Жанр: Фэнтези » Ольга Ларионова » ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КРЭГА (страница 48)


– Не боись, тебя не буду. Намахался за сегодня, надоело. Но покуда я тут, чтоб более ни единого жеребчика на твоей травке не паслось. Зарубила у себя на носу?

Она закивала так поспешно, что Харр понял: обманет. Но повторять дважды не любил, да и правило держал: девок добром привораживать, не кулаками. Хотя некоторые того стоили.

Он нашарил ракушечную нитку, подал Махиде:

– А это тебе за первую ночь, ладушка. А вот и на прокорм.

Она проворно цапнула и бусы, и монетки, залебезила:

– Да разве ж я знала, господин мой, что будешь ты столь удачлив… Я же тебе на кусок лакомый старалась…

– Не ври, – оборвал он. – И не будем больше об этом. Дай-ка я разуюсь, больно жарко.

Она уже хлопотала, разложив рыбу на широком глянцевитом листе.

– Да, вот еще: отруби кусок от хвоста, да снеси бабке, что бусы вяжет. Я ей посулил.

– Жирно будет! – Махида уже вернулась к хозяйскому тону. – С нее и головы хватит, все равно она одну жижу пьет, тем и живет.

– Тебе виднее, только не позабудь!

Он, шлепая по утоптанному полу, забрался в хижину, повалился на низкое многогрешное ложе и блаженно задрал босые ноги. Со двора потянуло ухой с духмяными травами.

Харр медленно проваливался в зыбкую дремотную трясину – ночью-то не больно много удалось от сна урвать. Вот сейчас придет Мади, и четыре проворные женские руки накроют хоть на дворе, хоть тут же, возле постели… А ежели здесь еще и брагу умеют варить, то Махида слетает, добудет…

Пушистая вечерняя пирлипель уселась ему на босую ногу, защекотала. Но он этого уже не почувствовал.

III. Судьба любой земли

Из сна он выскочил толчком, как из ледяной воды. И зря: это был лишь взволнованный голосок Мади:

– Поймали! Своим дружкам нахвастал и в Двоеручье подался, так его на тропе и догнали. Завтра суд.

Харр блаженно потянулся, потом пружинисто вскочил и, как был, босой, в одних штанах, выпрыгнул на дворик. Мади почему-то ойкнула и тут же прикрыла рот рукой:

– Разбудила я тебя, господин мой?

– И оч-чень кстати, – он повел носом, удостоверяясь в том, что уха поспела. – Только что вы меня все «господин, господин»… Не смерды же, в самом деле. Зовусь я Харр по-Харрада. А ну-ка, хором!

– Гхаррпогхарра… – неуверенно повторила одна Махида.

Харр поморщился – выговор у нее был с придыханием, как у самого серого простонародья.

– Ладно, зовите просто Гарпогар, я откликнусь, – он повел плечами, все еще не отойдя от дурманного, как всегда перед ночью, сна.

Мади, глядевшая на него широко раскрытыми золотыми глазами, вдруг вспыхнула и потупилась.

– А ты что? Напугал я тебя, страшен-черен, да?

– Не страшен, господин мой Гарпогар, а что черен, то ведь все вы там, в безводных степях, таковы, только сюда к нам редко кто из ваших добирается.

– Так что ж глаза такие круглые делаешь?

– Все не могу разгадать, что за тайна в тебе… Что-то вертится на уме, а припомнить не могу.

Харр мысленно вернулся к загону с чудовищем – тот, в плетеной безрукавке, тоже глядел на него, точно пытаясь что-то припомнить.

– Ну, когда надумаешь – скажешь, – он помрачнел, потому что на ум пришло предположение: эта тоже к его бусам дареным приглядывается. И зря. Сейчас все, что было с ним на далекой земле-Джаспере, казалось улетевшим сном, от которого остались, правда, сапоги с камзолом, меч да вот стекляшки эти. Одежу он скидывал, меч возле себя клал, а вот с бусами не расставался, были они всегда теплыми, как добрая память.

– Я тут утречком одного спасал от зверюги хвостатого, страшенного, проговорил он, принимая от Махиды полную чашу ухи, – так тот тоже на меня все пялился. А потом на службу к себе приманивал. Да я… Эй, Махида, да что это ты стол только на двоих накрыла?

Махида уселась напротив, аккуратно держа на коленях чашу на чисто выскобленном подчашнике, а Мади все вынимала из плетеной кошелки глиняные кувшинчики, продолговатые караваи, связки сушеных плодов.

– А чего ее кормить? У нее каждый день стол накрыт, и без всяких трудов!

В голосе Махиды прорвалась такая Полновесная зависть, что Харр внутренне поежился – ох и обидела она, поди, младшую подруженьку!

Но Мади и бровью не повела. Харр выудил из своей чаши кусок порозовее, на подчашнике подал девушке:

– На-ка, присядь да повечеряй с нами, а то мне кусок в горло не лезет.

– Я не затем пришла, господин мой Гарпогар, – она остановила его таким сдержанным и в то же время исполненным достоинства жестом, что ему стало ясно: такую не обидишь. – Мне послушать тебя дорого. Скажи, уж не аманта ли стенового ты утром спасать решился?

– А я и сам не знаю. Волосья у него черные на лице вот такими ободьями. А ты почему решила, что это амант?

– Ну, во-первых, у тебя на сапог зеленище капнуло, а его лишь на одном придворье добывают; во-вторых, за тобою пирлипель летела светло-серая, а они там обитают, где глина серая сложена, – значит, у того же стенового. И потом, Махида тебе ни одной монетки не дала бы – так какими деньгами ты расплачиваться собирался? Выходит, все тот же стеновой тебя наделил.

– Она у нас больно умная, – вставила Махида, на сей раз уже с малой толикой зависти.

Да уж. Он хотел было заметить, что чересчур большой ум девку не красит, но воздержался, а вместо этого почему-то принялся хвастливо рассказывать, как сел на бугорчатую спину страшилища, а потом еще и тянул его за хвост. Подружки ахали и хлопали ресницами.

– И как это тебе зверь-блев ноги не перекусил? Такие сапоги даром пропали бы! – сокрушалась Махида.

– Я б ему перекусил! А зачем его, гада такого, вообще кормить-держать?

– Как зачем? А откуда тогда зеленище брать? Амантовы телесы что угодно помажут – хоть мису глиняную, хоть кирпич настенный, хоть лапоток лыковый и как зеленище засохнет, так уж ни разбить, ни проткнуть, ни разорвать. Только руки сразу в трех водах отмочить надобно, а то зеленище в глубь живой плоти прорастет, потом с мясом вырезать придется. Вот завтра убивца к окаменью присудят, так всего с ног до головы и обмажут.

Харр вспомнил скрюченные фигуры на крыше амантова дома и, не скрываясь, содрогнулся:

– Одного не пойму: как же тогда такого живодера столь ласковым словом называют – амант?

– Так он и есть ласковый, когда стену нашу

неприступную холит-гладит, трещинки высматривает, песни ей поет воинственные, чтоб стояла прямо и гордо, чтоб ни перед каким врагом не расступилась, не рассыпалась. Каждый день на рассвете он ее с рокотаном обходит, во сне одну ее видит, женой любимой называет…

– Ну вот видишь, – обернулся он к Махиде, – я ж тебе говорил – я тебе амант и есть.

На сей раз она не испугалась, а просто возмутилась:

– Да как же можно не понять, господин мой? Ты меня просто трахаешь за бусы ракушечные, за монетки зелененые. И вся недолга.

Так с ним еще никто не разговаривал. Он покосился на Мади – та деликатно обсасывала рыбью косточку.

– Ну, со стеною ясно, – сказал он, протягивая Махиде чашу за второй порцией, – а какое вы-то имеете к нему отношение?

– А никакого, – удивилась Махида. – Разве я не говорила тебе, что мы состоим в подных у лесового аманта?

– Ага, припомнил, значит, вы вместе с ним лесу молитесь?

Девушки изумленно переглянулись.

– Лес – амантов вседержитель, – наставительно, как, наверное, поучала младшего братишку, проговорила Мади. – У нас каждый имеет своего бога, по вольному выбору.

От непомерного удивления он закрыл рот, не успев вынуть из него чашечку-хлебалку. Зубы лязгнули по костяной ручке.

– Во сдурел народ! А не жирно ли это будет – каждому по богу?

Подружки одинаково поджали губы.

– Да ладно обижаться-то! Я спрашиваю, потому как на нашей земле все по-иному.

Но рассказывать о своей земле – не хотелось – наговорился, напелся он за чужими столами, а сейчас вдруг ощутил блаженное довольство именно оттого, что сидел он господином, а два девичьих голоска журчали, услаждая его слух.

Вы давайте рассказывайте!

– У меня бог коровой, – сказала Махида, – я как по лесу иду – за корой приглядываю. Где трещина, дырочка – глину возьму, замажу. Зато всегда знаю, где коры гладкой, длинноленточной взять, хоть на лапотки, хоть на кольчугу, хоть двор оплести. А у Мади вон – пуховой, что птенцов новорожденных бережет. Ничего она с него не имеет, хотя каждый раз, в лес идючи, крошки со стола берет, чтоб возле гнезд рассыпать. Зато птиц в лесу – видимо-невидимо, потому как бог ее хорошо кормлен и оттого заботлив.

Харр хотел сказать, что птиц в лесу вдосталь, потому как пирлей этих приставучих – хоть сетью греби. Жирные. На таких пернатой твари откармливаться – лучше не надо.

Однако вспомнил про поджатые губки – промолчал.

– А ты сам-то, господин мой Гарпогар, какому богу молишься? – робко спросила-таки Мади.

– А никакому.

– Вот бедненький! – искренне вздохнула Махида.

Они, дуры-девки, еще жалеть его вздумали!

– Говорю ж я вам, в нашей земле все по-умному. Молятся те, кому положено, – солнцезаконники называются. Просят солнце не уходить за край земли… Да только зря глотки надрывают. А мы, люд простой, только радуемся ему, красному, добрым словом поминаем.

Махида слушала, только головой покачивала, точно он байку плел; Мади же впитывала его россказни жадно и недоверчиво, даже губы шевелились, как будто каждое его слово она пробовала на вкус.

– Я не обижу тебя недоверием, господин мой Гарпогар, – она подняла смуглый палец, на который тут же уселась рыжая пирлипель, – если спрошу: как же можно почитать за бога далекое солнце, если его нельзя ни погладить, ни приголубить, ни прислониться к нему… Как оно узнает, что ваши аманты его любят?

– А на какую такую радость его гладить, девка оно, что ли? Но кто видал землю ночную, бессолнечную, знает: нет жизни без него, светлого. Черной немочью, прозрачной, бестелесной покрывает небо землю, стеклом белым скованную. Ни травинки, ни деревца не зеленеет, ни одна тварь земная дыхом не дышит, только локки ледяные да джаяхуудлы волосатые, нелюдь смурая, от мороза лютого окоротясь, по сугробам ползают. Примерзают к земле тучи стоячие, пока их ураган-ледяная сечь от нее не оторвет да на дыбки не поставит стеной нерушимою. И нет силы, чтоб растопить ее, кроме лучей жарких солнышка весеннего…

– И долга ли такая ночь? – ежась от страха, спросила Мади.

Харр встряхнулся – Ах ты, строфион тебя заклюй, и не заметил, как увлекся, наболтал тут с три короба по привычке.

– Вот ежели б сейчас, милая, был по-нашему вечер, то утро наступило бы, когда у тебя за подол четверо внуков цеплялось бы.

Она быстро опустила голову – не поверила, значит. А он-то ее за разумницу держал!

– Да ежели бы не солнышко ваше утлое, зеленушное, не шуметь бы вашему лесу; кабы не лучи палящие, стыть бы вашему ручью льдом неколотым; в холоду-ночи и стена ваша рассыпалась бы, потому как блевотина непотребная без солнца не высохла бы… Да что там говорить! Над всеми богами бог светило ясное, так что все ваши остальные идолы – придумка никчемная, похерил бы я их на вашем месте.

Мади обвела широко раскрытыми глазами потемневший двор, почему-то едва слышно прошептала:

– Крамольные речи держишь ты, господин мой Гарпогар, а пирлипели почему-то не гневаются, светом не наливаются…

– Должно, дождь собирается, – предположила Махида, запрокидывая голову, чтобы оглядеть небо. – Вот они и жмутся ко мне под крышу, привыкли, что ее и градом не пробивает.

Она демонстративно зевнула – как показалось Харру, намекая подружке на то, что ей пора бы и честь знать.

Упоминание о дожде навело менестреля, против воли что-то чересчур разговорившегося, на более практические мысли:

– Коли дождь-косохлест намечается, не худо бы подумать, чем согреться. Не разживешься ли; Махидушка, кувшинчиком чего покрепче, чем твоя ушица? Да к бабке загляни, голову рыбью снеси! А меня пока твоя подруженька развлечет…

Махида презрительно выпятила нижнюю губу, отчего не стала привлекательнее, а Мади спокойно заметила:

– Развлечь тебя я, господин мой, не сумею. На то у тебя Махида. Но если позволишь, спрошу тебя еще кое о чем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать