Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КРЭГА (страница 30)


X. Королевские сады

Почему каждый раз, когда он возвращается на Игуану, это происходит вечером? Совпадение?

– Где принцесса? – спросил он, отпрыгивая от спешащего с кувшином козьего молока серва, которого он едва не сбил с ног, появляясь на голубом ковре неувядаемого Бирюзового Дола.

– Ее высочество купается. – Эрм все больше входил в роль сенешаля.

– Где?

Эрм испуганно округлил глаза и поджал губы – спрашивать об этом кого-либо, кроме членов семейства, он уже считал неприличным.

Если и дальше так пойдет, то церемонность отношений в боевой дружине может помешать ее боеспособности. Да и вообще… Если бы он сейчас возвращался к себе в космодромную гостиницу, то прямо повалил бы в бар, собрал вокруг себя ребят и признался: ну, братцы, я ведь, честно говоря, наклал в скафандр под самый подвздошный клапан… Впрочем, Стамену он так и скажет.

Но тут разом отхлынуло все: и джасперянская галантность, и космодромное балагурство. Стамен. Каждый раз, когда он возвращался вечером от Стамена…

Он вылетел за двойные ворота, словно его несла неведомая на Земле всепроникающая сила джасперян. Начало просеки, коротенький перешеек, соединяющий почти отвесный конус горы, увенчанной Бирюзовым Долом, с плавно изгибающимся массивом протяженного острова – заросший кустами можжевелоподобного хвойника участок, уже окрещенный Загривком Игуаны. К морю можно было спуститься и с южной стороны, где из воды выступали причудливые утесы, черные по вечерам, но под дневным солнцем обретающие феерическую яшмовую пестроту, и с северной, с крошечным песчаным пляжем, над которым двумя великолепными террасами природа позаботилась о пристанищах для кротких небодливых коз и грозных крылатых коней. Судя по перестукам и повизгиваниям пил, сервы не собирались прерывать строительство стойл и загонов даже на ночь.

Юрг уверенно свернул налево. Здесь не было протоптанных тропинок, и приходилось спускаться к морю, цепляясь за колкие ветви, оставляющие на ладонях полоски смолы, клейкой и сладкой, как рахат-лукум. Он не торопился, потому что уже знал, как все произойдет: совершенно неожиданно из-за корявого ствола или каменного когтя скального выступа покажется лицо, узкое смуглое лицо, замершее в очарованном бережении предназначенной для него страсти, и неотвратимо повторится все то, что могло быть только сладостной карой за его еретические слова: «Я хотел бы хоть один день прожить без волшебства…»

Наверх Юрг глянул нечаянно – подвернулась нога, и он заскользил по усыпанному порыжелыми иголками склону. И лицо, глядящее на него сверху, он сначала и не узнал, столько было в нем нежного отчаяния, словно она по собственной воле прощалась с ним навсегда. И еще что-то, неуловимое и странное, что волновало его каждый раз, так и оставаясь неосознанным…

Обломившийся сучок впился ему в бок, и он раскинул руки, чтобы хоть за что-нибудь уцепиться и остановить падение. Ему это удалось, и он снова вскинул глаза вверх – пусто.

– Сэнни, выходи! – крикнул он. – Я тебя видел!

Можжевеловый склон замер в вечерних лучах, вбирая последние крохи тепла и света.

– Сэнни! – повторил он уже с досадой. – Ну прямо как маленькая… Раз-два-три-четыре-пять, я полез тебя искать!

Вверх, как всегда, карабкаться было проще, чем катиться вниз. Суховатые пряди мха временами оставались у него в руках, обнажая смуглые пятна притаившегося под ними песчаника, и Юргу уже начинало казаться, что виденное им лицо было просто игрой вечерних теней на причудливом склоне; подкрепил это предположение чей-то голос, призывавший его, по-видимому, с просеки.

– Да здесь я, здесь, – отозвался он, сознавая, что на сей раз интуиция решительно и бесповоротно показала ему кукиш.

Рядом возник Борб и разом оборвал его гимнастические упражнения, препроводив с крутого склона прямо на порог их маленького корабельного замка. Вся дружина была уже в сборе вокруг моны Сэниа, которая, отжимая мокрые волосы одной рукой, другой старалась не расплескать полную кружку молока. По тому, как медленно и осторожно закрывал свой рот Флейж при появлении командора, последнему стало очевидно, что ключевые моменты их похождений на трижды-распято-проклятой планете уже доложены, и не без юмора. А он-то ломал себе голову, что бы такое поневиннее наврать жене, чтобы не слишком ее напугать!

Она глянула на него – как ему показалось, чуточку снисходительно:

– А я слетала на козью ферму. На минуточку. Молока хочешь, герой?

…А ночью, когда он уже действительно почувствовал себя героем, нечистая сила дернула его за язык – и тоже не без снисходительности.

– Каждый раз удивляюсь, дорогая: насколько сильна в тебе эта неподражаемая женская черта – оказываться не такой, какую я ожидал…

Она засмеялась:

– Я бы употребила термин: естественная женская черта.

Ей и в голову не пришло, что этот небрежный ответ увел их от опасного поворота разговора, который мог бы изменить всю их дальнейшую жизнь.

– Ладно, вернемся к моему героизму. Как ты сама понимаешь, авантюры вроде вчерашней не на шутку затягивают – это как наркотик. Или собственное вранье: чем больше врешь, тем сильнее тянет фантазировать и дальше. Это я к тому, что слетать еще на десяток-полтора планеток, даже таких помойных, как гнездилище тушканов, – милое дело. И всегда готов. Только вызывает сомнение уверенность в результате…

– И что ты предлагаешь? – спросила она, поудобнее устраивая голову с не просохшими еще волосами у него на

плече.

– Пойти двумя путями сразу. Отправить половину дружины на поиски тех, кто побывал на Земле Шоео… или хотя бы знает, как она обозначена в Звездных Анналах. Ведь эти люди здесь, на Джаспере!

– Это не так безопасно, муж мой, как шастать вооруженной бандой по отсталым мирам. Эрромиорг рассказывал, что секта «ревнителей крэгов» разрастается, они нападают на всех, кто носит офиты. С другой стороны, уже появились какие-то оголтелые «поборники света», которые уничтожают крэгов. Сам понимаешь, это почти начало гражданской войны. Все затворились в своих замках, и послать кого-то в такую разведку – это почти что на верную смерть. Единственное место, где относительно безопасно…

– Королевский дворец?

– Вот именно. И как раз завтра в его садах должен был бы состояться традиционный бал… Эрм не слышал, чтобы его отменяли.

– Не хочешь ли ты сама проникнуть туда в маскарадном костюме? – не подумав, предположил Юрг.

Мона Сэниа сняла голову с его плеча:

– Как ты мог подумать такое? Я дала слово. Земля Равнины Паладинов…

– Для тебя недоступна, знаю, – подхватил он. – Но любую формальную клятву, да еще под принуждением данную каким-то сволочам, нужно выполнять дословно, не более. Ты ведь можешь и не ступать на землю – просто пролететь над садами.

– И что это даст?

– Ну… все-таки…

– Что-то не слышу командорской уверенности, муж мой, любовь моя.

– Берегу ее для следующей планеты.

Ему показалось, что упоминание о следующей экспедиции она восприняла как-то слишком равнодушно. Но тут же одернул себя, и нечего удивляться, ведь он рассказал ей только о том, что его привязали с неясной для него целью, а тут и дружиннички подоспели… Знай она, от чего он был буквально на волосок – и еще неизвестно, как отнеслась бы она к возможности его дальнейших полетов, уж слишком уязвимым делало его отсутствие тех врожденных способностей, которыми обладали рядовые джасперяне.

И тут она безошибочно угадала его мысли:

– Скажи, муж мой, а ты все поведал мне о своих приключениях?

Ах ты, глупенькая моя! Да какой же мужик расскажет любимой женщине, что он едва не обгадился со страху?

И вот тут пришел настоящий страх.

– Что ты молчишь? Уж признавайся!

– Послушай, Сэнни, по-настоящему страшно мне стало только сейчас. И знаешь, почему? Я пережил все, что случилось в подземном лабиринте, и вдруг понял, что ни разу не вспомнил о тебе. И в это время тут с тобой могло случиться…

– О, древние боги, что за чушь! Ты же прекрасно знаешь, что я могу схватить обоих малышей и исчезнуть в любом направлении.

– В каком, например? Джаспер для тебя почти целиком закрыт.

– Ну, под крылышко к Дронгу Милосердному.

– Да? А ты забыла, что они даже сюда умудрились подослать убийцу – со жрецами не шутят, это у нас на Земле известно еще со времен Фараонов.

– Значит, на вышеупомянутую Землю. На Щучий… то есть на Барсучий остров.

– Не советую – во всяком случае, без меня. Нам с тобой ведь официально сообщили, что на моей планете угнездился какой-то прокуратор, и надо думать, не без свиты. Боюсь, что некоторые происшествия, так и оставшиеся загадочными для нашего Интерпола, не обошлись без участия этой вселенской нечисти.

– Ага, вот мы и докопались до того, что ты от меня скрывал!

Ох, и не хотел же он ее пугать! Тем более что тайна так и осталась тайной.

– Скажи сначала, Сэнни: бывали у вас случаи, когда бесследно исчезали дети?

– Странный вопрос – возьми хотя бы Ю-ю…

– Нет, раньше.

– Ну я думаю, это всегда бывает. На любых планетах. А у нас, когда мать или отец хочет спрятать малыша от собственной дражайшей половины – хотя бы из ревности… Да сплошь и рядом. А почему ты спрашиваешь?

– Как только мы прилетели на Землю, мне сообщили, что произошло несчастье: в семье покойного Юхани – тогда еще никто не знал, где он и что с ним, – был похищен ребенок. Новорожденный ребенок, о котором сам Юхани даже и не знал.

– Мальчик?

– Девочка.

– А ты не допускаешь, что это – совпадение?

– И это не все, малыш. Помнишь, ты предложила мне навестить вдову, а я тебе ответил, что она в специальной клинике? Так вот, она сошла с ума: все время собирает всякие тряпки, одеяльца, сворачивает их, чтобы это напоминало запеленутого младенца, и прячет. И еще – рисует. Она всегда хорошо рисовала, особенно картинки к детским книжкам. Так вот, она рисовала крэгов. Вернее, одного крэга, сидящего у нее на плечах – так, как если бы увидела это в зеркале. Рисует только это, бессчетное число вариантов. Плачет, если ей не дают бумаги… Вот почему при виде нашей дружины с птичками на загривках люди были потрясены. Ну и выставили вокруг нас охрану…

– Выходит, они нас не охраняли…

– А принимали меры предосторожности.

– Значит, девочку не нашли?

– Нет. И она была бы чуть старше нашего Ю-юшки.

Наступило молчание. Юрг скосил глаза и поглядел на жену – она лежала, какая-то отчужденная, устремив невидящий взгляд в потолок – на ночь она свой аметистовый офит все-таки снимала.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать