Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КРЭГА (страница 35)


Наконец король встрепенулся:

– Кто из вас своими глазами видел, как птица оживляет человека?

– Никто, – ответ командора, может быть, прозвучал и чересчур поспешно, но ведь он соответствовал действительности. – Никто, государь, самого процесса реанимации не наблюдал. Так ведь, Харр?

– Вестимо, так, но…

– Ты сказал, – голос Юрга был резок, как никогда. – Наш гость с далекой Тихри – странствующий певец, он всю жизнь собирает песни, сказки и легенды.

Еще некоторое время стояла напряженная тишина, затем орлиный проблеск в глазах островного монарха померк, и он снова стал как бы меньше ростом.

– Радамфань, не заноси в хроники рассказ чернокожего странника, – мягко проговорил он, обращаясь к старшей дочери. – Продолжи свое повествование.

Но Юрг уже поднялся, почтительно кланяясь хозяину дома:

– Прости нас, гостеприимный Алэл, а также ты, добрейшая королева; извини нас, досточтимая хранительница былых свершений, по мы вынуждены будем дослушать твою повесть в другой раз. Неотложные дела призывают нас вернуться к своей дружине.

Мона Сэниа и бровью не повела, хотя слова мужа были для нее полной неожиданностью. Поднялась, подошла к Ардиени, на коленях которой так спокойно – ну ни разу ведь не пискнули! – пригрелись оба младенца. Непонятно откуда появилось ощущение: вот этой молодой женщине, почти девочке, она доверила бы сына, не задумываясь.

– Ты всегда желанный гость в моем доме, владетельная Сэниа, – церемонно проговорил король. – Но если ты торопишься ~ лодка твоих странствий ждет тебя.

Моне Сэниа почудился в этих словах скрытый намек – не нужно исчезать прямо здесь. Она поклонилась Алэлу, как равная равному, одернула по-Харраду, который ринулся было облобызать ручки у королевен, и направилась вниз по ступеням к королевской ладье, водруженной на высокий базальтовый пьедестал.

А очутившись снова в бирюзовой чаше своего владения, первым делом по-супружески накинулась на мужа:

– Почему ты испортил вечер? У меня, конечно, тоже челюсти сводило от рыбьего занудства этой хроникерши, но ради добрых отношений с Алэлом можно было и потерпеть!

– Все гораздо хуже, чем просто занудство, девочка моя. Кажется, мы сваляли крупномасштабного дурака. Отзывай людей из королевского сада на Равнине Паладинов, и будем думать, не натворили ли мы еще больших бед.

– Ага, – поддакнул менестрель, – как же, не натворили! Теперь вся ваша дорога, или как тут у вас называется, начнет выпрашивать у анделисов – то бишь у крэгов – себе если не бессмертия, то уж избавления от двух-трех смертей, это как пить дать! Ишь, и королек этот крашеный, Алэл, не знаю, как по батюшке, сразу взволновался – почуял, что смертей, как все прочие…

– Я потому и велел тебе заткнуться, – устало проговорил Юрг. – Ты знаешь, Сэнни, что сказал мне твой отец, когда я прищучил его в тронных апартаментах… Это когда он тебя с помощью чародейного гребня усыпил? Так вот, он приложил меня мордой об стол: ты, землянин, не политик и вообще не деловой человек, и не берешь на себя труд рассматривать альтернативные варианты… Я-то тогда был на седьмом небе от радости, что тебя вызволил, послал его подальше и забыл. А ведь он был прав. Мы не просчитали, чего от нас добивается этот кур венценосный, даже на пару ходов вперед.

– Ты сам крикнул: поклянись, и быстрее!

– Клясться-то надо было быстро, да потом долго думать…

– Но я дала слово, что обо всем, происшедшем на Тихри, мои воины будут рассказывать одну только правду…

– Вот именно! Ты же не сказала: ВСЮ правду. Кое о чем следовало просто умолчать. Зови своих, хотя я думаю, что прошло столько времени, что уже поздно. Наболтали.

Принцесса воздела руки к первой вечерней луне:

– Эрм! Сорк! Пы! Немедленно возвращайтесь в Бирюзовый Дол!

Ее голос не успел смолкнуть, а Эрм уже стоял перед нею:

– Властительная принцесса, я прервал беседу с Высшим Советом, куда был приглашен от имени твоего отца, как только услышал…

– Скажи, мудрый Эрм, ты успел рассказать об анделисах?

– Да, принцесса. Твоего престолонаследного брата в первую очередь интересовало, имеются ли на Тихри крэги и служат ли они поводырями. Я ответил, что жители Тихри зрячи, по обитающие там крэги, именуемые анделисами, врачуют аборигенов, возвращая их к жизни или, в безнадежном случае, обеспечивая им кончину, исполненную радужных грез.

Ответом на этот краткий доклад был только дружный вздох.

– Слушай, а у кого-нибудь в Большом Диване был надет офит? поинтересовался Юрг.

– Да у всех, включая короля! Самые изукрашенные, те, что и предназначались королевской семье. Но и крэги находились тут же, на специальных насестах.

– И богу свечка, и черту кочерга, – пробормотал командор. – О, и Сорк явился. Почто такой встрепанный?

– Добровольцы одолели. Вся зеленая молодежь рвется служить принцессе, защищать незнамо от кого, но главное – ощипать всех крэгов. Кстати, сами были поголовно в наших обручах. И среди них даже несколько воинственных дам. Насилу убедил, что к Лютым Островам заказано даже приближаться.

– Об анделисах все рассказал?

– Как было велено – правду, и только правду. Ими-то интересовались в первую очередь, в силу неуемной ненависти… И прямо волосы на себе рвали, что ты не призвала их на помощь, когда пропал новорожденный принц.

– Только их на Тихри и недоставало, – вздохнула мона Сэниа. – А о предшественниках Иссабаста – тех, чьими кораблями мы воспользовались что-нибудь

слышно?

– Нет, моя принцесса. Они словно сквозь землю провалились. Думаю, что все они в Жавровых болотах…

– Кстати, владения семейства Пы сопредельны с ними. Где он?

Он уже был тут как тут, какой-то прилизанный… А, вот что – переодетый.

– Прости, милосердная принцесса, припозднился… Негоже было пред тобой в рвани появляться.

– Кто рвал? – осведомилась мона Сэниа.

– Эти… Ревнители. Что в крэгах и поныне. Я парочку-другую приложил, да много их оказалось, а в монарший цветник с мечом соваться заказано… чуть не одолели.

– Мог бы сообразить, что от целой оравы не грех и отступить, наставительно заметил командор, ни разу в жизни не следовавший этому правилу. – Что было дальше?

– Дак папаня вмешался. Домой уволок. Велел больше без крэга ему на глаза не являться. Когда я рассказал, что паши-то на Тихри остались, он аж заплакал.

– Странный характер, – пробормотал Юрг.

– Дак он же верховный судья, а я – евоный наследник. Мне никак не положено без крэга. Когда унаследую.

– Я тебе потом все объясню, – быстро шепнула мужу мона Сэниа. – Скажи, мой доблестный Пы, все ли ты рассказал своей семье об анделисах тихрианских?

– Как на духу!

– Ну понятно… Все свободны.

Мона Сэниа прошлась взад-вперед по росистой траве, зябко обхватив себя за плечи. Остановилась перед мужем, потупив взгляд:

– С тех пор как я вернулась на Джаспер с Ч акры Кентавра, меня преследует какой-то злой рок. И у меня подозрение, что все было бы иначе, если бы…

– Если бы я не навязался тебе в мужья, – покаянно проговорил Юрг.

– О древние боги, как ты можешь? Совсем не то. Но мне кажется, что если бы я была наследницей престола…

– Сэнни, девочка моя, венец – штука тяжелая, это тебе не офит. И давно у тебя такие мысли?

– Да где-то с середины пребывания на Тихри…

– Затяжной случай. Но давай его не рассматривать, а? Ты младшая, ненаследная, что весьма меня устраивает. И вообще, пора малышей кормить. Эй, по-Харрада, неси отпрысков!

Харр, застрявший у привратного теремка, страусиным галопом помчался к ним, неся на каждом плече по ненаследному отпрыску.

– Древние боги! – ужаснулась мать. – Да что ты с ними натворил?

– Мне почудилось – вы оба в восторге…

Рожицы малышей были обильно изукрашены зелеными причудливыми узорами сразу было видно, что незадачливый художник вместо кисточки использовал собственный палец.

– Всем мыться! – Сэнни выхватила у него размалеванных младенцев и исчезла, поскольку в качестве детской ванночки здесь приходилось пользоваться целым морем.

Юрг выразительно поглядел на менестреля и покрутил пальцем у виска:

– Краску-то где прихватил?

– А у рыбоньки-королевны. Она добренькая, даже если и заметит, так не настучит.

– Не настучит! А еще певец. И ворюга. И бабник. Веди себя прилично, рыцарь тихрианский, две брови, две ноги.

– Эт-то как?

– А так: не тяни, что понравилось, у ближнего своего.

– У дальнего фиг достанешь!

– И не клади глаз на чужих жен.

– Так ежели ейный муж, окромя глаза, ничего на нее не…

– Слушай, не вмешивайся во внутренние дела алэлова государства. У короля были свои соображения, когда он всех дочек чохом замуж выдавал – ему наследник был позарез нужен.

– Ага, и дождался! Да таких, как этот хмырь подковный, в колыбельке душить следует.

Вот тут Юрг был полностью с ним солидарен. Оставалось только дипломатично заметить:

– Возлюби ближнего, как самого себя.

– Да на хрена ему моя любовь – что он, сиробабый?

Юрг только рукой махнул – ну не давались ему нравоучительные беседы, хоть умри! И как он только будет Ю-юшу воспитывать…

Так что некоторое время спустя, задумчиво окуная сынулю в теплую до парной одури воду, он с каким-то недоумением признался жене:

– А я вот сейчас убедился, что вряд ли гожусь в воспитатели нашему подрастающему поколению. Не смог объяснить Харру простейшие нравственные принципы…

Мона Сэниа фыркнула:

– Тоже мне печаль! Нравственные принципы – не кашка, которую вкладывают в ротик. Их просто усваивают на примере ближайшего окружения. А если ты вдолбишь нашему гостю то, что ты называешь нравственными принципами, то он, вернувшись на Тихри, чего доброго поплатится за них жизнью.

– Если тебя ударили по правой щеке… Да, девочка моя, с такой моралью действительно и гробануться проще пареной репы. Но как же с Юшенькой быть совсем его не пестовать?

– Твое дело, муж мой, любовь моя – научить его драться, но до этого еще далеко. Так что пока покомандорствуй всласть…

– Ощущаю грусть в голосе!

– Еще бы – мы ни на шаг не продвинулись в наших звездных поисках. Если бы мы могли заглянуть сейчас в магическую колоду и вычислить, какие два созвездия пропали из нее после полетов Иссабаста и его предшественника, это значительно сузило бы круг поиска. Но для тех, кто держит колоду, не имея крэга на плечах, она – пачка белых картонок…

– Постой, Сэнни, семейство Пы верно крэгам, и колода карт у них несомненно имеется. Что, если он изобразит раскаявшегося?..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать