Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 61)


В два тридцать свет всюду погас. Станция выключила ток.

Юсуп, Варя и Сашка шли втроем по Скобелевскому проспекту. Варе хотелось приласкать и успокоить юношу: она чувствовала, что этот скандал неприятно подействовал на него. Ей нравились в Юсупе прямота и сдержанность, она угадывала, что он весь натянут сейчас, как тетива. Но она не знала другого, самого главного.

Юсуп думал, что на оскорбления Хамдама ему надо ответить. От этих мыслей его бросало то в жар, то в холод. Он понимал, что ни с кем об этом поделиться не посмеет и все это дело должно закончиться чем-то страшным...

Юсуп стал прощаться.

- Куда? Мы доведем тебя до общежития, - пообещал ему Сашка.

Юсуп не успел ответить, как Варя, крепко державшая его за руку, сказала:

- А зачем ему в общежитие? Пусть у нас ночует! И ему будет веселей.

Она взглянула на Юсупа. Он опустил глаза.

- Смотри, какой он! - прибавила она и, обернувшись к Сашке, рассмеялась. - Будто с цепи сорвался. Отпускать его нельзя.

- И то правда! - сказал Сашка и нахмурился.

26

Утром Хамдам проснулся как ни в чем не бывало. Вспомнив про скандал, он немного скис, надул губы. За чаем, будто между прочим, Хамдам сказал Блинову:

- Хорош Юсуп! Трудный человек! Что ему надо? Горб мой! - Хамдам поколотил себя по спине и поморщился.

Блинов на это ничего не ответил Хамдаму... Тогда Хамдам заговорил о другом - на самые разнообразные темы, уже не касаясь Юсупа.

Из казармы Блинов и Хамдам вышли вместе. Хамдам поехал к себе в Беш-Арык, Блинов пошел пешком в штаб.

Уезжая, Хамдам все-таки снова решил напомнить Блинову о своих взаимоотношениях с Юсупом.

- Не знаю, что будет. Плохо! Сам понимаешь. Думай, что делать! сказал он.

Блинов в ответ молча кивнул ему головой. На этом они и расстались.

Днем Сашка появился в штабе, у Блинова, а через час вызвали туда же и Юсупа. Блинов не стал вспоминать о вчерашнем, но только угрюмо пощелкал пальцами и пробормотал:

- Обстоятельства, брат. В Москву бы тебе! На учебу. Да годик вредный наступает... Людей нет... Побудь здесь годик! В Бухару хочешь? Басмачи там, повозиться придется.

Юсуп понял, что добродушнейший Василий Егорович, во избежание всяких недоразумений, решил перебросить его в Бухару. "Опять драться с басмачами? - подумал он. - Что ж? Хоп, хоп!" Но это сейчас совсем не интересовало его. Юсуп в данную минуту думал только о том, как он встретится с Хамдамом. И что выйдет из этой встречи?

Сашка сидел тут же, возле письменного стола, посмеиваясь, покручивая усы. Он уже обо всем заранее переговорил с Блиновым.

- Слушаю, товарищ комиссар, - равнодушно сказал Юсуп, соглашаясь на предложение Блинова. - Можно в Бухару.

- Вот едет туда Лихолетов, в особую бригаду. Хочешь к нему?

- Конечно, - коротко сказал Юсуп и смутился. Ему захотелось поговорить о самом главном, что теребило его душу. Он в конце концов не выдержал и спросил Блинова: - Я поеду, а Хамдам останется? Скажи пожалуйста! Хамдам! Зачем такой человек нам?

Блинов закашлялся, почесал в затылке.

- Зачем? - загорячился Юсуп, и пятна выступили у него на щеках. - Не понимаю я. Я вижу: грязь. Говорю: грязь! Я вижу: солнце. Говорю: солнце! Хамдам? Не знаю, что у него здесь! - Юсуп прижал руку к сердцу.

Блинов встал с кресла, прошелся по комнате. При всем своем недоверии к Хамдаму он считал, в особенности после скандала, нетактичным порочить его. Поэтому он ответил неопределенно:

- Чужая душа - потемки.

- Плохой человек! - воскликнул Юсуп.

- Не знаю, - сказал Блинов.

- Что такое - знаю, не знаю? Что такое? - быстро заговорил Юсуп, вспыхивая как спичка. Он видел, что Блинов умалчивает о чем-то и скрытничает, и это вы вело его из себя. Он хотел ему наговорить сейчас много обидных слов. У него затряслись руки.

- Да успокойся ты! - заговорил Сашка, подходя к нему. - Разбушевался!

В комнате находились три человека, и каждый об одном и том же думал по-своему.

Сашка считал, что все возбуждение Юсупа вызвано личным оскорблением и что это может закончиться очень плачевно, то есть резней.

Юсуп находил, что, отсылая его в Бухару, Блинов больше не доверяет ему.

А Блинов думал о том, что Юсуп настаивает на снятии Хамдама с должности полкового командира.

Кроме своих соображений, Блинов знал также соображения Сашки, но не верил им. Он руководствовался только тем, что при сложившихся обстоятельствах совместная служба Хамдама и Юсупа невозможна. Он решил разделить их, решил перевести Юсупа и не касаться пока Хамдама.

Чтобы объяснить это, он сказал Юсупу:

- Нельзя задевать сейчас Хамдама. Сейчас враги используют это как предлог для смуты. Так? Советская власть еще слаба. Со многим приходится считаться, мил человек! Тронь Хамдама, сколько темного люда в кишлаках заволнуется! Да и не в одних кишлаках! Везде разговоры пойдут. Понимаешь? Надо считаться.

Юсуп стоял возле письменного стола точно стальной прут. Казалось, что его можно только сломать, а не согнуть. Он был глух к этим увещеваниям.

- Есть... Слушаюсь! - сказал Юсуп, чтобы отговориться. В глазах у него остался тот же упрямый блеск.

После вчерашнего скандала он не спал всю ночь и уверился в измене Хамдама. Все, что возникало у него раньше в связи с якка-тутским пленом как неясное подозрение, за минувшую ночь выросло в убежденность, основанную только на чувстве. "Как всегда, так и сейчас, у меня нет никаких доказательств, -

подумал Юсуп. - А положение действительно такое, что Блинов и говорить об этом не будет. Ведь они уже выяснили! И во всем оправдали Хамдама. О чем же говорить? Бессмысленное дело. Я всем им надоел..."

Наклонившись к Блинову, точно желая влезть к нему в душу, Юсуп горячо зашептал:

- Скажи одно слово! Только одно! Веришь Хамдаму или нет? Одно слово. Одно: да или нет?

Блинов, взглянув на Юсупа, сказал:

- Нет. - И сейчас же поспешно прибавил и даже погрозил пальцем: - Но это между нами. Оснований для этого нет. Мало ли что я могу думать? А может, я ошибаюсь? Понятно?

- Понятно! Спасибо! - ответил Юсуп и рассмеялся. Будто камень упал у него с души. Но решение его не изменилось, а, наоборот, еще более окрепло. Теперь он уж не сомневался в том, что Хамдама надо убить. "Как это сделается, не знаю, но сделается, - подумал Юсуп. - Возьму все на себя. В такое дело никто мешаться не может. Все они боятся. Чувствуют так, а поступают не так..."

Для виду он поговорил о подробностях своей командировки в Бухару и, условившись обо всем, подошел к Василию Егоровичу и крепко обнял его, сказав еще раз:

- Спасибо, спасибо!

Прощаясь, он сказал, что сегодня же вечерним поездом направится в Беш-Арык, чтобы забрать оттуда свои вещи.

- Нет, этого не надо, - твердо заявил Блинов. - Зачем? Вещи тебе привезут в Коканд.

- Я должен поехать... - Юсуп запнулся, - проститься с друзьями.

- Дальние проводы - лишние слезы, - улыбаясь, сказал Сашка.

- Не поедешь! - сказал Блинов, заволновавшись. Его большие уши порозовели. - Приказ есть приказ. И я не отменю его.

В кабинете наступила тишина.

Юсуп умолк, лицо у него будто съежилось.

- Резаться, что ли, хочешь? - вдруг неожиданно спросил его Блинов.

Юсуп молчал.

Он опустил глаза, ресницы у него задрожали. Ему казалось, что все в нем кипит, как в котле. Теперь ему стало ясно, что его просто принуждают покинуть эти места. Он не раздумывал, из каких это делается соображений, хорошо это или плохо. Он был вне себя.

- Прощай! - сказал Блинов и, чуть улыбаясь, протянул ему руку. - Не горячись, потом всю жизнь раскаиваться будешь!

Юсуп ответил ему пожатием. Юсуп и Сашка пошли из кабинета. При выходе Блинов на секунду остановил Сашку, сказав:

- Смотри!

- Да уж... - пробормотал Сашка, показывая и глазами и губами, что за него пусть Блинов не беспокоится, что он не выпустит Юсупа из-под своей опеки.

- Увидимся еще! - крикнул Блинов с порога. Он проводил их до дверей своего кабинета.

Но увидеться им так и не пришлось. В этот же день Блинова вызвали по срочному делу в Ташкент. А когда он вернулся, их уже не было. Сашка сдержал слово, данное Блинову: он не отходил от Юсупа ни на шаг до тех пор, пока они не попали в Бухару.

Ч А С Т Ь Ч Е Т В Е Р Т А Я

1

Лихолетов вместе с Юсупом попал в особую сводную бригаду. Через два месяца после отъезда Лихолетова из Коканда Варя тоже перевелась в особые отряды и очень скоро устроилась на санитарную службу в лихолетовский полк.

Двадцатый и двадцать первый годы прошли в розыске эмира, так как разведка выяснила в конце концов, что эмир не думал покидать Бухары, а спрятался в горной, восточной ее части и оттуда - сперва из Байсуна, потом из Дюшамбе - руководил мятежами. Только в 1921 году Гиссарская военная экспедиция, продвинувшись в глубь Восточной Бухары, выбросила эмира и его приверженцев из пределов Бухарской Народной республики. Эмир опять не был пойман...

Лихолетов по этому поводу смеялся над Юсупом:

- Ну, а теперь кто виноват: опять Хамдам?

Юсуп отшучивался, хотя убеждения своего в отношении Хамдама не менял. Но иногда, при получении писем от Блинова, в которых Блинов писал о добросовестной работе Хамдама, Юсуп начинал сомневаться в своих подозрениях. Ненависть к Хамдаму постепенно затухала, ослабла. А боевая, полная опасностей и лишений жизнь приглушала все то, что казалось раньше таким серьезным и важным, тем более что каждый текущий день приносил свои новости, не менее волнующие.

С уходом эмира вражеские гнезда не распались. Басмаческие конные отряды прятались всюду - и в горах и в степи. Организованные по казачьему образцу, они легко передвигались, избегая встречи с военными частями, и, вечно беспокоя наши тылы, нападали на советских работников и продовольственных агентов, резали их, уничтожали телеграфную связь, сжигали селения, посевы и превращали дехкан в нищих. Чем меньше было басмачей, тем отчаяннее они становились. Не было таких дел, которые испугали бы их. В бандах оставались только самые закоренелые, самые яростные головорезы.

Жизнь бригады протекала по-походному, в сражениях. Было поймано немало шаек и отдельных курбаши, предупреждено огромное количество басмаческих налетов.

Вместе с Лихолетовым Юсуп нес все тяготы этой жизни. Время катилось незаметно. Жили дружно. Случались, конечно, между командирами кое-какие стычки, недомолвки, но тот, у кого сдавали нервы, быстро отправлялся в отпуск, и таким образом, по выражению Лихолетова, "очищалась атмосфера".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать