Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 100)


47

ВЕЧНЫЕ ИЗГНАННИКИ

Утром появился Идлис с каркасом из металла и кожи, который он собирался надеть на Карану поверх гипса. Идлис отрегулировал ремни и пружины, которые вытягивали ее ноги, чтобы кости срастались правильно.

— Ей нужно не снимать каркас по крайней мере шесть недель, пока не срастутся кости, — сказал Идлис Лиану.

— Выглядит чертовски неудобным, — заметил Лиан. — А как же ты будешь?..

— Отправлять свои естественные нужды, хочешь ты сказать? — засмеялась Карана. — Конечно, у меня будет сиделка. Если ты действительно меня любишь, то будешь ходить за мной, а когда я наконец вылезу из этого сооружения, то вознагражу тебя. И себя, естественно.

Идлис взял маленькую ручку Караны и поцеловал ее. Она больше не ежилась от прикосновения его «резиновой» кожи. Теперь он был для нее другом. Идлис сказал:

— Я буду приходить в Готрим раз в год, в этот день, — на случай, если тебе понадобится хракс. Его невозможно нигде раздобыть, потому что, кроме гаршардов, никто больше не знает, как его делать. Если я буду тебе нужен, пошли сообщение в Паймир, что на южном побережье Моря Туманов. А теперь я должен последовать за Йетчей. — Глаза его увлажнились. — До свидания!

— До свидания, — ответила Карана. — Теперь у тебя есть будущее. Приходи в Готрим, если когда-нибудь тебе нужна буду я.

Подошла Малиена и молча встала возле носилок Караны.

— Ты, должно быть, ненавидишь и презираешь меня? — тоненьким голосом спросила Карана.

Наклонившись, Малиена убрала ей волосы со лба:

— Ты мне родня, Карана, и я всегда буду любить тебя.

— Но я предала свой народ и помогла Рульку.

— И ты опять-таки поступила правильно. Со всем этим покончено, Карана.

Карана облегченно вздохнула.

— Но сможешь ли ты простить нас, Карана, за все, что аркимы сделали тебе и твоей семье? — Теперь пришел черед Малиене поволноваться.

— Малиена…

— Да, Карана?

— Ты так и не закончила расчесывать мне волосы, — сказала Карана, имея в виду их ссору в Туркаде несколько недель тому назад.

— Я сделаю это прямо сейчас, — засмеялась Малиена. — А чтобы показать, что я раскаиваюсь, я даже расчешу тебя собственной щеткой, поскольку свою ты, несомненно, потеряла.

— Вот это действительно услуга! — нахально произнесла Карана. — Сначала твои сапоги, потом твоя щетка. Когда я в следующий раз соберусь на восток, может быть, ты уступишь мне и свою кровать.

— Только не сломай ее! — рассмеялась Малиена.


Аркимы закрылись с Тензором, подготовили его тело к погребению и сутки бодрствовали над ним, играя свои протяжные мелодии и исполняя погребальные песни. На следующий день, на рассвете, они похоронили Тензора в гробнице, давно для этого предназначенной, в катакомбах старого Шазмака. Церемония была простой и величественной.

— Он больше не покинет свой возлюбленный Шазмак, — сказала Малиена. — И ни один из нас никогда не отправится домой, на Аркан. Мы — вечные изгнанники.

— Разве это имеет теперь значение? — спросил Лиан. — Ведь прошло столько лет. Ваши предки, конечно, родились здесь?

— Да, но в наших душах тоска по Аркану вечна. Мы все мечтаем совершить туда паломничество. — Она тяжело вздохнула. — Но я обеспокоена. Вы видели извержения вулканов? Что происходит с моим миром?

— А ты можешь что-нибудь сделать?

— Нет! Какая бы судьба ни ожидала мой народ на Аркане, хорошая или плохая, — отныне они будут жить самостоятельно.

— А что теперь будете делать вы? — поинтересовался Лиан.

— Мы отправимся на Восток и будем жить своей жизнью. Аркимы никогда не были такими великими, как нам самим казалось, но мы выжили. И нам прибавляет мужество то, что рабство аркимов, оставшихся на Аркане, тоже закончилось. Мы бы могли покончить с ним четыре тысячи лет тому назад, если бы нам хватило храбрости бросить вызов каронам.


Мендарка тоже похоронили в Шазмаке, и всех остальных погибших. Наннолет превратился в горстку золота и сажи на полу. Аркимы истолкли каменные плиты пола в порошок, который вместе с пеплом мертвых существ из бездны развеяли над Гарром. В своем последнем полете машина Рулька прошла прямо над флейтой, и она расплавилась, а жидкий металл просочился в трещины пола. Эти куски вырезали и тоже выбросили в Гарр. Это было полное уничтожение золота Ялкары, но ничего лучше сейчас придумать было нельзя.

Когда все дела были закончены, Карану, все еще в гипсе и каркасе, привязали к носилкам. С момента разрушения Непреодолимой Преграды прошло всего десять дней, но откладывать отход из Шазмака дольше было невозможно. Нужно было многое сделать в реальном мире — единственном, который теперь у всех них остался.

В последний раз они отправились в путь из Шазмака пешком, потому что у Шанда с вратами ничего не получилось после того, как исчезла Непреодолимая Преграда. Все те, кто умел делать врата, были мертвы или потеряны, за исключением Шанда и Иггура. Но он был убит тем, что теперь навсегда потерял Ялкару и Магрету. Казалось, ему не для чего больше жить.

— Почему бы тебе не попытаться создать еще одни врата, чтобы безопасно доставить нас в Готрим? — спросил Лиан, когда они стояли на великолепном мосту, словно сотканном из паутинки. Карана уже испытывала страдания от передвижения.

— Мне не хочется знать, работают ли еще врата, — отрезал Шанд. — Секрет умрет вместе со мной! Без некоторых вещей нам было бы гораздо лучше.

— А ты, Иггур?

— Даже если бы у

меня было в распоряжении сто врат, я бы пальцем не пошевелил, чтобы помочь ей, — холодно произнес Иггур. Он винил Карану и в потере Магреты.


Дорога была долгая и трудная, приходилось идти в гору. Особенно тяжело было на продуваемой всеми ветрами тропинке, которая шла вдоль реки Гарр. Карана мучилась всю дорогу: каждый даже самый осторожный шаг носильщиков отдавался такой болью в ее теле, что она плакала. Ночью было еще довольно холодно, так что слезы замерзали у нее на щеках. Она лежала без сна, вспоминая, как хракс уносил боль, и ей хотелось его. Это не было страстное желание, но оно всегда присутствовало.

По пути Лиан отвел Шанда в сторону:

— Ты как-то сказал, что хотел бы компенсировать то, что сделал мне.

— Сказал, — равнодушно подтвердил Шанд. — Чего ты у меня просишь?

— У Караны была старая серебряная цепочка, которую мы нашли в Катадзе. Ты заложил эту вещицу для нее, когда я был в темнице у Иггура в Туркаде. Цепочка ей очень дорога. Если бы ты мог ее забрать…

Шанд дернулся, как пара лягушачьих лапок на батарейке у алхимика.

— Возможно, ее… трудно будет вернуть. Из-за войны я имею в виду.

— Ты попытаешься?

— Да. — И Шанд зашагал вперед.


При их скорости на то, чтобы выбраться на тропу, которая вела вниз, в Готримский лес, ушло пять дней. Поздним вечером на шестой день пути они проходили мимо мрачных руин Каркарона, стоявших на утесе. Они смахивали на разбитую бутылку. Глаза Караны затуманились при мысли об отце. Жажда прибегнуть за утешением к храксу стала сильнее.

В ту ночь они продолжили путешествие, не желая разбивать лагерь на тропе. У подножия утеса был каменный мост, и отряд перешел по нему на другую сторону. Овраги, через которые Карана перебиралась после хайта, были теперь затоплены. Вскоре тут образуются непроходимые потоки. Наконец-то качалась весна.

Они позавтракали в павильоне у Черного Озера и, передохнув около часа, двинулись в путь. Носильщики осторожно ступали по горной тропинке. Лиан, который в свою очередь нес сейчас носилки, о чем-то задумался.

— В чем дело? — осведомилась Карана.

— Да так, просто вспомнил. В прошлый раз, когда я был здесь, это меня несли на носилках. А потом как раз на этом месте появился транкс.

— Ну что же, хотя бы об этом мне не нужно беспокоиться: он давно мертв.

— Но сколько же их еще на свободе?

Последняя часть пути казалась нескончаемой, но вот они спустились с гор и оказались на хорошо утоптанной дороге, ведущей в Готримское поместье. Карану внезапно охватил страх, что ее дом постигло какое-то несчастье. Но вскоре над вершиной холма показались его каменные дымовые трубы и крыши из зеленого шифера. Готрим предстал перед ними, такой же, как всегда, — маленькое старое, сильно обветшавшее, поместье. Одно крыло — в лесах, в садах уныло и пусто.

— У него заброшенный вид, — с беспокойством произнесла Карана.

Обогнув дом, они увидели с полдюжины детишек, которые гонялись друг за другом по клумбам. Одна из вишен в саду начала цвести. Дети с криком подбежали поглазеть на незнакомцев. В дверях черного входа показались люди, и среди них Карана увидела седые волосы и сутулую фигуру Рахиса — оплота Готрима и всей ее жизни с тех пор, как умер ее отец. Она издала вздох облегчения. «Рахис жив! Значит, все будет хорошо!»

Ее хотели отнести наверх, в ее спальню, и положить на огромную кровать, но, несмотря на довольно сильную боль, Карана и слышать об этом не хотела.

— Положите меня вон там, — сказала она, указывая на уголок между камином и окном в старой башне. — Я буду там спать, пока мне не снимут гипс. Я хочу все видеть.

В тот вечер в Готриме был банкет. На нем ели продукты аркимов, которые пришедшие захватили с собой из Шазмака (правда, многие обитатели Готрима были не в восторге от причудливой иностранной еды). Вино достали из погреба Караны. Сожгли целую поленницу, чтобы все прибывшие смогли смыть с себя недельную грязь. У Караны невыносимо чесалась кожа под гипсом, но ей пришлось довольствоваться обтиранием.

В Готриме они впервые за несколько недель услышали новости, и эти новости были нерадостные. Странные существа, умные, как лорски и транксы, такие же кровожадные и дикие, большие и маленькие, самых различных видов, появившиеся ниоткуда, распространились по всему Мельдорину. Особенно много их было в Эллюдорском лесу.


На следующее утро Карана вновь оказалась на носилках, она проверяла состояние садов и ход строительных работ, когда к парадному входу подъехал какой-то незнакомец в сопровождении двух солдат.

— Наверно, один из лейтенантов Иггура с депешей, — предположил Лиан.

— Мне бы лучше их поприветствовать. Внесите меня, пожалуйста, в дом.

Когда Карану внесли в холл, она увидела дородного мужчину с черными глазами и крючковатым носом, который беседовал с Иггуром. Ноги у него были длинные и тонкие.

— Он не похож на солдата, — заметила Карана. — Скорее чиновник.

— Или сборщик налогов!

Она озадаченно посмотрела на Лиана. Об этой проблеме Карана совсем забыла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать