Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 66)


Юсуп понял, что за спиной вымуштрованных конников и стрелков, окруженный своей гвардией, Иргаш чувствует себя спокойно. Поэтому весь план окружения ставки надо было построить на том, чтобы не вспугнуть Иргаша раньше времени.

Юсуп вздумал сам пробраться в ставку. План был чересчур смелый и рискованный. Сашка долго не соглашался, но в конце концов Юсуп его уговорил.

...Стоял март. Долина потеплела. На гребнях гор еще держался снег. Однажды вечером из штаба вышли два узбека: Алимат и переодетый басмачом Юсуп. Их провожал Лихолетов.

Юсуп был в рваном халате, подпоясан перекрученным платком, на уши у него была натянута лисья шапка. Трудно было заподозрить в этом басмаче комиссара лихолетовской бригады. Все московское сразу соскочило с него. Это мгновенное превращение поразило Сашку. Ему показалось, что Юсуп, будто рыба в воду, нырнул в свое новое обличье. Одни глаза вспыхивали как прежде, то потухая, то загораясь.

- Возможно, что меня убьют, - сказал Юсуп и засмеялся. - Но это случится уже после того, как я сниму голову с Иргаша. Довольно, пожил! Во всяком случае, никто, кроме меня, туда не проберется. Я здесь свой. Русского обязательно поймают, а кого пошлешь другого?.. Некого. - И молодой рваный и грязный басмач (так теперь выглядел Юсуп) весело подмигнул Лихолетову.

Ординарец Жилкин, по распоряжению Лихолетова, принес две английские винтовки. Юсуп презрительно отказался от них.

- Ты что? Да ведь это соблазн для любого басмача. Хочешь, чтобы нас ухлопали на первой версте? Да за такое оружие я сам убью человека! пошутил Юсуп.

Лихолетов простился с Юсупом, но Юсуп как будто бы уже не замечал его. Он был возбужден предстоящей поездкой и что-то говорил Алимату. Спрятав под халаты маузеры, они вскочили на коней. Лихолетов стоял возле дома до тех пор, пока слышно было цоканье подков, стучавших о подмерзшую землю. Наконец все стихло...

Во дворе негромко переговаривались между собой ординарцы. Сашке стало грустно. "Черт бы побрал басмачей! Лишь бы Юсуп как-нибудь выскочил из этого грязного дела!" - пробормотал он.

План, представленный командованию, был одобрен только условно. Никто не верил, что Юсупу удастся сговориться с басмачами.

Всю ночь Лихолетов ходил по комнате, под утро лег спать и никак не мог уснуть. Ему казалось, что Юсуп лежит где-нибудь, сброшенный в пропасть, умирает, и он ничем не может ему помочь. Лихолетов условился ждать от Юсупа известий в течение недели. "Неделя? Да за эту неделю я сойду с ума!" - подумал он.

9

Юсуп и Алимат ехали сперва по главной, колесной дороге, вьющейся вдоль берега реки, потом, миновав ряд мелких селений, добрались до гор. Горы сжимали реку и, повышаясь к северо-востоку, превращали широкую долину ее в узкое ущелье. Бока его были совершенно отвесны, оно казалось мрачной трещиной. Внизу бурлил поток. Этот дикий путь имел дурную славу.

Ехали они медленно, делая в день не больше пятнадцати верст. Наконец сквозь десятки кордонов, благодаря Алимату, Юсуп достиг становища одного из передовых постов Иргаша, охранявших подступы к ставке. Алимат сказал, что хотя Иргаш довольно часто меняет свое местопребывание, но все равно искать его надо в этом районе.

Всадники въехали в горный кишлачок, чудом державшийся на скалах. В полосу дождей такие селения нередко смывались потоками воды; тогда погибало все: и сакли, и скот, и люди. Несмотря на эти бедствия, горцы все-таки не покидали своих любимых, насиженных гнезд. Они жили как деды и прадеды, спускаясь в долину только ради грабежей, и каждое поколение, ссылаясь на своих отцов, не мечтало о лучшей жизни.

Десяток домов приткнулся к скале. Голые горы поднимались к востоку все выше и выше.

Было раннее утро. Внизу дымилось нагорье. Редкие встречные, увидав Алимата, спрашивали его о здоровье семьи. Они думали, что он уезжал навещать своих и сейчас вернулся с каким-то новым джигитом.

- Кто этот приезжий? - спрашивали его.

Алимат отвечал:

- Знакомый кокандец.

Юсуп прижимал руку к сердцу и бормотал приветствие.

Рядом с мечетью, в маленькой сакле, под деревянным навесом, чайханщик кипятил воду. Всадники здесь остановились и, спрыгнув с коней, привязали их к колышкам.

Алимат, узнав, что Насыров уехал в ставку, пошел по саклям, сзывая джигитов на собрание.

- Приходите к мечети! - кричал он на пороге каждой сакли.

- Зачем? Что случилось? - спрашивали его.

Алимат отвечал:

- Приходите! Всё узнаете.

Через полчаса джигиты насыровского отряда собрались во дворе мечети. Люди недоумевали. Одни принимали приезжего за какого-то посланца эмира. Другие говорили, что он прислан от басмачей Ферганы.

Юсуп встал на ступеньки мечети возле самого входа и оглядел разношерстную толпу, обвешанную оружием. Винтовки, револьверы и шашки, видимо, сняты были с убитых красноармейцев.

Юсуп улыбнулся и произнес обычное приветствие. Ему ответили.

- Давно не видели красных? - спросил он басмачей.

- Порядочно. Давно, - послышались голоса. Басмачи принялись ругаться.

- А Сашку знаете? Про его бригаду слыхали?

- Слыхали.

- Так вот я приехал к вам от нее. Я комиссар бригады Юсуп. Хамдама знаете? Я был комиссаром у него в полку. Бухару брал. Эмира ловил. Не слыхали про такого?

- Верно! Мы слыхали про Юсупа. Правильно! - ответили джигиты, бывшие когда-то на бухарском фронте.

Но другие их перебили.

- Разве комиссар приедет один? Врет! Врет он! - закричали они, окружив Юсупа и наблюдая за каждым его движением.

- Я делегат, - сказал Юсуп.

- Какой там

делегат? Еще что выдумал! - засмеялись в толпе.

Другие закричали:

- Заковать его! Он не один. Он не может прийти один. Он врет! Сюда сейчас войдут кзыл-аскеры.

Многие из джигитов испугались. Они так верили в неприступность своего гнезда, что одно заявление Юсупа испугало их. Его бесстрашие показалось им неестественным.

- Ты что, в ловушку нас заманить хочешь? Окружить думаешь? Все равно ты не спасешься! - кричали они, потрясая оружием и наскакивая на Юсупа.

- Успокойтесь! - сказал Юсуп джигитам. - Послушайте меня! А потом делайте что хотите!

- Все равно надо его зарезать! - закричали из толпы наиболее трусливые.

- Убивайте! - заявил Юсуп, улыбаясь. - Я открыто называю себя. А вы трусите! Я свой человек и пришел как свой.

- Обратно не выйдешь! - загалдели басмачи.

- Сумел прийти, сумею и выбраться, - ответил Юсуп. - Дайте же мне сказать, зачем я пришел!

- Ну, говори! Послушаем, что ты наврешь, - раздались голоса.

Басмачи стали смеяться. Разговор им показался развлечением, они любили поговорить.

Юсуп понимал, что убедить этих людей можно только одним: надо, чтобы они почувствовали пользу в его предложении. Он сказал:

- Если вы сдадитесь, советская власть наделит вас землей, скотом и всем, что вам нужно в хозяйстве. Думайте!

- Степные басмачи сдаются, а не горцы... Обман - твоя сдача и твоя власть! - вопили ему в ответ джигиты.

- А кого мы обманули? Назови!

Джигиты молчали.

- Это верно, при сдаче обмана не было, - послышался в толпе робкий голос.

- Слушай его больше! Сперва у них сладко на языке, а потом будет горько, - крикнул молодой басмач, обернувшись в ту сторону, откуда поддержали Юсупа.

Этот юноша, красивый и стройный, стоял почти рядом с Юсупом. Чуть заметные усики придавали ему какой-то капризный, избалованный вид. Вся повадка его, манера держаться говорили о том, что он не кишлачник, что он привык к сытой городской жизни.

- Ты откуда? - спросил его Юсуп.

Басмач гордо повел плечом и отвернулся от Юсупа. За него ответили товарищи:

- Камаль из Ташкента. Его отец торговцем был. С Осиповым в восстании участвовал, - послышались голоса.

- Из богатых? - опять спросил его Юсуп.

- Да. Не из нищих, - гордо ответил Камаль.

- Почему же ты убежал сюда?

Камаль молчал. Снова другие ответили за него:

- Он мать свою зарезал.

- Мать? За что?

- В женотдел ходила, - ответил Камаль с такой усмешкой, что многие из басмачей нахмурились.

Юсуп покачал головой.

- Счастливая мать, - сказал он Камалю. - Хорошо, что она не видит тебя.

Все невольно примолкли, а Камаль, скривив рот, вышел из толпы.

Басмачи стояли около Юсупа, переминаясь с ноги на ногу.

"Здесь старики держат в страхе всех остальных", - подумал Юсуп. Он сказал:

- Ну, кончим дело! Я вас прошу. Я обещаю. Но без конца просить не буду. Басмачи издыхают. Старикам - все равно, а молодежи из-за чего умирать? То, что я вам даю, вы никогда не награбите. Без конца же нельзя разбойничать, в конце концов поймают, а уж тогда... не пеняйте на советскую власть! Карать она тоже умеет.

К Юсупу вдруг подошли три молодых басмача с веревкой.

- Мы тебя сейчас свяжем, - простодушно, как дети, заявили они. Давай руки!

- Зачем? Я один. Чего вы боитесь?

- Мы не боимся. А связать надо!

- Нет. Резать хотите - режьте! - сказал Юсуп. - А рук вязать не дам.

Он вытащил маузер из кобуры. Джигиты переглянулись, не зная, что же им делать. Но некоторым из толпы ответ Юсупа понравился. Юсуп как будто угадал их вкус.

Они одобрительно зашумели. Нашлись и такие, что похлопали его по плечу. Посоветовавшись между собой, басмачи решили, что к ним пришел человек смелый и гордый.

- Оставьте его! - заявили старики. - А мы пока подумаем... Такое дело сразу не делается.

- Думайте! Понятно. Да только скорее! - сказал Юсуп.

Старики ушли в мечеть совещаться. Молодежь осталась на дворе.

Хитрый чайханщик вынес из своего заведения блюдо с едой и так умильно посмотрел на Юсупа, что басмачи рассмеялись.

- Он в Красной Армии служил, - сказал Алимат, подталкивая чайханщика локтем. - Ну, сознавайся, Исмаил!

- Служил. Полтора года. - Исмаил еще раз поклонился Юсупу. - Коканд хороший город. А здесь плохо, - сказал он, приглашая Юсупа отведать баранины.

Юсуп сел. Возле него уселись на корточках молодые джигиты.

- Ты к нам из Коканда? - спросил Юсупа Исмаил.

- Нет, из Москвы, - сказал Юсуп.

Он показал на Алимата, и Алимат поклялся, что месяц тому назад э т о т ч е л о в е к приехал из Москвы.

Джигиты были поражены такой честью. Двое из них быстро вскочили и убежали, чтобы поделиться со стариками важной новостью.

Горячее солнце выкатилось из-за гор и принялось немилосердно жечь землю. На крышах кишлака появились жены басмачей, раскладывая и развешивая тряпье для просушки. Полуголые ребята бегали с крыши на крышу и швырялись камнями. От земли пошел пар. К ручью гуськом потянулись женщины за водой. Мужья ругали их, когда они останавливались. Жены тоже отвечали им бранью.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать