Жанр: Боевая Фантастика » Дэн`л Дэнехи-Оукс » Байки из дворца Джаббы Хатта-17: Шаара и Сарлакк (История стражницы на скиффе) (страница 1)


Дэн`л Дэнехи-Оукс

Шаара и Сарлакк

(История стражницы на скиффе)


Байки из дворца Джаббы Хатта-17

(Звездные войны)

* * *

Да уж, мастер Боба Фетт, дело и впрямь серьезное. Во дворце Джаббы Хатта больше ни о чем другом не говорят. Но это меня ничуть не удивляет: еще никому не удавалось вот так вот проползти под шкурой Джаббы, как сделали этот самозванный рыиарь-джедай и его дружки. Да вы сами подумайте: это ж какую надо иметь наглость, чтобы явиться во дворец, угрожать хатту, покалечить его ранкора, еще и освободить этого грошового псевдоконтрабандиста Соло… Нет, я, конечно, восхищена их храбростью, но не могу того же сказать об их здравом смысле. Так сказать, не самое умное дело — злить Джаббу Хатта подобным образом.

Джабба в страшной ярости. На его месте я бы тоже была в ярости. Дворец — это не только его крепость, но и его дом, а кому приятно, когда над тобой глумятся в твоем собственном доме? Так что я нисколько не удивилась, когда он велел бросить всю компанию сарлакку.

И должна добавить, для меня это великая честь — сопровождать вас. Я уверена, что Джабба Хатт решил таким образом почтить вас, выделив персональную охрану. Кроме того, я могу показать вам лучшее место, откуда можно увидеть сарлакка.

Да-да, мастер Боба Фетт, в таких случаях мы всегда имеем в виду нашего татуинского сарлакка. Если где-нибудь и есть другой сарлакк, я о нем никогда не слыхала. А очень хотелось бы, потому что сарлакк занимает меня с самого детства. Видите ли, моя сестра Шаара — единственное известное мне живое существо, которому удалось выбраться живым из Великого провала Каркун. Я, правда, слышала, будто Скайуокер тоже когда-то оттуда спасся, но он же известный враль, как вы сами убедились. Рыцарь-джедай? Да что вы, у него даже не было меча, когда его схватили.

О, это длинная история. Вы не захотите… Вы хотите ее услышать? Очень хорошо.

Все началось с импов, как и много чего в последнее время. Имперские штурмовики. Их было с полдюжины, и они пришли издалека, чтобы посмотреть на Шаару. Она на три года старше меня, а мне было двенадцать, когда все это случилось, — значит, ей было пятнадцать. Она выступала в шоу в одной кантине на окраине Мое Айсли, играла роль дроида — — надо сказать, весьма сомнительную в моральном плане. Но это была просто роль, не более того: наши родители были почтенные фермеры, которые воспитали своих дочерей как следует, без нынешней модной вседозволенности. Она была честной девушкой во всех значениях этого слова, уж будьте уверены.

Импы, наоборот, честными не были. Среди них нет ни одного честного человека. Я думаю, они сначала сдают тест на жестокость, и только потом им разрешают впервые надеть броню. Итак, однажды вечером эти импы зашли в кан-тину и увидели Шаару на сцене. Им захотелось посмотреть, как она выглядит под металлической одеждой, ну и, наверное, еше кое-чего такого, что делается не при свидетелях.

Они уговорили хозяина кантины — неприятного типа, носившего имя Даккар Дальний — пустить их за кулисы, когда шоу закончится. Мне не хочется даже думать, что бы случилось, если бы они действительно застали ее в гримерке. Но ее там не было — она разговаривала с руководителем оркестра о завтрашних изменениях в музыкальном сопровождении. Импы расположились как дома и стали ее ждать.

Когда Шаара, все еше одетая в ладный, бронзового цвета костюм из металла келш, открыла дверь, она увидела импов, которые снимали с себя броню и рылись в ее вещах. Смышленая сестра взяла пример с челнока Кандоса и свалила раньше времени. Они погнались за ней. Почему бы им было не погнаться за ней? В конце концов они представляли здесь закон и никто не смел им препятствовать.

Через несколько минут Шаара влетела в помещение фермы наших родителей — попрежнему в своем костюме дроида. Она едва успела выпалить, что случилось, когда импы приземлились в нашем пюковом саду. Они прилетели на своем транспорте, но так как надевать снятые части брони им было лень, они представляли собой интересное зрелище. Передняя дверь не задержала их ни на долю секунды.

Мой старший брат Камма попытался их остановить. С тех пор у меня нет брата Каммы. Я, перепуганная двенадцатилетняя девочка, смотрела на все это из-за перегородки. Думаю, именно с того момента я так сильно невзлюбила им-пов, в результате чего ныне с выгодой для себя служу у Джаббы Хатта. Камма преуспел не более чем дверь, но ему все же удалось немного их задержать; тем временем сестра вскочила в машину и была такова.

Как вы, наверное, видели, Мое Айсли расположен у края Дюнного моря. Шаара полетела прямо в пустыню. По понятным причинам она не особо следила за картой и вскоре оказалась очень близко от Великого провала Каркун.

Импы нагоняли. Их транспорт был мощнее флаера, но их туда набилось шестеро, а Шаара была одна, и к тому же она легкая, как пушинка, так что они нагоняли ее очень медленно. Им оставалось всего несколько секунд, когда сестра метнулась к провалу. Позднее она рассказала мне, что в тот миг она плакала от страха. И я ей верю.

В отчаянии она достала с полки отцовское ружье, которое лежало там на случай неприятностей, и прицелилась в имперский транспорт.

Шаара с детства метко стреляла, а в тот день, должно быть, ее руку направляла Сила. Она попала аккурат в двигательный отсек. Импов должно было бы поубивать взрывом, но они в тот

момент уже натягивали на себя броню. Ни один еще не оделся полностью, а на водителе вообще не было ничего, кроме комбинезона, но им, наверное, в тот миг тоже сопутствовала невероятная удача.

Я говорю «наверное», потому что, хотя взрыв и не убил их на месте, они взмыли в воздух и приземлились в самом провале Каркун; все бы хорошо, но только тот же взрыв свалил и флаер, и Шаара тоже полетела в яму.

Несколько минут все семеро лежали на песке, оглушенные. Затем — ив эту часть истории я сама с трудом верю — двое импов поползли к ней вокруг ямы.

Несомненно, они знали, куда их занесло. Даже имперским штурмовикам должны рассказывать о главных опасностях планеты, на которую их отправляют. Тем не менее эти парни, оказавшись у самой пасти сарлакка, думали не о спасении своих жалких жизней, а о том, как добраться до моей бедной сестры.

Естественно, их возня разбудила сарлакка, и он начал шарить вокруг своими языками-щу-пальцами. Он схватил одного неподвижного импа и без звука потащил вниз. Шаара увидела это и громко взвизгнула, но сдается мне, импы решили, что это она испугалась их.

Затем щупальце схватило за ногу другого импа, и теперь завопил уже он. Остальные настороженно замерли — все, кроме одного. Этот имп, так и не очнувшись, съехал в пасть сарлакка — одно из щупалец обрушило песчаный склон, на котором он лежал. Не знаю, считаете вы или нет, мастер Боба Фетт, но в Великом провале Каркун (в яме, а не в желудке сарлакка) осталось всего трое им-перцев и моя сестра.

Те двое, которые ползли вокруг ямы, остановились и начали изо всех сил карабкаться наверх, спасаясь от пасти сарлакка. Конечно, толку с того не было никакого — песок осыпался быстрее, чем они взбирались по склону. Сарлакк немедленно заинтересовался происходящим, схватил обоих, и они с визгом полетели навстречу своей погибели. Не знаю, правду ли говорит Джабба Хатт насчет того, что жертва переваривается в желудке сар-лакка тысячу лет; откровенно говоря, относительно тех двоих я полностью «за», хотя Шаара надеется, что они умерли быстро. Наверное, она более тонкая натура, чем я. А может, просто хочет, чтобы они поскорее подохли.

Итак, остались только Шаара и один штурмовик; они смотрели друг на друга и вниз, на языки-щупальца сарлакка. Похоже, этот имп был сообразительнее остальных: он лежал неподвижно, чтобы песок не осыпался и сарлакк не знал, где он. Шаара вела себя так же. Он посмотрел на нее через яму. Сестра потом рассказала, что на нем не было шлема и она никогда не видела у человека такого испуганного взгляда. Надеюсь, я тоже никогда его не увижу.

Тем временем языки сарлакка продолжали обшаривать песчаные стены ямы в поисках пищи. Один задел ногу Шаары и пополз дальше… но затем повернул обратно.

Шаара завизжала. И тут имп совершил, наверное, самый удивительный поступок во всей истории. Он достал из сапога штатный вибронож и метнул его в щупальце, схватившее сестру.

Щупальце отпустило ее, но тут же выхлест-нулись два других, и еще с полдюжины принялись обшаривать место, откуда вылетел нож. Тут отвага импа испарилась без следа. Он неистово заработал руками, пытаясь выбраться наверх; этим он подписал себе приговор. Одно из щупальцев опутало ногу Шаары, одетую в металл, меж тем как два других схватили импа и разорвали надвое. Шаара надеется, что он умер сразу. Я тоже надеюсь, что она права.

Щупальце, державшее Шаару, подняло ее над ямой, обвилось вокруг ее тела и потащило ко рту сарлакка… но тут же со страшной силой распрямилось и отшвырнуло ее далеко за пределы провала Каркун, флаер был разбит вдребезги, но его коммуникатор кое-как работал, и Шаара могла позвать на помощь. Что она и сделала.

А, смотрите. Мы приближаемся к Великому провалу Каркун. Сюда, пожалуйста.

Почему сарлакк отпустил Шаару? Это очень интересный вопрос, мастер Боба Фетт. Перво-наперво я обращаю ваше внимание на то, что он не отпустил ее — он ее вышвырнул. Я не знаю, почему он это сделал, но я много об этом думала все эти годы и могу предложить на этот счет несколько версий.

Возможно, он уже набрал себе достаточно пищи и просто выкинул излишки. Шааре эта версия не нравится, мне тоже. Я видела, как он за раз съедал намного больше.

Шаара полагает, что щупальца — это действительно языки, пробующие пищу на вкус. Она думает, что сарлакк отведал ее металлический костюм и решил, что она несъедобна. Лично я в это не верю: я своими глазами видела, как он глотает различные предметы, которые по вкусу не должны напоминать органику. Кроме того, он, похоже, вообще не заметил, что импы были в броне.

Сама я вот что думаю. На самом деле никто ничего не знает о сарлакке. Судя по всему, он единственный в своем роде, но живые существа не эволюционируют индивидуально. И он очень, очень стар. Мы полагаем, что он не наделен разумом, но ведь вполне может быть, что он разумен. Возможно, его разум работает медленнее, чем наш, и на одну мысль у него уходят годы. И существует вероятность — всего лишь вероятность, — что он знал, что делает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать