Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КРЭГА (страница 21)


VII. Гарем по-тихриански

Такие надменные, непроницаемые морды мона Сэниа видела разве что в Королевском Совете собственного отца – потому-то в свое время и держалась от него подальше, опустошая охотничьи угодья сопредельных лепных земель. Отправляясь на Тихри, она рассчитала, что эффектнее всего будет предстать перед этими кочевниками в роли блистательной владетельницы далекого мира – в сиреневом, усыпанном аметистами и затканном серебряными лилиями платье, подхваченном под самой грудью (чтобы создать иллюзию длинноногости).

Не помогло.

Пять пар глаз, подсвеченных алыми бликами ритуальных одежд, глядели на принцессу – или, вернее, сквозь нее – с высокомерным равнодушием. Замечание командора, что-де «мужики – везде мужики, они на красоту – что коты на сметану», по всей вероятности, было справедливо в границах земного космодрома. Или чуточку шире. Но не здесь. Мона Сэниа чувствовала, что на вопросы, которые она задавала знатнейшим мудрецам княжеского двора, у них нет ответа – но ведь они и НЕ ПЫТАЛИСЬ найти хоть какой-нибудь ответ.

Она сделала еще одну попытку:

– Тогда ответьте мне, о стражи законов Незакатного, почему в страшном месте, именуемом Адом, мои воины не утратили свою способность мгновенно перелетать с одного места в другое, в то время как все волшебство, известное моему супругу, потеряло свою силу?

Один из солнцезаконников тоскливо поглядел на потолок четырехугольной воинской палатки, по которой стучал монотонный несильный дождик:

– Чужедальняя владетельница, твои полеты, как и способность всех твоих воинов, – это не волшебство, а естество. Из твоих слов следует, что исчезнувший Кадьян, хаттатутарх Оцмара Великодивного, ограничил свои заклятия волшебством, а не естеством. Мы же блюдем законы, управляющие естественной стороной жизни на Дороге Лроногирэхихауда Милосердного. Кудесная сторона нам чужда, и вопросы о ней не найдут ответа в наших умах.

Последнее в самых различных вариациях, почтительно и не очень, она выслушивала уже в двадцатый раз.

Принцесса зябко повела плечами – и стоило ради этих козлов, как говаривала Таира, облачаться в лучший свой наряд! Только пыли насобирала длинными юбками. Сибилло, притулившийся сзади всех, отлепился от стенки, неслышно скользнул к чудом спасенному от пожара креслу, которое было сейчас предоставлено знатной гостье, и подсыпал ореховой скорлупы в маленькую жаровню, стоящую у ее ног. Затрещало. Мона Сэниа инстинктивно подобрала юбку.

– Хорошо, – сказала она устало. – Последний вопрос: если не вы, то кто же?..

Равнодушное молчание. Впрочем, иного она не ждала. Да-а, разжиревшим охламонам из захолустного Орешника, которые лебезили перед престарелым сибиллой, было до этих истуканов как до небес!

– Все свободны! – резко проговорила она, подымаясь.

Солнцезаконники поднялись только тогда, когда встал молчавший все это время Лронг. Он махнул рукой, и они, накидывая на себя полы верхних одежд, чтобы уберечь от дождя свои многомудрые головы, степенно покинули зал заседаний.

– Распустил ты их, стервецов, – с ненавистью проговорила принцесса, глядя им вслед.

Лронг снял с себя парадный княжеский плащ и накинул ей на плечи. Плащ оказался бесподкладочным и кусачим.

– Это уже не существенно… – проговорил бывший лекарь каким-то странным, донельзя угнетенным голосом.

Мона Сэниа вскинула на него ресницы – неужели на него так подействовал ее царственный наряд? Да, похоже – в его словах звучала неуемная грусть, совсем как прежде, когда он говорил ей: «…если я когда-нибудь забуду тебя, неназванная…» Но в палатку заглянул Сорк, все это время мокнувший под дождем, и напустил целое сонмище прислужниц с подносами, кувшинами, подушками и прочей совершенно ненужной ерундой. Обрадовался только сибилло, вообразивший, что теперь-то и настанет черед тому, ради чего их собрали они с Лронгом наконец «примут принцессу по-княжески».

– Ну хватит суеты, – сказала мона Сэниа, присаживаясь на подушки, чтобы не возвышаться на тронном кресле. – Гони всех, и поговорим.

– Я не смог тебе помочь, – сокрушенно покачал головой Лронг, это у него вышло как-то по-старчески. – На моей дороге сейчас около пяти сибилл, и я посылал ко всем своих самых быстрых вестниц. Но на твои вопросы никто не смог дать ответ. Заклятие, наложенное таким могущественным колдуном, каким был Кадьян, нерушимо.

– К дальним сибиллам посылал, – проворчал себе под нос старый шаман. Ответят они, как же! Недопески. Молоко на губах не обсохло, чтобы князю советы подавать…

– Помолчал бы ты, – с досадой обронил Лронг. – Сам ничего сообразить не можешь, даром что преджизней прожил более, чем перлов в моей казне.

Мона Сэниа тихонечко вздохнула – у нее тоже были кое-какие надежды на этого выживающего из ума ворчуна. И напрасно. Вот и сейчас он, вместо того чтобы думать, строил какие-то нелепые гримасы. Видно, впал в свое обезьянье детство.

– Тогда мне пора, – сказала принцесса, кивая Сорку. – У тебя ведь и без меня забот выше головы, как всегда бывает в начале Правления, не так ли? Кстати, как там Вечная Чернавка? Отстали от нее твои красноштанники?

– Не удручай себя моими бедами. – Лронг покачал головой так безрадостно, что у моны Сэниа сердце перевернулось.

Да и глядел-то он на нее так, словцо видел последний раз в жизни.

– Что с тобой, Травяной Рыцарь? – она порывисто шагнула к нему и положила руки

ему на плечи. – Говори, если действительно считаешь меня своим другом! Что, до Чернавки таки добрались?..

– Нет, пока я ее прячу здесь, в гареме. Паянна помогает.

– Что-что? В гареме? У тебя есть гарем?

Выражение бесконечной грусти на черном лице сменилось легким недоумением:

– Так… как же без гарема? Он – не мой, он вообще… княжеский.

Ну да. Вероятно, в здешнем представлении князь без гарема – это все равно что король без трона.

– А что значит – здесь? Не держишь же ты свой гарем в этом походном лагере?

– Так это ж гарем и есть, – хихикнул сибилло.

Принцесса недоуменно покрутила головой. О гаремах она знала только из сказок, которыми развлекал ее Юрг в золотом подземелье ее осажденного замка, и это название как-то невольно ассоциировалось в ее представлении с обязательной роскошью, пышнозадыми красавицами и угрюмой бесполой стражей. Правда, когда они шли сюда от четырехцветного полотнища, по которому она безошибочно нашла лагерь Лронга, ей бросилось в глаза многоцветье крошечных палаточек и шатров, соединенных легкими временными переходами; ей и в голову не пришло, что населяли этот пестрый муравейник одни женщины.

– Паянна присоветовала, – завистливо шепнул сибилло, – говорит – бабы лучше цепных псов, чуть беду учуют – такой гвалт подымут, что только ноги уноси. Бабий слух самый что ни на есть сторожкий. Это она верно сообразила.

– Ну и ну, – покачала головой принцесса, – не знала, что и сказать на то, что благородного рыцаря охраняли визгливые женщины. – Может быть, надежнее приспособить какой-нибудь город под новую столицу? С укрепленным дворцом, стражей надежной…

– Это все делается, – отмахнулся Лронг, – столицу готовят, туда уже и знать потихоньку перебирается. Только я пока отсюда двинуться не могу – надо придумать, как быть с сокровищницей.

– Хочешь, я подниму тебя в небо на моем кораблике, и ты сверху присмотришь себе место для нового хранилища?

Лронг печально покачал головой:

– Это не поможет – когда они до меня доберутся, голубая звезда сама приведет их к новому месту.

– Постой, постой, – спохватилась принцесса, – а куда же сейчас переправляют все твои запасы жемчуга? Караван на виду, стражи не так уж и много; если бы кто-нибудь хотел все это захватить – сделать это можно было бы давным-давно.

– Перлы – это всего лишь деньги, они по рукам ходят только для порядка. Истинный княжеский клад – это голубое золото. Говорят, покойный Оцмар напал на богатую жилу, голубое золото в слитки переплавил – оно, в отличие от желтого, плавится, как олово – и спрятал надежно.

– И ты знаешь где?

– Знаю. Звезда указала. Я уже был там один раз, своими глазами видел… Если б для меня в том и счастье состояло, чтобы таким кладом владеть, мне одного погляда хватило бы, чтобы до самой смерти на седьмом небе пребывать.

Теперь она поняла. Молодой правитель, без надежных друзей, без верных воинов, готовых отдать за него жизнь, и в придачу со сказочным богатством, дорогу к которому открывает голубая звезда, висящая на груди, – это было просто чудо, что он еще жив.

– Что же делать? – проговорила она растерянно. – Чернавку я еще могу взять с собой, пожалуй и Рахихорда. Но ты, князь, согласишься ли и ты укрыться на моем Джаспере?

Он покачал головой:

– Судьба отдала мне в руки эту Дорогу. Я – ее князь, и меня уже прозвали Милосердным. Сколько бы я ни правил, мой народ будет вспоминать меня добрым словом, и я пребуду таким до конца.

– Ага! – взвизгнул сибилло, – Только твой конец – это еще и карачун Рахихордушке, и Чернавке светлячковой, да и мне, болезному, ох как придется…

– Не скули, сам знаю, – отрезал князь. – Паянну покличь.

Сибилло засеменил к приоткрытому пологу, выставил плешивую голову, все еще украшенную земным офитом, надетым на засаленную камилавку, протяжно возопил:

– Почтенную трехстоялую Паянну – к Милосердиому-у-у!

За кожаным пологом клич подхватили, сначала одним голосом, затем, славно отражая его в бесчисленных зеркалах – десятью, тридцатью, сотней, все дальше и дальше…

– Сколько их тут?.. – чуть ли не с ужасом прошептала принцесса, всегда плохо переносившая женское общество.

– А кто их считал, – вздохнул озабоченный князь. – То мать тяжелыми родами отлетит в края бессолнечные, то вот так, как Паянна, схоронит мужа, караван свой в казну отпишет и – сюда; а более прочего дочек на выданье. В соседских караванах – почти сплошь родня, вот и присылают на погляд, чтобы гости княжеские, балуючись, к невестам примерялись.

– И казне прибыток, – вставил шаман, отлепляя ухо от кожаного полога. Ежели караванник именитый да с достатком, то с него наши законники такую брачную виру слупят… Однако не прытко поспешает паша кочерыжка: как Рахихорд на нее глаз положил, так она…

– Разболтался! – оборвал его князь.

Мона Сэниа про себя усмехнулась – раньше она такого тона из уст сердобольного лекаря и представить себе не могла. Лронг искоса глянул на нее, догадался:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать