Жанр: Русская Классика » Николай Никитин » Это было в Коканде (страница 74)


Ночь выпала холодная. Звезды застыли в небе.

На дворе кричали и ругались раненые. Среди них ходил какой-то рваный бродяга, которого они называли табибом. Он прямо из бутыли поливал им раны йодом. Они скрипели зубами, как будто желая стереть их в порошок. После йода каждый из раненых бинтовался сам либо марлей, либо тряпками, или затыкал рану хлопком. Нашлись и такие, которые заставляли собак вылизывать им раны.

26

Когда Зайченко появился в дверях комнаты, Юсуп сидел на полу около низенького столика и писал донесение. Он сразу узнал вошедшего, бросил карандаш и пригласил Зайченко сесть. Зайченко сел на пятки, поджав ноги, и приветствовал его, произнеся обычный селям.

- Здравствуйте, Зайченко! - сказал по-русски Юсуп. - Вы стали настоящим мусульманином.

- Да? - Зайченко усмехнулся. - Во всяком случае, я не похож на коменданта Кокандской крепости.

Юсуп сделал вид, что не слышал этой шутки. Юсуп смотрел на него и думал: "И это - тот, первый, воспитавший во мне человека? Какая судьба!"

- Простите, я не осмелился явиться днем. Все произошло так неожиданно... - забормотал Зайченко, перебивая мысли Юсупа.

- Очевидно, вы надеялись скрыться в массе? Все равно, гражданин Зайченко, мы бы вас обнаружили. Мы знали, что вы тут.

- Да, да... - Зайченко закивал. - Я и не скрываюсь. Я просто... - Он запнулся. - Я не знал, как мне начать с вами разговор. Скажите, что со мной будет?

- Ваше дело решит Особая комиссия по борьбе с басмачеством. Мы передадим вас трибуналу.

- Да, да... - опять перебил Юсупа Зайченко, - я понимаю, что я - не обыкновенный басмач. - Он сказал это таким тоном, будто объяснения Юсупа вполне удовлетворили его. - Вы теперь прекрасно говорите по-русски, заметил он Юсупу.

- Я больше двух лет прожил в Москве.

- Что же там, в Москве? Изобилие? Магазины, женщины, рестораны? Все это есть? Это верно, что там танцуют фокстрот?

Юсуп отклонил беседу на эту тему, заявив, что в Самарканде Зайченко все узнает из газет.

- Скажите, - опять спросил Зайченко, - я могу надеяться на какое-либо снисхождение или нет? Я совершил ошибку, я готов работать где угодно, как угодно. Мои знания могут пригодиться в разведке.

- Это решаю не я.

- Да, да... Конечно, конечно... снова забормотал Зайченко.

Он думал, что посещение сложится иначе, и сейчас чувствовал себя совсем раздавленным. Сегодня на погребении он впервые встретился с Юсупом.

В широкоплечем комиссаре, одетом по-басмачески, Зайченко не сразу узнал старого знакомца, мальчишку с кокандского базара. Зайченко, естественно, не мог думать, что теперь Юсуп будет держаться с ним как босоногий кучеренок. Это было бы наивно. Но все-таки в нем тлела какая-то надежда на то, что комиссар Юсуп заинтересуется им, начнет расспрашивать, захочет узнать до конца все его приключения. "И может быть - чем черт не шутит, - подумал Зайченко, - облегчит мою участь".

Юсуп же принял его спокойно, не вспоминая о прошлом. Сейчас, кончая беседу, Зайченко почувствовал, что Юсупу действительно не о чем с ним говорить, а ему нечего ожидать от него каких-нибудь послаблений. "Зачем же тогда он меня звал? - подумал Зайченко. - Чтобы удостовериться, что ли?"

Зайченко встал. Встал и Юсуп. Зайченко хотел протянуть ему руку, но вовремя догадался, что этого делать не следует. Он поклонился Юсупу.

- Разрешите идти?

- Пожалуйста! - ответил Юсуп.

- Я вам хотел еще доложить, что позапрошлой ночью у нас был разведчик... Кажется, англичанин... хотя он это отрицает... Либо это ложь, либо он "двойник"... Выдает себя за афганца. - У него афганский паспорт...

- Мы имеем о нем сведения, - сказал Юсуп с таким видом, будто ему все известно.

Этим он совершенно сбил Зайченко, и тот, чтобы его не заподозрили в сокрытии каких-то тайн, торопливо добавил:

- Я думаю, он недалеко. Не прошло еще и двух суток, как он уехал. Он собирался ехать на Гиссар.

Увидев напряженные глаза Юсупа, Зайченко перестал бормотать.

- Скажите, - вдруг спросил его Юсуп, - Хамдам был связан с Иргашом?

- Нет. Нет, не слыхал. Ведь они старые враги! - с готовностью ответил Зайченко.

- А как попали его джигиты в ваши шайки?

- Кто именно?

- Насыров, Алимат.

- Не могу знать. Случайно. Организационной связи между нами и Хамдамом не было. Но позвольте, разве Хамдам изменил? По-моему, нет? Тогда какая же связь?

Юсуп, ничего не ответив ему, кивнул головой. Зайченко вышел.

Во дворе все еще горели костры. Джигиты варили себе пищу и обсуждали поведение комиссара на похоронах. Здесь же сидели бачи, но никто из них сейчас не пел, не плясал, не веселился. В воздухе пахло салом. Никто не заметил Зайченко, быстро пробежавшего среди толпы.

"Болван! - обругал себя Зайченко, придя в кибитку. - Чего я разболтался?"

Он лег на койку. Размышления овладели им. Он старался представить себе суд, разбор дела в трибунале, свое поведение на суде, свои ответы. Но чем больше он думал об этом, тем все хуже и хуже становилось у него на душе. Только физические муки и боль могли бы облегчить его угнетенное состояние. Он вытащил из кобуры маузер. "Как все противно! Как надоела мне вся моя жизнь!" - подумал он, подержал револьвер в руке и с отчаянием сунул обратно в кобуру...

27

Сдача состоялась на следующий день в послеобеденное время. Она назначена была на утро, но ее пришлось отложить из-за обильного и бурного дождя. Внезапно пролившись, он напомнил о весне.

Воздух после него стал мягким и тепловатым. Солнце грело горы и влажную, скользкую дорогу, но на вершинах сверкал лед.

Басмачи растянулись в рядах по всему кишлаку. После команды "смирно" Юсуп сказал им короткую речь. Затем отряды гурьбой подходили к знаменщику бригады и сбрасывали около знамени свое оружие: шашки, револьверы, винтовки, патроны. Ножи, как "бытовой предмет", разрешено было оставить при себе. Начальники отрядов, курбаши, приближенные Иргаша и есаулы отходили влево, а простые басмачи - направо.

Через час первый эскадрон и стрелки пошли в Шир-Абад. Туда же поехали начальники басмачей и Зайченко, окруженные конвоем. Второй эскадрон остался в кишлаке, но большая его часть, с Юсупом во главе, должна была отправиться в горы на розыски Джемса.

К эскадронному командиру Капле прибежал Федотка, старшина разведки. Юсуп приказал выделить для Федотки еще один взвод. Капля заорал, будто его ошпарили кипятком:

- Что я вам, рожаю людей взводами? Не дам!

- То есть как это "не дам"? Вы, дяденька, спятили, что ли?

Капля сказал:

- Чем трепаться по разведкам, ты бы, дурак, хоть на фершала учился!

- Во-первых, на фельдшера, а не "на фершала".

- Это несущественно.

- Именно существенно! Вы старый солдат, должны понимать: есть приказ - значит, будет исполнено. Это ведь не мое частное дело. А вы мне про фельдшера толкуете! - Федотка сердито поправил на сапоге шпору: Блажите вы, дяденька!

- У меня взвод только что набранных киргизов да взвод свежих пополненцев из России. Кого же я дам? - ответил Капля.

Он курил трубку и думал о Федотке. Не нравилась ему Федоткина лихость. Он сам был храбрым человеком, но войны не любил. "Пустое дело! говорил он про войну. - Из нужды воюешь. А щегольство в этом деле - враг".

Он боялся, что походы и кочевая жизнь, без заботы о завтрашнем дне, окончательно избалуют Федотку. Капля, точно мать, беспокоился о его будущем. Целый день наедине с собой, он так и этак переворачивал все особенности того или другого занятия. Он мечтал о самых разнообразных профессиях для Федотки. Сперва ему хотелось, чтобы из него вышел доктор или инженер, потом ему казалось, что выгоднее пустить парня по авиации, пусть летает. "Хорошо, если Федотка пойдет по партийной линии!" Но в конце концов и это не удовлетворяло его. "Нет, - говорил он себе, - у нас есть много людей, которые хотят быть комиссарами, а не хотят учиться. А я хочу, чтобы он был комиссаром, но я хочу, чтобы он был настоящим комиссаром. Поэтому надо, чтобы он учился".

Достав из переметной сумки две жестяные кружки, Капля налил в них чаю: себе и Федотке. После ссоры он пригласил Федотку пить чай.

Федот пил жадно, обжигаясь, хрустел сахаром.

- Не лакай! - наставительно сказал Капля. - Желудку вредно.

Выпив полчайника, Капля спросил Федотку:

- Ушел шпион? Не поймали?

- Не поймали. Ушел, - ответил Федотка.

Капля засмеялся, будто ответ Федотки доставил ему удовольствие.

Федотка обиделся и сказал:

- А чем мы виноваты? Поймай ты, коли больно ловкий!

- Что ж, возможно! - сказал Капля и опрокинул чайник, чтобы он высох на солнышке. Потом, будто невзначай, спросил Федотку: - Кого дать: киргизов или пополненцев?

Федотка вскочил и закричал:

- Да кого хочешь! Только не томи ты мою душу! Обязательно вам надо поломаться, дяденька!

Отправив бойцов, Капля остался в кишлаке с одним взводом. Последними снялись артиллеристы.

Басмачи быстро расходились по своим кишлакам. Они шли группами и в одиночку, как кому удобнее. Каждый старался стянуть что-нибудь в лагере для своего хозяйства: муку, сбрую, кошмы, скрытое оружие (револьверы).

Ачильбай распустил свою группу (надеяться сейчас на переход через границу было немыслимо). Но старик не огорчился. "Пока я в прибыли", думал он.

Весь день в ставке стоял шум, из-за дележки вещей поднялись крики, споры и смех.

Под вечер ставку будто вылизало. Все опустело. Скрылись даже собаки. Только кости, объедки, мусор, разбитые ящики да отбросы остались на месте. Бойцы избегали даже заходить в загаженные дома разоренного кишлака. Они устроились на воле, в палатках.

Ничего не осталось от Иргаша. Сейчас казалось странным: каким образом так долго длилось это сопротивление? Иргаша зарыли - и с ним будто все исчезло. Только Мирза до сих пор висел на своей перекладине.

Похоронив убитых, эскадрон, вместе с ранеными в санитарных повозках и пленными, спускался с гор на запад. Зеленые заросли, лежавшие по течению реки, темной рамкой охватывали долину. Стайка джейранов, изящных и грациозных животных, похожих на газелей, испуганная грохотом орудийных колес, стрелой пронеслась через дорогу. Некоторые из них, остановившись в отдалении, на скалах, с любопытством глядели на горное орудие. Среди зарослей виднелись какие-то развалины. Они имели вид неправильного четырехугольника и занимали довольно большую площадь. Остатки ворот и крепостных стен угрюмо высились над равниной, как будто вспоминая то отдаленное время, когда эта твердыня служила ее защитой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать