Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 55)


Старик спрятался за спины бойцов и, умоляя их, прикладывал руки к сердцу. Чалма у него распустилась, он держал ее в руке, как полотенце. Губы кушбеги были серыми, и лицо серое, неживое, будто ему впрыснули под кожу ртуть. Увидав Сашку, он упал перед ним на колени, решив, что от этого командира он должен добиться спасения, и целовал пыльные, рваные сапоги Сашки. Лихолетов брезгливо отдернул ногу.

- Ты что же? Арестантам своим подражаешь? - сказал он.

- Милости, милости! - шептал старик.

Освобожденные узники, отпихивая бойцов, плевали ему в лицо. Кто-то из них схватил его за крашеную красную бороду и вырвал клок.

- Отдай его нам! Это первый друг эмира и враг народа! Это Усман-бек! - кричали люди в толпе, окружавшей Сашку.

Сашка велел бойцам арестовать старика. Взяв карабины на изготовку, бойцы заслонили кушбеги от нападения.

- Он будет расстрелян здесь же, в Регистане, - пообещал толпе Сашка. - Но сперва советская власть снимет с него допрос. Разобраться надо. Может, он тайны расскажет. Понятно вам? - спросил Сашка толпу.

Старик кивал головой и целовал в плечи бойцов.

- Все расскажу. Все. Я приведу вас к подвалам эмира, - забормотал кушбеги. - Идем скорее, идем!

Отряд вместе с толпой двинулся к южной части цитадели.

Там, под покоями эмира, на большом четырехугольном дворе тянулась двухэтажная галерея, застланная коврами. Огромные замки висели на дверях галереи. Переводчик из освобожденных, бывший раньше придворным служителем эмира, рассказал Сашке, что в этих амбарах хранятся ценности, золото и серебро. Сашка расставил часовых.

- Ломайте замки! Там богатство, - сказал кушбеги.

Он думал, что раскрытые кладовые могут свести с ума людей и благодаря этому он спасется. Он обвел рукой галерею, точно хозяин, приглашающий гостей.

- Теперь все ваше, - добавил он. - Берите!

Сашка мигнул бойцам.

- Вести его? - спросил Капля.

- Веди скорей! - шепнул Сашка.

- Ну, иди! - сказал Капля старику. - Ну, ну... трогай, почтенный!

Кушбеги помигал глазами, как будто не понимая, что ему говорят.

- Мы вас сведем к высшему начальству, в штаб группы. Оружия при вас нет? - спросил его Жарковский и своими маленькими, ловкими руками быстро обшарил халат старика.

Старик простер руки к небу и заплакал.

Конвой тронулся. Толпа расступилась.

Когда конвойные вместе с кушбеги исчезли за углом, Сашка крикнул:

- Курить, бойцы!

Куличок, свернув цигарку, обратился к Сашке за огнем.

- А дипломат хотел купить вас, - сказал он Сашке.

- Какой дипломат? - спросил Сашка.

- Старче преподобный, - ответил босой ординарец, всем раздавая огонь. - Сам, поди, ворюга и нас почитает за воров. Кабы не вы, товарищ Лихолетов, я бы этого министра карабином треснул по башке.

- А ты успокойся! Что у тебя руки-то трясутся?

- Затрясутся! На богатства зол я. Запалил бы все богатства сразу с четырех концов!

- Зачем добро палить? Народу отдадим, - сказал Лихолетов.

- Народу, конечно, хорошо. Да ведь на всех его не хватит!

- Конечно, не раздавать его, - сказал Сашка. - Но на эти богатства можно сделать какое-нибудь хорошее дело, в общую пользу.

- Так-то оно так. Да я боюсь, - спорил Куличок, - как бы вместе с общей пользой к рукам бы кое-кому не прилипло. Золотишко-то само прилипает. И не хочешь, а возьмешь.

Бойцы засмеялись.

...Через полчаса подошла пехота. Цитадель занял 3-й Казанский стрелковый полк, все посты были переданы ему, а Сашка с разведчиками отправился во дворец искать эмира. Но его нигде не было.

- Тю-тю эмир-то! - бормотал Сашка. Он совсем расстроился.

- Плохой хозяин, гостей не дождался! - шутили бойцы.

В одном из внутренних помещений они наткнулись на группу испуганных женщин. Женщины были с открытыми лицами и, перешептываясь, глядели на бойцов. Грязные всадники, обвешанные оружием, внушали страх этим гаремным затворницам, привыкшим к благочинию шпорами. Потом махнул рукой сперва в сторону эскадронцев, потом в сторону женщин и весело сказал:

Сашка немного приосанился, стряхнул с коленок пыль, выбрал одну из бухарских дам повидней и помоложе и, подойдя к ней, ловко откозырнул и щелкнул шпорами. Потом махнул рукой сперва в сторону женщин и весело сказал:

- Знакомьтесь, граждане!

Женщина улыбнулась и поклонилась ему. Сашка осклабился, вытер руку о шаровары и протянул ей. Но вдруг у него закружилась голова. Он отошел от женщин, присел на какой-то низкий диванчик, потрогал свой лоб пальцами и сказал бойцам:

- Ребята! А у меня, видимо, температура градусов сорок. Не удастся мне познакомиться с дамочками! Ну, вы оставайтесь! Только вежливо, предупреждаю! За баловство убью.

...Он прискакал на первый из перевязочных пунктов. Они шли за войсками и придвинулись почти вплотную к Бухаре. Когда Сашке разбинтовали голову, принимавший его врач поморщился:

- Гм... запах!

- Обойдется, товарищ доктор? - пролепетал Сашка.

- Ладно, почистим вашу ранку, - рассматривая Сашкину щеку, сказал хирург. - Вы что? Удрали, наверное, из госпиталя?

- Да, в этом роде. По совести скажу, удрал, - ответил Сашка.

Сашке понравилось, что врач не торопится, не ругает его. "Сразу видно: человек обстоятельный", - подумал он о враче. Ему понравились его рыжие щетинистые усы, спокойный говорок. Врач как будто ничему не придавал серьезного значения. Это вполне устраивало Сашку.

- К сестре! Пусть

приготовит!

Сказав это, толстенький широкоплечий хирург с папироской в зубах отплыл к другим раненым.

"Вот это не Варька! - подумал про себя Сашка. - Не будет зря орать".

15

Утром 1 сентября Исламкул покинул кишлак так же неожиданно, как и пришел. Хамдам был удивлен.

Басмачи, уходя, не взяли с собой даже отобранного от джигитов оружия.

"Действительно, что-то странное есть в этом налете, - подумал Хамдам. - Неужели эмир прошел через Якка-Тут?"

Когда к вечеру этого же дня Хамдам узнал о взятии Бухары, он поспешил донести штабу о своем бое с басмачами в ночь на 31 августа, об однодневном плене. Он исказил факты и так их приукрасил, так завуалировал правду, что поведение его стало выглядеть доблестным и мужественным. Кто мог проверить его? Кто угодно. Но все свидетели, тридцать человек личной охраны, из которых осталось только двадцать восемь, думали так, как думал Хамдам. Это были головорезы и слуги, специально подобранные Насыровым. Да и обстановка была не такова, чтобы кто-нибудь имел время в чем-нибудь заподозрить Хамдама. Наоборот, нашлись в новом бухарском правительстве люди, которые отнеслись к Хамдаму с полным доверием.

Хамдаму передали, что сам Карим Иманов одобрительно отзывался о нем. Хамдам торжественно на радостях роздал своим джигитам подарки. Это еще более привлекло к нему сердца джигитов.

Эмир исчез. Это исчезновение очень обеспокоило всех. Штаб дал задачу во что бы то ни стало выследить бежавшего. Воздушная разведка ничего не обнаружила. Ни на востоке, ни на юге, ни на севере, ни на западе - нигде не оказалось никаких следов. Ни одного облачка пыли на верблюжьих тропах, ни одной группы всадников у колодцев. Безжизненная, мертвая степь... Ровный блеск тяжелых соленых озер... Тишина...

Штаб уже думал, что эмир упущен, когда неожиданно один из летчиков, Ухин, искавший эмира на западе и юго-западе, сообщил, что верстах в сорока южнее станции Кызыл-Тепе им замечен отряд в сотню всадников и караван из сорока арб и двадцати верблюдов с грузом.

Никто не мог сказать, является ли подозрительный отряд действительно отрядом эмира или это маскировка. Некоторые считали, что в этом отряде нет эмира и нужно продолжить дальнейшие поиски, так как естественнее всего предположить, что поезд эмира раскололся на части и движется в двух или даже в трех направлениях, чтобы тем самым затруднить преследование и лишить уверенности преследующих. Другие отрицали это предположение, но все-таки настаивали на развертывании разведки. Третьи успокоились и радостно вызванивали по всем телефонам и выстукивали по телеграфу, что эмир найден, надо не дать ему уйти. Словом, началась горячка.

В Карши полетел самолет с предписанием каршинской группе летчиков следить за продвижением замеченного отряда и не пускать его к афганской границе.

От приезжих из Бухары Хамдам узнал, что Юсуп тоже гонится за эмиром, что в степи он наткнулся на хвост неизвестного каравана, отбил несколько арб, груженных золотом и драгоценностями, и взял в плен каких-то сановников. Один из них был в шелковых алых шароварах с золотыми лампасами, в голубой венгерке, на левом плече у него висела старая, потемневшая генеральская эполета. Другой - в орденах, в обер-офицерских погонах царских полков.

Хамдам смеялся над добычей Юсупа и при всяком случае распускал слух, как бы подсказывал своему собеседнику, в особенности военному начальству, что если бы не судьба, если бы он, Хамдам, участвовал в погоне за эмиром, все кончилось бы иначе, то есть эмир был бы уже закован в цепи. Хамдам иначе и не мыслил ареста эмира.

16

Пятого сентября, вместе с эскадроном, Юсуп вернулся в Якка-Тут. Он был угнетен, разбит. Бегство эмира, неудача с ним портили ему настроение. "Уж лучше бы погибнуть, да кончить его! Вот это было бы дело", - думал он.

Джигиты развели костер. Юсуп сидел на станции, дожидаясь ординарца. Никто не приходил. В кишлаке было тоскливо и тихо. Кое-где во дворах горели огни. Юсуп встал и нехотя пошел к Хамдаму. Ему сказали, что Хамдам допрашивает пленных.

...За этот день разъезды Хамдама несколько раз сталкивались с басмачами, рассеивая их шайки. От пленных Хамдаму стало известно, что среди эмирских частей действовали отряды Иргаша и что Иргаш, в числе других курбаши, поддерживал отступление эмира. Джигиты, болтавшие обо всем, сообщили Юсупу все эти новости. От них же Юсуп узнал о внезапном ночном нападении Исламкула.

Юсуп почувствовал, что все события в Якка-Тут идут как-то по-своему, необычно. Все имеет свой странный неуловимый привкус.

...Хамдам допрашивал каждого пленного. Сортировка затянулась.

Если наивный, усталый, измученный человек отвечал ему без колебаний, он отправлял его в Бухару. Пленные - простоватые дехкане - были искренни. Они не умели прятать чувств.

Если же Хамдам замечал хоть каплю смущения в ответе пленного, или уловку, или старание замаскироваться, пленный оставался в Якка-Тут. Сомнительным Хамдам решил лично подарить свободу. Отпуская этих людей, он давал им понять, что с этой минуты их судьба в его руках.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать