Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 68)


Зайченко сидел на подоконнике раскрытого окна. Полудикий русский офицер не правился Джемсу. Джемс боялся таких людей. Он чувствовал, что этот человек знает обстановку здешних мест лучше него, и уже одно это напоминало ему о соперничестве. Джемс понял, что Зайченко - это мозг Иргаша, что в течение последних пяти лет именно Зайченко, а не Иргаш, являлся организатором всех мятежей.

Ни курбаши, ни шпионы, ни турецкие авантюристы, перешедшие границу с диверсионными целями, не стоили, по мнению Джемса, клочка волос этого инвалида, засевшего в горах и занимавшегося жестокой и упорной войной с большевиками. Джемс не понимал ярости Зайченко, и это смущало его. В лице Зайченко он видел не только разведочного офицера, - это был, по его мнению, прекрасный тактик. Вот почему Иргаш дольше всех продержался в горах.

Джемс имел специальное задание: вновь собрать все те кадры, которые можно было бы бросить в Бухару. Ему поручили из остатков мятежников выжать все возможное, создать при Иргаше резерв и мобилизационный мятежный штаб. Джемс решил до поры до времени не раскрывать своих карт. Он прощупывал обстановку, настроение, подсчитывал силы, оценивал возможности. Он видел, что новые цели потребуют еще большей работы. Он был любезен с Зайченко. Он не обиделся, когда тот, выслушав его комплименты, молча ему поклонился и не сказал в ответ ни слова.

Впрочем, только один Зайченко держался небрежно и независимо. Все приглашенные, наоборот, хотели угодить почтенному гостю. Они наперебой говорили ему любезности и ласково смотрели в глаза. Среди них особенно выделялся один высокий, красивый мулла в желтых щегольских сапогах, в богатом халате и великолепной чалме. Джемс заметил, что среди кочующих сановников этот человек пользовался особым уважением. Когда все выговорились, он просто, без всяких словесных украшений, спросил Джемса:

- А вы не боялись идти к нам? Вы не испугались опасностей?

- Бог за меня, - ответил Джемс, улыбнувшись.

Мулла посмотрел на него умными и блестящими глазами, как будто раздумывая о чем-то. Потом ресницы у него дрогнули, он засмеялся. После этого засмеялись и все остальные.

Иргаш, увидев мелкие и острые, что стружки, зубы Джемса, вспомнил слова проводников о "деревянном афганце" и тоже улыбнулся.

Духовные лица, сидевшие здесь, жаловались на то, что теперь народ ослаб и меньше верит своим наставникам.

- Раньше мюриды верили нам, как раб своему господину, - говорили они.

- Наказывайте людей - и вам будут верить, - сказал Джемс. - Люди ведь - те же животные!

Юноши, бачи Ачильбая, внесли в комнату медные тазы и кувшины с водой. На шее у них висели чистые полотенца. Кланяясь, они подходили к каждому гостю. Гости, умыв руки, отправились обедать. Впереди всех шел Иргаш с Джемсом, около Иргаша шел Муса, его палач и телохранитель, потом молодой щеголь мулла, затем приближенные курбаши и духовные лица.

13

За обедом опять прислуживали бачи. После того как мулла прочитал молитву, все принялись за еду.

Обед был обилен, но не богат разнообразием. Самые важные гости сидели в доме с Иргашом. Военные начальники, есаулы разместились во дворе вместе с порученцами. Для некоторых приглашенных расстелили ковры за оградой двора, - это были старосты-аксакалы окрестных кишлаков и лавочники. Обедали по-восточному, сидя на коврах, брали пищу руками прямо из котлов. Отдельные приборы были поданы только Иргашу, Джемсу и Зайченко. Несмотря на то, что здесь присутствовали духовные особы, освящавшие трапезу, никто из гостей не отказывался от вина. Пили коньяк, привезенный Джемсом.

Зайченко сидел по левую руку от Джемса. Ему пришлось промолчать весь обед, потому что Иргаш забросал Джемса вопросами. Иргаш спрашивал про Афганистан и Турцию. Только два человека в мире интересовали его: Аманулла и Кемаль, два властителя. Он хотел знать подробности их политической деятельности; он спрашивал об образе их жизни, о состоянии армии. Джемс, беседуя с ним, в конце концов догадался, что живой любопытный Иргаш интересуется ими. Тогда об этих двух властителях он отозвался брезгливо, как о смутьянах.

Джемс, принимая от бачи тарелку с вялеными фруктами, отвернулся от Иргаша. Он наклонился к Зайченко и сказал:

- Только на Востоке можно узнать жизнь. Вы, наверно, любите Восток?

Вопрос был задан из вежливости. Каково же было удивление Джемса, когда Зайченко вдруг оскалился и, проведя указательным пальцем по горлу, с брезгливостью ответил:

- Я до сих пор сыт Востоком. Иногда мне кажется, что в моей жизни уж слишком много Востока.

Вспышка Зайченко показалась Джемсу неуместной. Он улыбнулся.

- Вы правы отчасти... - сказал он. - У нас с вами есть что-то общее... Мне тоже чертовски надоела моя деятельность... Я ведь попал на эту работу случайно, в годы мировой войны... И теперь мне нет выхода. Я не верю в политику. А вы верите?

- А вам разве не все равно, во что я верю? - пробормотал Зайченко с такой откровенной грубостью, что Джемс, вопреки своей обычной выдержке, не смог удержаться от хохота.

- Да вы не смейтесь, - оборвал его поручик. - Я из-за вас влип в грязное дело... А впереди смерть. Ну вас к черту... Вы лучше расскажите о последних новостях... Что нового? - добавил он уже мирным тоном.

- Я понимаю вас, - сказал Джемс. - Но что поделаешь! Судьба заставляет нас бороться за Восток. - Он приподнял свою чашку, как бы приветствуя соседа. Затем выпил коньяк и, закурив папиросу и продолжая разговор,

рассказал о статье Ленина, недавно напечатанной в газетах.

- Ленин считает, будто исход борьбы за социализм зависит в конечном счете от Востока... От России, Индии и Китая. Он думает о большинстве населения...

- Большинство? - прервал его Зайченко. - Какое большинство?

- Ну, в массе это, конечно, дикари!.. - самоуверенно проговорил Джемс. - Но нельзя пренебрегать и этим... В противовес этому мы должны объединиться. Все изменилось в мире.

Он оглянулся, чтобы посмотреть, не подслушивает ли их кто-нибудь... Все сидели в стороне от них. Все-таки, из присущей ему осторожности, Джемс, узнав, что Зайченко немного говорит по-французски, перешел на французскую речь.

Зайченко отвечал ему на "волапюке" из смеси французских и русских слов. Джемс, улыбаясь, прибег к этой же манере.

- Тридцать лет назад... ни я, офицер англо-индийской армии, ни вы, русский офицер, не могли бы пировать так дружно, как сейчас, - сказал Джемс и сейчас же поправился: - То есть пировать мы могли бы, конечно, но мы не могли бы иметь одну общую цель.

- Вы о чем изволите говорить? - холодно перебил его Зайченко. - Вы, очевидно, желаете сказать, что Англия и Россия - это две великие державы, два вековых соперника в Средней Азии?

- Именно так, - подхватил Джемс.

- Да, - сказал Зайченко, - яицкие казаки производили набеги на Хиву еще в семнадцатом веке. Купцы ходили в Афганистан... Ну, а ваш Дженкинсон?..*

_______________

* Дженкинсон А. (XVI век) дважды, с разрешения Ивана IV, ездил в Среднюю Азию.

- А ваш Петр Великий? Поход Бековича? А завещание Петра о походе в Индию?

- Неужели за границей до сих пор говорят об этом? Это миф.

- Нет... - Джемс не согласился. - Если бы не было этого завещания, тогда вы не явились бы сюда.

- Мы никогда не исполняли завещания наших царей, - улыбаясь, сказал Зайченко. - Никто не видел этого завещания.

- Позвольте, мистер Зайченко! Но политика России говорит об ином. А поход на Индию, задуманный Павлом?

- Авантюра! - Зайченко засмеялся. - Кстати, интересно было бы у вас узнать, вы принимали участие в убийстве Павла или нет?

- То есть как я? - удивился Джемс.

- Не вы, конечно, как физическое лицо. Я думаю о разведке.

- Не знаю, - сухо сказал Джемс. - Я не англичанин... Это раз! И не работаю в "Интеллидженс сервис". Это два.

- Кто же вы? Неужели мы не можем разговаривать друг с другом как профессионалы? Меня только теоретически занимает этот вопрос. Имеются исторические сведения, что Англия будто бы участвовала в этом заговоре, во всяком случае все это дело случилось не без ее участия в той или иной мере. Да и в художественной литературе имеются об этом сведения. Вы читали, конечно, статью Стендаля о его встрече с лордом Байроном?

- Нет, не читал.

- Жаль! Стендаль был осведомленный человек. Как настоящий писатель, он занимался политикой. Он говорил с Байроном о смерти некоторых русских императоров, случающейся т а к к с т а т и для интересов Англии. Это был намек на убийство Павла, сказанный в салоне и поэтому наполовину замаскированный.

Джемс молчал.

- Да! - проговорил Зайченко, задумавшись. - Вещь поучительная! Двенадцатого января Павел решил начать этот злосчастный поход и отослал свой приказ о выступлении в Среднюю Азию донскому атаману Орлову - и ровно через два месяца, двенадцатого марта, Павел был убит.

Джемс приподнял брови.

- Не знаю, - сказал он. - Я не занимался этим вопросом. Но все-таки девятнадцатый век вы кончили овладением Средней Азией. А это угроза Индии. Разве не говорил ваш Скобелев, что Средняя Азия - это плацдарм для сосредоточения войск против Индии?

- А разве мало глупостей говорили ваши генералы?

- Но эта глупость не такая уж глупая!

- Оставим этот разговор! Я понимаю, что Британскую империю до сих пор тревожит этот вопрос, - сказал Зайченко, с раздражением бросив нож, которым резал дыню. - Я не русский офицер, и за моей спиной нет никакой державы. Я - никто. И вы никто. И вам, как не англичанину, нечего бояться... Тем более что Гиндукушский хребет еще не развалился.

- Да, да, правильно! - хихикнул Джемс. - А все-таки ваш Скобелев говорил: "Дайте мне сто пятьдесят тысяч верблюдов, и я завоюю Индию!"

- Сейчас с верблюдами не завоюешь, - усмехнулся Зайченко. - Теперь идеи, кажется, сильнее пушек, караванов и прочего... Колониальная политика проваливается... Вы читаете русские газеты? - вдруг спросил Джемса Зайченко.

- Случается, - ответил тот.

- Говорят, что большевики очень заняты национальным вопросом. Очевидно, серьезно, если были даже выступления по этому поводу на партийном съезде? Был разговор и о великорусском шовинизме и о местных буржуазных националистах... Как их там называют - национал-уклонисты! Было даже как будто специальное совещание по национальному вопросу... И там разоблачались эти буржуазные националисты! В частности, и по Узбекистану. У нас об этом говорят! (Джемс молчал.) Почему их так поддерживает оппозиция? Что связывает этих людей?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать