Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 50)


Авиация и особая артиллерийская группа из 122-миллиметровых и крепостных орудий, погруженных на платформы, предназначались для поддержки правой колонны.

6

На площади, неподалеку от станции Каган, строились национальные батальоны. Около складов и воинских эшелонов, у цистерн с горючим, несли караул часовые в цветных выгоревших халатах, опоясанные пулеметными лентами. Артиллеристы, взявшись за канат, стягивали орудия своей батареи по доскам с товарных открытых платформ. Орудия были закутаны в брезентовые чехлы.

Когда Федотка выскочил из теплушки и увидал на станции и на путях огромное количество народа, партизан и красноармейцев, он испугался. Ему показалось, что толпы эти стоят точно косяки больших рыб, застрявшие в устье реки. "Как бы не затеряться мне в этой толчее!" - подумал он.

Всюду станционные огни были потушены, костры затоптаны. Только маневровый паровоз, шмыгавший с главного пути на запасные, окруженный розоватыми облаками пара, вдруг выбрасывал из своей топки целый сноп искр. Сноп этот на мгновение освещал рельсы, платформу и людей.

- Дяденька Капля, будьте добренькие, пройдемся вместе! - крикнул Федотка.

Капля спрыгнул вслед за Федоткой и, обняв его за плечи, пошел с ним вдоль состава.

- Гудит народ, - сказал Капля, оглядываясь. - Будто рой домок ищет.

- Это вот и есть Бухара? - спросил Федотка разочарованным и дрожащим голосом. Ему казалось, что Бухара должна быть сверкающей и яркой, что она, как в сказке, вся сделана из бриллиантов и золота. А тут мрак окружает все, не видно города, и люди, и лошади, и пушки тонут в ночной мгле.

- Нет, это еще не Бухара, - ответил Капля. - Бухара - эмирская столица - будет подале. А это называется Каган, что значит по-татарски "князь". Понятно?

- Понятно, - равнодушно сказал Федотка, даже не вдумываясь в то, что говорит ему Капля.

- Новая Бухара - это фальшивая Бухара. Это - что опенок супротив боровика. А Старую Бухару мы сегодня заберем. Вот та Бухара так Бухара! Та, друг мой ситный, - корень здешний! Одно слово: Бу-ха-ра! - сказал Капля со вкусом, будто откалывая каждый слог, как сахар, и рассмеялся.

Эти объяснения мало успокаивали Федотку. "Кто их знает, может, и Старая Бухара не лучше этой", - подумалось ему.

- Врешь, поди? Такая же жарища да пылища, - сказал Федотка.

Капля обиделся:

- Как это такая же? Там сам эмир живет.

- Бухар! - серьезно поправил его Федотка.

- Не бухар, а эмир.

- А мы его поймаем? - спросил Федотка.

- Конечно, - сказал Капля. - Сегодня ему будет точка.

Они проходили мимо штабелей старых шпал. На них кучками расположились джигиты партизанского хамдамовского полка. Возле одной из кучек столпилось много народа, узбеков и русских. Капля с Федоткой решили протолкаться в самую середину этой толпы. Капля увидал Юсупа.

Юсуп сидел на корточках и напевал песню. Его окружали джигиты. Он пел, то опуская голову вниз, к желтой земле, то закидывая ее вверх, к небу. Джигиты, и старик Артыкматов, и русские красноармейцы слушали его с напряженным вниманием.

Милая моя, из-за тебя я молчу!

Я всегда буду любить одну тебя.

Я для тебя пойду далеко, за горы,

Я для тебя готов пожертвовать душу,

Твоя китайская косичка будет всем для меня.

Я хочу тебя видеть свободной.

Если б ты захотела сесть на коня рядом со мной,

Мы не были бы так бесприютны,

Наш дом был бы за нашей спиной,

Милая, милая! Мир создан для борьбы, а не для

покоя.

Я жажду видеть тебя. Где ты? Где ты?

Никто из русских не понимал смысла этой заунывной песни. Федотка упорно наблюдал за горлом Юсупа. Ему казалось странным, что оттуда вылетают звуки, похожие на пение нежной трубы.

- Диво! - прошептал он, прижавшись к своему спутнику, пулеметчику Капле.

Капля тоже разбирался во всем этом не больше Федотки, но делал вид, что ему известно в этой песне все до последнего слова. Юсуп прикрывал глаза, замирал - замирал и Капля. Иной раз Капля одобрительно покачивал головой или приподымался на цыпочках, отвечая улыбкой на улыбку Юсупа.

Кончив песню, Юсуп неожиданно вскрикнул. Капля растерялся, раскрыл рот и стукнул Федотку по затылку.

- Чего ты, леший? - заныл Федотка.

- Не смейся! - сказал Капля, показывая глазами на узбеков.

Узбеки переглянулись спокойно и гордо. Тогда из толпы закричали русские:

- Товарища Лихолетова просить! Командира, командира!

Красноармейцы захотели ответить песней на песню. Кто-то бросился, расталкивая толпу, к теплушкам. Через несколько минут вместе с двумя бойцами появился возле насыпи Сашка.

Ему расчистили место. Юсуп махнул ему рукой. Сашка поправил на голове кожаную фуражку, откашлялся и, подцепив патронный ящик, сел на него.

- Ребята, - сказал он, почесав затылок, - гармошки нету?

- Как нету? Есть. Спирька, Спирька! Гармошку! - закричали бойцы.

Мигом из толпы пошла по рукам вятская потертая гармошка. Сашка подхватил ее; взяв несколько торжественных и сильных аккордов, он молча обвел всех взглядом и тихо запел:

Она взошла, моя звезда,

Моя подруга боевая.

Прощай, невеста молодая,

Меня зовет моя судьба...

Толпа придвинулась ближе к певцу.

Узбеки стояли серьезные, сосредоточенные: ни улыбки, ни движения. Многие из них почти не говорили по-русски, они не понимали, о чем поет русский командир, но напев этой песни коснулся их души. Они

взволновались. Кто-то прощелкал себе под нос: "Це-це!" Другой подтолкнул локтем соседа, будто подбадривая его. Юсуп, впившийся в Лихолетова восторженным взглядом, вдруг вытянул на два вершка шашку из ножен и с треском вдвинул ее обратно.

Тут пулеметчик Капля не выдержал и наставительно сказал Федотке:

- Смотри, какой понятливый и вежливый народ!

Никто не хотел расходиться. Кто-то в толпе вздохнул:

- Ночь-то, братцы, какая! Какая теплынь!

Ночь действительно была мягкой и нежной.

- Благодать, - сказал Капля. - Пойдем, Федотка, поищем кипяточку!

Внезапно мимо толпы, со свистом, рассыпая на лету искры, промчался паровоз. Застонали буфера. Замахал издали стрелочник красным фонарем. Лязгнули в темноте колеса и заскрежетали вагоны, и кто-то прокричал хриплым, простуженным голосом: "Собирай бригаду!"

Босой сцепщик, схватившись за поручни паровоза, уже мчавшегося обратно, опять кому-то сигналил, будто зажигая воздух. В эту минуту взволнованный Жарковский подбежал к Сашке и, доложив, что полк выгружен, спросил его, будет ли он говорить речь.

- Обязательно, - ответил Сашка.

7

Возле насыпи, полускрытый мглой, стоял полк.

- Знаменосцы, вперед! - пропел Муратов с правого фланга.

Наступила тишина.

- Пошли! Проводи меня! - сказал Сашка Юсупу.

Они шагали вдоль строя, притаившего дыхание. Сашка шел, молодцевато подрагивая плечами, хвастаясь перед Юсупом, и думал о том, что сейчас ему надо сказать бойцам. Рассеянным взглядом он обводил бойцов, потом не удержался и, скосив глаза, шепнул Юсупу:

- По ниточке! Не то что в восемнадцатом году!

Песок скрипел под ногами. Над головой висело бездонное небо, облитое россыпью уже белеющих, мутных звезд.

Строй был великолепный. Сашка вскочил на лошадь, подскакал к знамени, остановился и, прижав ноги к корпусу своей кобылы, закинув голову, чтобы набрать в грудь побольше воздуха, громко крикнул:

- Товарищи бойцы!

Эхо ответило ему:

- Цы-цы...

Жарковский, стоявший вместе с Юсупом в стороне от строя, улыбнулся и шепнул Юсупу:

- Слушай, что дальше будет!

Юсуп посмотрел на него, но не понял, что Жарковский хочет посмеяться над Лихолетовым. Лихолетов всей бригаде был известен своей ораторской беспомощностью. Сашка не умел говорить речей, мямлил всегда и оговаривался. Недавно, в Самарканде, он оговорился настолько глупо, что и сам был смущен не меньше остальных.

Это было на встрече с командующим фронтом. Сашка выступал с приветствием. Он говорил командующему, как он любит, ценит и уважает его, и закончил свою речь так: "Вот все, что я хотел сказать вам, товарищ командующий. Очень мне трудно было это говорить. Не специалист. Потому что я думаю одно, а говорю всегда другое". Все расхохотались. Фрунзе, конечно, понял оговорку и улыбнулся, дружески пожимая руку Сашке. С тех пор Сашку стали дразнить: "Думаю одно, говорю всегда другое". После этой истории его репутация как оратора окончательно испортилась. И, несмотря на это, все-таки при каждом случае Сашка стремился говорить речи, как будто он нарочно хотел пересилить самого себя, свою неловкость, свое неумение.

Сейчас все ждали, что Сашка скажет дальше.

Сашка наморщил лоб.

- Бухарский пролетариат просит нашей помощи, - твердо произнес он. Поэтому думать нечего. Раз просят, значит, надо. Кто мы? Пролетарии. Свой своему поневоле брат.

Сашка запнулся, почувствовав, что он завирается, говорит что-то не то и не так... Он ладонью обтер себе шею, будто там жгли его какие-то муравьи, и, продолжал речь:

- Но в данном случае не поневоле, а из любви, от братских чувств идем мы. Вот позади меня стоит товарищ Юсуп... - Сказав это, Сашка обернулся, поискал глазами стоявшего в отдалении Юсупа и протянул к нему руку. - Мой любимый друг. Брат мой по сердцу, завещанный покойным моим командиром Макарычем. И каждый трудящийся в ситцевом халате и с винтовкой в руке брат мой. По сердцу брат! За счастье братства мы ложим сегодня свою жизнь, товарищи. Правда? Ведь что я думаю - думает каждый из вас, - сказал Сашка, и голос у него задрожал.

Сашка был в коротком старом френчике, туго перетянутом крест-накрест ремнями. У пояса были прикреплены кобура и шашка. Как обычно перед боем, так и сейчас он испытывал бодрое и радостное знакомое волнение. Это волнение Сашка шутливо называл "холодком в печенке". Он знал, что через какие-нибудь четверть часа его может настигнуть смерть, так же как и любого из товарищей, стоящих теперь в рядах и слушающих его. Но сознание смерти и опасности его не пугало. Оно поглощалось другим чувством, что он не одинок. Он верил в цель боя и, так же как в себе, был уверен в своих товарищах, начиная от самого последнего коновода. Это чувство общности (в строю ли, в бою или на параде) всегда веселило и возбуждало Сашку.

- Долой эмира! Долой душителей народа! - крикнул он, и ненависть словно звенела у него в голосе. - Дадим жизни этим басмачам! Вот наш лозунг, - закричал он, потрясая кулаком. - Пошли долбать эмира! Всё! Сашка резко взмахнул рукой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать