Жанр: Научная Фантастика » Камиль Мусин » Незнайка в Совке (страница 17)


Последние слова были адресованы санитарам.

Оставшись один, Незнайка сначала обалдел, а затем обратился к милиционеру:

- Э-э, послушайте, а как же я?

- Что- вы?- спросил милиционер.

- Моего друга увезли...

- Ну и что?

- Ну я просто хотел сказать, что я тоже...

- Не морочьте мне голову,- отмахнулся милиционер и повернулся, чтобы уйти, но Незнайка схватил его за рукав.

- Я только хотел сказать, что если моего друга увезли, то и мне туда же надо.

- В сумасшедший дом?- удивился милиционер,- Не мешайте работать.

Он вырвался и пошел к милицейской машине.

Незнайка догнал его, когда он уже закрывал дверцу. В машине было еще несколько милиционеров, которые с любопытством глазели на Незнайку.

- Ребята, отвезите меня в сумасшедший дом как можно скорее!

- попросил Незнайка. Ему было страшно оставаться одному в незнакомом городе без надежного и решительного Спрутса.

- А ты что, сумасшедший?- засмеялись менты.

- Ну вы же только что видели... Вот ваш товарищ видел...

- Пешком дойдешь,- прервал его один из них.- Вон он там, за углом.

Машина умчалась.

Незнайка двинулся в указанном направлении и свернул за угол.

Пройдя вдоль длинного бетонного забора, он дошел до массивных железных ворот и постучал. В воротах открылось маленькое окошко, откуда спросили:

- Чего надо?

- Моего друга привезли сюда...

- Посещения запрещены.

Окошко захлопнулось. Незнайка постучал снова. Окошко открылось.

- Ну чего еще?

- Пустите меня...

- Запрещено. Здесь могут находиться только персонал и больные.

- Но мне очень надо внутрь...

- У вас есть направление?

- Нет. То есть есть. То есть я не знаю, что это такое. А что это?

Окошко снова захлопнулось. Незнайка снова постучал.

- Послушайте...

- Опять вы? Я сейчас милицию вызову.

- Бесполезно. Они не хотят со мной связываться.

- У вас что, не все дома?

- Конечно. И я хочу попасть к вам на лечение.

- Не морочьте мне голову,- отозвался голос за дверями. Окошко захлопнулось, и на стук Незнайки больше не открывалось.

Незнайка погрустнел. Он не знал, как найти ночлег в городе Жирове, и к тому же ему никак не хотелось расставаться со Спрутсом.

Немного погрустив, он все-таки пришел к выводу, что грусть делу не поможет, и возобновил атаку.

Он принялся кидать камни через ворота, игнорируя угрозы вызвать милицию. Для пущего эффекта он лаял собакой и мяучил котом, но в сумасшедший дом его не пускали, хотя обзывали из-за ворот психом.

Вскоре Незнайка снял осаду и решил применить другую тактику.

Побродив по окрестным улицам, он обнаружил отделение милиции.

Покопавшись в ближайшей помойке, он вырядился в живописное старье, обмотался, наподобие ремней и портупей, разными тряпками, прицепил дощечки в качестве погон, а в руки взял поломанный скворечник.

В таком виде он смело вошел в отделение, отстранив ошалевшего дежурного.

- Я - генерал Незнайко!- заявил он с порога.- Проводится операция "Дурдом". Весь личный состав поступает в мое распоряжение. Молчать!

И так далее...

Пилюлькин заполнял бланки, на которых писал "вялотекущая шизофрения"21) и прочие ученые слова, но тут дверь открылась и ввели нового пациента. Одет он был так, словно служил пугалом, а в руках держал скворечник.

- Пилюлькин?- с ходу заорал новичок.- Это же я, Незнайка!

- Что у него?- спросил Пилюлькин у санитаров.

- Какой-то генерал. Привел сюда целое отделение милиции, и они чуть было не вышибли ворота.

- Да это же я, Незнайка!- кричал Незнайка, но встретив непонимающий взгляд доктора, осекся. Видимо, с Пилюлькиным вышла такая же петрушка, что и с Цветиком и с Пачкулей. А раз так, приходилось разыгрывать сумасшедшего.

- Я великий генерал Незнайко!Я кавалер всех орденов! Я простой солдат всех войн! У меня к вам секретное дело.

- Оставьте нас,- велел Пилюлькин санитарам,- располагайтесь, генерал.

Он встал, вытянулся по стойке "смирно" и оправил свой белый халат. Потом зачем-то задернул занавески на окнах и подровнял на столе папки с бумагами.

Незнайка героическим усилием подавил в себе приступ хохота.

Мало того, что милиция безоговорочно поверила в то, что он генерал, но и даже врач-психиатр, кажется, не понял юмора. Ну что ж, тогда будем играть в генерала до конца. Незнайка расселся в кресле Пилюлькина, взгромоздил на его бумаги грязный скворечник и заявил:

- Нужно освободить агента Спрутса.

- Кто это?

- Его должны были сегодня привезти сюда. Наш космический агент.

- А, помню, помню. Это который с Луны.

- Он не мог сказать вам всего. Это совершенно секретная спецоперация. Зреет государственный переворот. Удар будет нанесен с Луны. Высадятся зеленые человечки. Агент Спрутс должен быть немедленно освобожден!

- Да, разумеется, я сейчас же отдам распоряжения.

Пилюлькин поговорил с кем-то по телефону.

- Сейчас он в санобработке, но я распорядился. Кстати, он выглядел как настоящий сумасшедший. Просто клинический случай, все симптомы вялотекущей шизофрении. Она, знаете ли, иногда ускоряет свое течение.

- Это маскировка.

- Надо же, а я-то был совершенно уверен! Он не помнил, какое сегодня число, а это вернейший признак! И он так натурально нервничал!

- Он не мог открыться. Враги повсюду.

- Враги? Гм, а действительно! Сегодня, например, кто-то пытался проникнуть на территорию больницы и кидался камнями через забор. Мы думали, что это какой-то идиот, еле от него избавились.

- Это и есть враги. Они следят за нами. Кольцо сужается.

- Да-да,

я сейчас распоряжусь...

Тут вошел санитар и, склонившись к уху Пилюлькина, что-то зашептал. Лицо Пилюлькина вытянулось, затем помрачнело.

- Милиция не подтвердила ваших полномочий, генерал Незнайко, или как вас там. Они только что проверили и предупредили нас.

- Ну еще бы,- парировал Незнайка, указав при этом на скворечник операция же сверхсекретная.

- Ага, это мы уже слыхали. Где милиция?

- Они умотали,- ответил санитар,- сказали, что не хотят связываться.

Незнайка бросил в санитара скворечник. Пилюлькин побледнел от злости.

- Убирайтесь.

- Не-а,- протянул Незнайка,- разрывая на мелкие кусочки плакат о неотвратимости заболевания педикулезом,- освободите Спрутса или оставьте меня с ним.

- Вы находитесь в серьезном учреждении. Я не позволю устраивать здесь балаган! А ну-ка, вон из моего кресла. Выведите этого придурка,- велел Пилюлькин санитару.

Санитар потянулся к Незнайке, но тот истошно заорал:

- Я великий генерал Незнайко! Я заслуженный пенсионер! Я простой солдат всех ваших партий! Я инвалид всех ваших войн! А ну-ка, рядовой, какое сегодня число?

- Чего?- спросил санитар, покосившись на Пилюлькина.

- Мартобря-жукобря, дрянадцатое, день всех тупых,- продолжал голосить Незнайка.

- Ну хорошо,- устало сказал Пилюлькин,- посидите у нас, если вам так угодно. Со своим Спрутсом или как вы его там назвали. А завтра я найду на вас управу. Будете знать, как прикидываться идиотом.

***

Незнайку втолкнули в палату, дав такого крепкого пинка, что он вылетел на середину комнаты и шлепнулся. Дверь за ним с лязгом захлопнулась.

Когда Незнайка встал, он обнаружил, что рядом с ним на табуретке сидит Спрутс в смирительной рубашке и с кляпом во рту. Он был красный как свекла, мычал и бешено вращал глазами. Палата была довольно просторная, вдоль стен стояло множество коек, на которых располагались сумасшедшие. Они тихо переговариваясь, разглядывая Спрутса. Вид у них был довольно мирный, только один смотрел нагло и плевал на пол рядом с кроватью.

Незнайка освободил Спрутса и отступил, опасаясь, что Спрутс разнесет все вокруг. На лицах сумасшедших промелькнул испуг, некоторые попрятались под одеяла.

Однако Спрутс, размяв затекшие руки и ноги, первым делом вежливо поблагодарил Незнайку. Злоба его прошла, уступив место сосредоточенности.

- Как ты сюда попал, Незнайка?

Незнайка рассказал свою историю.

Спрутс криво усмехнулся:

- Да, глупо до смешного. Но все равно я тебе рад. Вдвоем, конечно, веселей. Легче будет отсюда выбираться.

- А они на нас не нападут?- шепотом спросил Незнайка, покосившись на обитателей палаты.

- Посмотрим. Мне они пока казались смирными.

Их переговоры, однако, не остались не услышанными.

Один из сумасшедших, толстенький и приятно улыбающийся, нахлобучил на голову треуголку с кокардой, приблизился к путешественникам и сказал:

- Приветствуем вас, коллеги. Вижу, вы тут впервые. От имени старожилов этого заведения имею честь сообщить, что вам тут ничего не угрожает. В смысле, в этой палате. Не правда ли, друзья?

Сумасшедшие согласно закивали.

- А если вы будете следовать правилам этого заведения,- продолжил коротышка в треуголке,- то будете как сыр в масле кататься.

- Это какие правила?- спросил Спрутс.- Я тут прочитал на стене, что все запрещено или что-то в этом роде.

- Это все ерунда,- отмахнулся коротышка в треуголке- на правила можно не обращать внимания. Ну что из того, что все запрещено? По всей стране все запрещено- и ничего, живут все как-то. Главное правило состоит в том, что Пилюлькин пишет диссертацию по психиатрии, а мы у него подопытный материал. Если ему подыгрывать, и делать вид, что его теория оправдывается, то он будет доволен и скажет санитарам, чтобы они нас не тревожили.

- А диссертация- это что?

- Это такая научная статья, за которую Пилюлькина будут уважать другие психиатры. Вкратце его идея сводится к тому, что все люди сумасшедшие в разной степени и каждого можно засадить в сумасшедший дом.

- Узнаю Пилюлькина,- хихикнул Незнайка.

- Как же тогда подыгрывать?- удивился Спрутс,- Сумасшествие изображать?

- Вот этого как раз не нужно, он этого очень не любит. А уж настоящих сумасшедших терпеть не может. Они неуправляемые. Ему легче работать с теми, у которых сумасшествие еще не зашло далеко.

- Это точно, терпеть не может,- усмехнулся Незнайка,- я сюда с трудом пробился. Пришлось мяучить и лаять, камнями кидаться, а потом прикинуться генералом.

- Вы с этим не шутите, санитары побить могут,- сказал коротышка в треуголке.- Просто нужно с ним во всем соглашаться, но только не совсем явно, чтобы он не заподозрил. Мы вас научим, это не сложно.

Он нам все время дает свою диссертацию переписывать- мы ее уже наизусть выучили. Там все наши роли прописаны. Я, например, все время хожу в треуголке. Правда, у нас тут традиция, что треуголку носит тот, кто выступает с докладом, но это неважно, она считается моей. А вот коллега Дзурилла все время плюет на пол. Он постоянно убеждает Пилюлькина, что, мол все разрешено, даже целую теорию сочинил, недаром философ. Пилюлькину это очень нравится, он отдельную главу в диссертации этому посвятил...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать