Жанр: Научная Фантастика » Камиль Мусин » Незнайка в Совке (страница 7)


- А кто это там кидается?- спросил Незнайка.- Ведь так и убить можно. Хоть бы какие заграждения поставили.

- Ишь, ты,- заметил другой прохожий,- заграждения захотел! А ты там не ходи.

- Что же это за домина?- спросил Спрутс.

- Известно, что за домина, сами знаете,- ответили ему.

При этом все прохожие явно не хотели вступать в переговоры с путешественниками и, мимоходом высказав им свое мнение, почему-то всегда обидное, старались обходить их стороной.

Спрутс подтолкнул локтем Незнайку и шепнул:

- Слушай, давай не будем задавать лишних вопросов. Этого тут вроде не любят. Вон, кажется, ресторан. Пойдем, поедим, заодно осмотримся.

Они подошли к ресторану, вход в который обозначался красочным и несомненным символом- швейцаром.

Швейцар, правда, не стоял при входе и не открывал двери посетителям, а наоборот, прятался за закрытой стеклянной дверью. На двери висела табличка "Мест нет".

- А есть ли здесь поблизости другой шикарный ресторан?- остановил Спрутс очередного прохожего. Тот в удивлении отшатнулся:

- Другой ресторан? Зачем?

И убежал от Спрутса, как от прокаженного.

- Странная страна,- озадаченно сказал Спрутс.

- Психи какие-то,- согласился Незнайка,- но мы кое-как их разговорили.

Путешественники вплотную подошли к стеклянным дверям.

- Мест нет!- бодро гаркнул из-за двери швейцар.

- Подождем,- вздохнул Незнайка, и, изучив надписи на двери, добавил:Ресторан-то работает. Скоро освободится место.

О том, что в ресторане что-то происходит, что там есть пища и кто-то ее принимает, свидетельствовали приглушенный шум и аппетитные запахи кухни.

Незнайка сел на корточки около дверей, а Спрутс стал прохаживаться туда-сюда, заглядывая в окна. Вдруг он резко повернулся, подошел к Незнайке и сказал:

- Там полно свободных мест.

- Ну! Значит, нас сейчас пустят...

- Подожди! Там все за деньги. Я в окно видел.

- Что же делать?

- У меня есть немного фертингов. Случайно завалялись в кармане.

- Ура!.. А у них тоже фертингами расплачиваются?

- Я не разглядел. Но попробуем. Есть-то надо. Действовать буду я.

Не вмешивайся. Смотри, что будет.

Спрутс достал банкноту и, зажав ее в кулаке, подошел к двери.

- Закрыто! Спецобслуживание!- пролаял швейцар.

Спрутс молча просунул в щелку банкноту. Швейцар внимательно рассмотрел ее, после чего с угодливой улыбочкой распахнул двери:

- Пожалуйста, пожалуйста, давно вас ждем.

Спрутс и Незнайка прошли в теплый, залитый светом вестибюль.

- Зачем ты заплатил?- недоуменно спросил Незнайка,- Надо было ему просто объяснить, что есть места, а то он, наверное, отсюда не видит.

- Ты ничего не понимаешь,- ответил Спрутс,- у нас на Луне это называется "дать на чай". Традиция. Разве в Солнечном городе не так?

- Нет. Кстати, обопьется он этим чаем на такие-то деньги.

За этим разговором они зашли в зал. Там стоял невообразимый шум, от которого у Незнайки заложило уши. Шум шел от небольшой сцены, где несколько коротышек орали и извивались, как бешеные. В их мелькали руках музыкальные инструменты, но коротышки, казалось, не играли на них, а крутили, как жонглеры или фокусники. Посетителей ресторана шум вовсе не беспокоил. Более того, время от времени кто-нибудь подходил к сцене, бросал беснующимся музыкантам деньги, и шум на некоторое время превращался в настоящий грохот, перекрывающийся нечеловеческими по силе и мерзости воплями.

Путешественники огляделись. На всех свободных столиках стояли таблички: "Спецобслуживание" или "Стол заказан". Спрутс без колебаний уселся за один из столиков, а табличку сунул под скатерть.

Незнайка сел тоже. Спрутс что-то крикнул ему сквозь шум, но расслышать ничего было нельзя.

Официант долго не шел и появился только тогда, когда шум смолк.

В отличие от лунных официантов, вежливых и любезных, местный официант больше смахивал на боксера и одним своим видом отбивал аппетит.

- Значит, два графинчика...- начал записывать он в блокнот.

- Подождите, а как же меню?- удивился Спрутс.

Официант молча швырнул на стол засаленную бумажку и снова принялся чиркать ручкой в блокноте. Незнайка заглянул в меню.

"Суп слизистый"

"Чай ж/д"

"Сахар нерастворимый"

"Картофельный сок"

"Салат из хрена с редькой"

"Сладкий уксус"

- А что такое "чай ж/д"?

- Что такое?- Спрутс пододвинул меню к себе.- Это, наверное, чай, который продают на железных дорогах... Ха-ха!... Ого, какой длинный список... Батюшки, сладкий уксус! Он что, действительно сладкий?

- Не знаю, не пробовал. Небось дрянь какая-нибудь,- буркнул официант.

- А кто-нибудь заказывает?

- Никто.

- Фу ты... У вас что, вся еда такая, как в этом меню? А что вы там записываете? Мы же еще ничего не заказали.

Официант сунул свой блокнотик в карман и присел на свободный стул, воплощая бесконечное терпение.

- Каша какая-нибудь есть?- взмолился Незнайка, глотая слюну.

- Каша-то есть?

- Вы у меня спрашиваете?- вежливо осведомился официант, глядя куда-то мимо Незнайки.

- У вас.

- Не знаю. Я это ваше меню вообще не читаю.

- Наше? Однако,- пробормотал Спрут.- Ну и порядочки у вас!

Он огляделся и, заметив, что все вокруг что-то все-таки едят, распорядился:

- А сделайте то же, что и всем. Две порции.

Официант молча удалился.

Раздался жуткий грохот. Спрутс с Незнайкой невольно пригнулись, но тут же сообразили, что это снова заиграл оркестр.

Спрутс что-то сказал, но Незнайка не расслышал. Спрутс повысил голос, но опять безрезультатно. Тогда Спрутс сложил ладони трубочкой и стал кричать, побагровев от натуги. Лишь теперь Незнайка услыхал:

- У нас на Луне тоже бывали журфиксы, только повеселее.

Незнайка вспомнил, что журфиксы- это когда богатые коротышки собирались на вечеринки, куролесили и ломали мебель.

В ответ Незнайка также сложил руки трубочкой и, раздирая глотку, рассказал Спрутсу о какофонистах в Солнечном городе.

Так они орали друг другу (впрочем, и все остальные посетители ресторана общались так же), и сорвали бы себе голоса, но возник официант с подносом. Собственно он давно уже стоял над путешественниками, ожидая перерыва в так называемой музыке.

- И что же это такое?- спросил Спрутс, с подозрением изучая графинчик с мутноватой бесцветной жидкостью.

- Картофельный сок, как вы заказывали,- ответил официант.

- А в тарелках?

- Наше фирменное блюдо- салат "Магнолия".

Фирменное блюдо салат "Магнолия" представляло из себя (как определил Спрутс, исследовавший пищу, прежде чем ее съесть) смесь из мелко нарезанных картошки, капусты, свеклы, огурцов, помидоров, яблок, моркови и так далее, и все это было полито майонезом, посолено, поперчено, приправлено аджикой, посыпано тмином и еще бог знает чем.

Незнайка судил о еде с других, если можно так выразиться, динамических позиций. Во-первых, кусочки, из которых состоял салат, не накалывались на вилку и соскальзывали с ножа, а ложку не дали.

Во-вторых, было такое впечатление, будто жуешь пенопласт с перцем.

Картофельный сок был, разумеется, весьма гадок. Однако вокруг все хлестали его графинами, и путешественники решили, что они, очевидно, что-то не поняли.

Под конец официант неожиданно принес "чай ж/д" в высоких подстаканниках. Чай действительно сильно отдавал железной дорогой и сиял интенсивно желтым цветом. Сахар, к нему прилагавшийся, был действительно нерастворим, как и было обещано в меню.

После трапезы, дождавшись когда музыка ненадолго стихнет, Спрутс только и сказал:

- Такая еда у нас на Луне называлась "сытная" и специально выдавалась на фабрике Скуперфильда, чтобы...

Дальше он ничего не смог сказать, потому что его вдруг одолела икота.

Икал он громко и очень смешно, почти подпрыгивая на стуле.

Незнайка спросил:

- Может, похлопать тебя по спине или воды принести?

Спрутс, все еще икая, вручил Незнайке пачку фертингов и указал на официанта. Тот протянул свои расчеты.

- А почему такая сумма?- удивился Незнайка.- Ведь мы брали все одинаковое.

- Минуточку.- Официант, почиркал карандашом в блокнотике.- Сорок три пятнадцать.

Спрутс хотел что-то произнести, но не смог и попытался изъясняться жестами.

- Вы меня не поняли,- сказал Незнайка,- просто я имел в виду, что раз мы брали все одинаковое, то и сумма должна получиться четная.

Официант внимательно посмотрел на Незнайку и, не отводя от него взгляда, снова поводил карандашом в блокноте и объявил:

- Сорок один восемьдесят.

- Как это вы считаете?- опешил Незнайка. Спрутс застонал, как от зубной боли, и толкнул Незнайку локтем. Но было поздно. Официант достал из кармана свисток и засвистел.

В ресторане все сразу обернулись и, как из под земли, выскочил милиционер.

- В чем дело?

- Вот, капитан,- скучающим тоном проговорил официант,- буянят, не расплачиваются. Сели за заказной столик. Вот, видите, табличку нашу под скатерть запихали.

- Да, нет, вы нас неправильно поняли,- оправдывался Незнайка,- мы хотим расплатиться, но официант все время называет разные суммы.

- Понятно,- нахмурился капитан,- вы хотите сказать, что он вас обсчитывает.

Официант горделиво выпрямился, всем своим видом выражая оскорбленное самолюбие.

- Да вы на их деньги посмотрите!

В зале воцарилась мертвая тишина. Посетители перестали жевать.

Музыканты сгрудились у края сцены. Милиционер взял из рук Незнайки фертинги, похрустел ими и зачем-то пересчитал.

После чего сказал:

- В отделение.

В отделении путешественников продержали почти до утра. Они сидели в зарешеченном углу на лавочке напротив милиционера, который записывал что-то в толстую тетрадь и, казалось, забыл о задержанных.

Никакие их вопросы, просьбы и прочие попытки обратить на себя внимание до милиционера не доходили. Другие задержанные за ночь коротышки сидели смирно в общей клетке и не шумели. Лишь когда за окном начало светать, милиционер спрятал тетрадь в ящик стола и запер его на замок. Затем он достал одну из банкнот в сто фертингов, которыми Спрутс пытался расплатиться в ресторане, поглядел ее на просвет, а затем в лупу. Наконец он изрек:

- Понятно.

Незнайка все это время рассматривал милиционера, пытаясь вспомнить, где же он его видел. Незнайка стал перебирать в памяти всех своих знакомых на Земле и на Луне, но, поскольку знакомых у него была тьма-тьмущая, он невольно стал вспоминать все связанные с ними смешные истории. Вспомнив, как Авоська и Небоська выбрасывали балласт с воздушного шара, он не удержался и прыснул со смеху.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать