась на две колонны. Левая колонна (западная), в составе 1-го Восточномусульманского стрелкового полка, стрелкового и кавалерийского полков, отряда особого назначения, при двух легких орудиях, высадившись в четырнадцати километрах западнее станции Каган, шла на юго-западные, Каракульские ворота города. А правая (восточная), состоявшая из партизанских отрядов, 10-го и 12-го стрелковых татарских полков, 1-го кавалерийского полка, четырех орудий 53-го автоброневого отряда и бронепоезда No 28, была направлена на юго-восток. Она должна была выступить со станции Каган по шоссе и железнодорожной ветке на юго-восточную часть городской стены, где находились Каршинские ворота.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать