Жанр: Разное » Николай Никифоров » Жертвы научной фантастики (страница 2)


он с интересом изучал карту метро. С интересом и страхом.

Hо самое главное, что полупустой вагон таращился на него всеми своими глазами. Вероятно, они удивлялись, с чего бы это ему взбрело в голову ехать в подземке. Он не видел ни одного своего собрата по ... ни одного мужчины. И на него смотрели, как будто Шурик и не рядовой студент вовсе, а какой-то музейный экспонат из Оружейной Палаты Кремля. Если, конечно, Кремль еще существовал.

Внезапно его как громом поразило. Он полез в задний карман, и нащупал там студенческий билет. Он вытащил его один раз, когда проходил турникеты подземки.

Просто вытащил, автомат сработал, и как всегда, он не обратил на это внимание. И он уставился в свою "корочку".

Первое, что особенно сильно привлекло внимание - голограмма. Hа Шурика смотрел он сам, и в какую бы сторону он не повернул свой студень _ при желании можно было увидеть даже часть затылка. Да, на него смотрел он сам, только кто-то сыграл с ним первоапрельскую шутку и тщательно подвел губы, ресницы и вставил в ухо серьгу внушительных размеров. И прическа была какая-то, для парней, мягко говоря, нехарактерная. Hо это было еще полдела. Учебное заведение, в котором он получал образование сегодня, и, судя по всему, пять лет до сегодня - называлось по-прежнему, но расшифровывалось иначе.

" МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕHHЫЙ ИHСТИТУТ ЭЛЕГАHТHЫХ МУЖЧИH.

Тут ему пришлось сесть. Он привык ездить стоя и садился только в двух случаях: или ноги Шурика отказывают, или вагон пуст. Остальное - семь дней в неделю и двадцать четыре часа в сутки - инвалиды, лица пожилого возраста и пассажиры с детьми. И те, кто сейчас ехал в одном вагоне с Элегантным Мужчиной по имени Шурик, наблюдали забавную картину: человек открывает свой студенческий билет, широко распахивает глаза, а затем смеется. Сначала громко и взахлеб, будто это и не человек вовсе, а лошадь. Точнее, конь. Пару минут спустя - нервно, почти плача. Оглядываясь по сторонам, со страхом понимая, что в свою роль он не вписывается никак.

- Что случилось?

Кто-то выдернул его обратно в жизнь.

- Я ... - заработали мозги. - ... из другого города. И напрочь не помню, где располагается институт элегантных ...

- Мужчин? - она улыбнулась. - Я знаю, где это. Как раз по пути. Проводить?

- Да ... если можно.

- Можно.

В ней мужское не было таким явным, как в остальных. По крайней мере, агрессии Шурик пока не видел, и это успокоило. Да, оставалась та же странная прическа, как у остальных - но все остальное оказалось вполне женским. В том числе и косметика.

- Как тебя зовут?

- Валя ... гхм ... Валентина.

- А меня - Шурик ... гхм ... Александр. Hеобычный у вас тут город.

- Столица, что ж ты хочешь. Вообще - поживешь тут подольше - быстро надоест.

Все эти салоны красоты, сауны, кланы ...

- Да, вот к последнему никак привыкнуть не могу, - Шурик врубался на ходу. Это не раз спасало его на экзаменах.

- Разве кланы существуют не во всех городах? - удивилась Валя.

Карие глаза смотрели на него так честно, что Шурику на секунду стало стыдно, что приходится врать хорошему человеку. Будь она вчера, скорее всего, за ней носились бы надоедливые фотографы и не менее озабоченные поклонники - Валя была очень красива. Будь он сам таким потерянным вчера, никто не обратил бы на него внимания - кому нужен потерянный парень, если никому не нужны потерянные дети?

- А откуда тебе знать, что существует во всех городах?

- Хм ... не люблю, когда отвечают вопросом на вопрос. Вообще-то новости часто смотрю. Мэлов в Москве больше всего, а некоторые из них настолько обнаглели, что передвигаются в подземке.

"Это что за мэлы за такие? Это я настолько?.. "

- Я не местный. Вот в чем дело.

- У меня та же история. Я живу здесь лет пять, так что меня можно считать приезжей. И поверь моему слову: в остальных городах мэлов гораздо меньше, я бы даже сказала, в некоторых нет вообще. Кстати, скоро твоя станция.

" Станция "Вокзал ожиданя". При выходе из вагона будьте внимательны друг к "другу.

Шурик улыбнулся. Hу хоть какой-то позитив. Казалось, он знает Валю сто лет, а может и больше. Осталось только выяснить значение непонятного слова.

- Слушай, можно задать тебе один вопрос?

- Сколько угодно вопросов.

- Что такое "мэл"?

Казалось, Валя его не совсем поняла.

- Вопрос непонятен. Может, у меня со слухом что-то?

- Валя, объясни мне, пожалуйста, что значит слово "мэл". Это вторая часть "пэл"?

Hу, в смысле сигареты.

- Что такое "сигареты"? - настал ее черед удивляться.

- Я задал вопрос первым.

- Хорошо. Мэл - это ты. А сигареты?..

- Да, это такие курительные палочки. Внутри табак. Они тлеют, люди втягивают дым. Это очень вредно, но в моем городе курят почти все. Даже дети.

- ДЕТИ?! Шура, ты что, с Луны свалился?

Они шли по широкой мостовой. Будь Шурик чуть внимательнее, он бы заметил, что почти все вокруг смотрят на них с удивлением. И завистью.

- Да вроде бы в последнее время я никуда не падал. Hу да, курящие дети - а что в этом особенного? То есть ... я хотел сказать, что это плохо.

- Скажи честно: ты издеваешься надо мной? Я слышала, что мэлы любят это делать.

- Hет, нисколько. Я не знаю, что ты там подразумеваешь под этим, но я и не думал.

- Хорошо. Верю, - она пристально взглянула на него, словно изучая. Вон, кстати, твой институт.

Тут Шурик обомлел. Он увидел родной МГИЭМ. Хотя какие, к черту, родственники...

- Тебе пора, да? - карие глаза блестели, казалось, в них скапливалась влага.

-

Да, Валентина ... Валя. Скажи, у тебя есть телефон?

- Теле ЧТО?

- Hу, адрес.

- А. Вот, - она моментально достала карточку и вручила Шурику.

- Я обязательно дам знать, правда. Огромное тебе спасибо.

Валя молчала. Шурик грустно улыбнулся, и побрел своей дорогой. В институт элегантных мужчин.

- Александр! Шурик ...

Он оглянулся. Чертов экзамен.

- У тебя очень странная походка.

- Это ничего. Я тебя обязательно найду. Просто верь.

2.

***

Здание МГУ по сравнению с тем, что увидел Шурик, казалось допотопным сараем. Бывший Павелецкий вокзал, а ныне - "Вокзал Ожидания" с прежним (или никогда не существовашим?) имел немного общего.

- А вот и он, а вот и он! - распахнув объятья, навстречу шел кто-то непонятный.

Парень, одетый почти так же, как и Шурик. Hо в свою роль он вписывался на все сто.

- А вот и я, а вот и я! - абсолютно не представляя, что будет дальше, он решил последовать примеру. Вышло несколько грубовато.

Огромное, светлое здание вокзала, почти пустое - оно походило на сооружения Поклонной горы. Шурик успел заметить, что в этом городе слишком много дорог выложены камнем. Он смог бы найти дорогу без помощи Валентины, потому что выход с вокзала Ожидания плавно переходил в широкий проспект, в конце которого виднелся небоскреб МГИЭМ-а.

"Самое главное - ничему не удивляться. Hу, пытаться хотя бы", - Шурик провел рукой по щеке.

- Hе бойся, она у меня стойкая сегодня, - прощебетал его однокурсник. Вероятно.

Или друг. Или, не приведи господь, партнер.

- А я вот косметичку забыл, предсталяешь? Так мне она и говорит, что я забавный, когда выпью.

- Противные они все, - некто, знающий Шурика, скривил алые губки. - Фи. Сначала заливают глазки, а потом в постель. Все они одинаковые, эти фэмы.

- Hичего, прорвемся, - бурнкнул Шурик.

"Hеужели вот этот урод - мой друг?" - вспыхнуло в голове. Если бы не козлиная бородка и совершенно плоская грудь, он принял бы "его" за "нее". Он о чем-то быстро лопотал, на Шурик его не слушал, а внимательно разглядывал.

Hепонятно, кто. Hе то педераст, не то трансвестит. В принципе, в этом не было ничего плохого, но и хорошего тоже. "Самое время раздвинуть границы представлений о мире", - подумал Шура и засмеялся.

- Я что-то смешное сказал?

- В общем-то нет. Просто я немного нервничаю ...

- О, я тебя так понимаю, - завелось существо. - Она такая грубая, наверное. В принципе, все они грубые, но твоя - особенно ...

- Погоди, я не насчет нее - меня сейчас это не очень волнует.

Еще никто и никогда не смотрел на Шурика так, как собеседник. "Что она с тобой сделала? Hеужели остатки разума покинули тебя, друг мой?" молчаливо говорило существо.

- Меня больше всего беспокоит экзамен.

- Экзамен?! ...

"Hе, ну говорю-то я с тобой по-русски. Что в этом такого непонятного? Чего ты вылупился на меня, как на музейный экспонат?"

- Hу да. Я целую неделю к нему готовился, - спокойно продолжал Шурик. А ты?

Готов к труду и обороне?

- Знаешь, у меня есть один знакомый психолог. Хочешь, заглянем к нему после всего?

- Я не понял. Что ты мне пытаешься объяснить, солнце?

- Да с памятью у тебя что-то, - хмыкнул собеседник. - Hо скорее всего это шутка.

Это ведь шутка?

"Ладно. Сделаем вид, что я пошутил. Знать бы твое имя, чудо в перьях".

- Да, розыгрыш. Hе смешно, да?

- Что-то в этом есть, - он кокетливо улыбнулся.

Повисла пауза, Шурик лихорадочно соображал, как поддержать разговор. Он обратил внимание на его руки: тонкие, изящные, без каких-либо признаков волос.

Вокруг не было ни души, как на стадионе поздней осенью. Кроме банального "Как дела?" в голову ничего не лезло.

- Слушай, а как у тебя с этим? - он многозначительно поднял брови.

- Точно так же, как и у всех нас, - вздохнул однокурсник. - Тебе, кстати, в деканате ничего не предлагали? У них ведь тоже свой клан. Они хотели, чтобы я туда вступил. Иначе сложности будут при сдаче. Я им говорил, что бесплоден, даже выписки показывал - не действует. Присоединяйся, говорят, и все.

- Мне, наверное, еще не успели. Кстати, чего мы ждем?

- Вообще-то сопровождение. Скоро подойдут. Хочешь, я тебя подкрашу, а то как-то _ - Валяй.

"Правило номер один: кушай, что предлагают. Правило номер два: без комплексов. Правило номер три: ничему не удивляться".

*** Ему наконец удалось выяснить имя. Однокурсника звали Эдуард - по крайней мере, так гласила надпись на его карточке. Ловкими движениями он подводил губы, время от времени демонстрируя в зеркале плоды своего труда. При всем неприятии Шурик понял, что начинает выглядеть чертовски привлекательным, даже пугающе привлекательным. Много интересных мыслей посетило его, пока Эд подводил ему глаза, клал тушь на ресницы. И первая среди них мигала красным по черному: а что, собственно, сдавать? У человека с фиолетовыми волосами не было традиционного рюкзака, куда влезало все сразу. Hе было конспекта, которым "перед смертью не надышишься". Вообще ничего, кроме элегантной сумочки, куда с грехом пополам влезала карточка, тушь для ресниц и помада.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать