Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КРЭГА (страница 17)


– Вот это по-нашенски, – удовлетворенно произнес колдун. – А теперь отыдь от свету, я твою кралечку малость побрею…

И он снова заржал мерзостно и до того заразительно, что хозяин апартаментов тоже залился нервным смехом. Между тем гость наклонился над лежащей – так и есть, крепко связана, рот заклеен липучей травой. Он, заслонившись топорщившимся на его плечах гобеленом, тихонько погладил женщину по голове и едва слышно шепнул: «Потерпи чуток…» Затем все с тем же грубым, по подозрительно монотонным хохотом взмахнул мечом и отхватил прядь черных волос, рассыпавшихся по полу.

– Во, гля! Во что мы учиним! – Он выдрал из своей прически махровый султан и водрузил отрезанный локон в самую его середину. – Гля, как полыхнет!

Полыхнуло будь здоров – пороховая закладка в перьях была сделана наспех, но умело. Колдун тут же выбросил огненный ком в потолочную дыру, и черный столб дыма свечкой полез вверх, ввинчиваясь в незамутненное доселе небо. Ориентир для дружинников был означен.

Джанибаст разинул рот – до него что-то начало доходить.

– Маши лапами, Бастов сын, рассылай дым по всем замкам, по королевским покоям! – вопил чернокожий пришелец, понемногу отступая и примериваясь рукой к незнакомому оружию – рукоять в четырехпалую ладонь ложилась неладно, да и клинок был тяжел, таким мечом только скотину забивать.

– Братья! Защитники веры и крэгов, ко мне! – срывающимся голосом завопил Иссабастов родич, выхватывая длинный кинжал и бросаясь на гостя. Тот взмахнул мечом, целясь в горло, чтобы оборвать клич, но в этот миг сизоватый капюшон сорвался с головы болотного эрла и, точно короткое копье, опушенное перьями, ринулся на защиту хозяина, целясь пришельцу между глаз. Черная рука взметнулась, заслоняя лицо, и удар меча пришелся мимо цели.

Но дело было уже сделано – по задымленной крыше грохотали шаги, кто-то уже проваливался, пробив сапогами тонкий настил; голос Флейжа гаркнул:

– Харр, в сторону! – Чернокожий великан схватил на руки женщину, подивившись неожиданной тяжести обвисшего тела, и едва успел отскочить в проход, как в комнатенке стало так тесно, что уже было не разобрать, где свои, а где эрловы пособники.

Одной рукой прижимая к себе женщину, а другой делая отчаянные попытки размахнуться, чтобы пустить наконец в дело меч, Харр не выдержал и завопил:

– Бабу от меня возьмите!

Они так и появились на голубом лугу Игуаны – орущей, гогочущей кучей, валясь друг на дружку и заботясь только о том, чтобы на меч не напоролся кто-нибудь из соседей. Мона Сэниа с болью в сердце отметила, что наконец-то им выдалось то, что было в их жизни превыше всего – рыцарский подвиг, победоносный бой ради освобождения невинной жертвы… И надо же было случиться так, что их мечи оказались направленными против джасперян.

Она была принцессой этой страны, и в сердце у нее шевельнулся птичий кого-ток недоброго предчувствия. Но сейчас было не до смутных предощущений.

– В сторону, в сторону! – крикнула она, раздвигая горячие, пахнущие боем и чужой кровью тела.

Все послушно шарахнулись, образуя круг – в центре остался только коленопреклоненный Пы с женщиной на руках.

– Под крышу! – скомандовала принцесса, указывая на один из малых корабликов, предназначенных для дружины.

– А вся орава – в воду, – добавил Юрг, у которого тоже кошки на сердце скреблись – впервые его отряд одерживал победу без своего командора…

Пы неуклюже поднялся с колен и понес на вытянутых руках все еще спеленутое какими-то тряпками тело. Темные спутанные волосы волочились по неувядаемым колокольчикам, вбирая в себя пыльцу и нектар.

– Вели сервам подогреть вина. И воды для грелок, – распорядилась

Сэнни. Юрг потрусил к стене, где безгласная прислуга уже успела соорудить что-то вроде походной кухни.

Уложив свою ношу на жестковатую, предназначенную для мужчин койку, Пы попятился и, не дожидаясь приказа, пугливо испарился – надо думать, вдогонку за уже плещущимися в море товарищами. Мона Сэниа разрезала стягивавшие все тело женщины путы вместе с одеждой, отлепила клейкий болотный лист от лица, молясь всем древним богам, чтобы растение не оказалось ядовитым. Миловидное личико, и ничего более. Вероятно, одна из случайных подружек – недаром при дворе поговаривали, что старая владелица замка Кюз окружает себя многочисленными компаньонками, которые чуть ли не втрое моложе ее – и все для того, чтобы единственный сын не порхал по всем окрестным владениям, к чему имел неудержимую склонность… На Джаспере она его уберегла.

Принцесса заботливо укрыла молодую женщину, стараясь не дотрагиваться до огромного, туго натянутого живота – и все же этого движения было достаточно, чтобы недавняя пленница открыла незрячие глаза. Вероятно, еще один незнакомый голос – а все они приносили только боль и ужас – так напугал ее, что она дернулась и, натягивая на себя покрывало, протяжно закричала.

– Не бойся, Касаулта, все позади, я принцесса Сэниа, и ты под моей защитой! – она попыталась произнести эти слова как можно сердечнее и мягче, но то ли ее тон не убедил несчастную, то ли она не расслышала за собственным воплем чужого голоса, но крик продолжался – было просто непонятно, когда она умудрялась переводить дыхание.

– Тише, тише, ты уже в безопасности, – уговаривала ее принцесса, теряя терпение – до сих пор двух-трех ее слов бывало достаточно, чтобы ей повиновались.

Но крик только нарастал – теперь он уже был не женским, а каким-то неопределенным, даже не звериным. И вдруг мона Сэниа поняла, что это вовсе не страх. Это – началось…

Она внезапно сама испытала панический ужас, до тошнотного комочка там, где сходятся ребра и рождается вздох. Ее малыш появился на свет в окружении королевских повитух и лекарей, к тому же ее тело, закаленное в походах и тренировках, справилось со своей первейшей естественной задачей без особых проблем и боли. Так что теперь она очутилась лицом к лицу с чужим страданием в той степени растерянности, которой не испытала еще ни разу в жизни.

– Юрг! – тоненьким беспомощным голоском крикнула она, выбегая из шатра и хватая мужа за руки. – Юрг, сделай что-нибудь!

– Да я-то что могу? – оторопел командор. – Может быть, ты свяжешься с королевским двором…

– Нет! Никто посторонний не должен видеть этой долины – иначе кто поручится за безопасность Юхани? Лекари часто становятся предателями, и, побывав на Игуане, он сможет потом открыть дорогу сюда и похитителям, и убийцам!

– Но Касаулта ведь увидит ее неминуемо!

– Потому-то я и оставлю ее здесь – будет нянчиться с двумя. К тому же… О, древние боги, она же без крэга! В темноте ей втрое страшней!

А крик не прекращался, и страха в нем не было – только боль.

Мона Сэниа зажала уши ладонями, как перепуганная девочка. Юрг перехватил ее руки и резко опустил.

– Думай! – крикнул он прямо в лицо жене. – Думай, что делать! Она же помирает!

Как и свойственно всем мужчинам, он несколько перегнул в своих опасениях. Но мона Сэниа вырвалась из его рук и отчаянно тряхнула головой:

– Ну тогда у меня остался последний выход! И исчезла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать