Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 16)


— Скуннгг! — промурлыкал он.

— Думаю, он имеет в виду «завтрак»! — сказал Надирил и кашлянул.

Лиану, сидевшему на носилках, события представлялись нереальными: улыбающийся транкс, Баситор, очерчивающий мечом круги в воздухе, словно подогревая себя.

— Он становится берсеркером, — тихо заметил Лиан, — так он делал в Катадзе.

Лилиса схватила Лиана за руку.

Баситор сгорбил свои могучие плечи, неистово проорал вызов и бросился на транкса. Тот продолжал ему улыбаться, но в последнюю минуту взмахнул левой лапой, в которой держал цеп с маленькими ошипованными шариками на конце — в точности как у статуи у дверей Каркарона.

Ремни хлестнули Баситора по груди, шипы на шариках впились в его тело со звуком, похожим на звук, появляющийся при отбивании мяса деревянной колотушкой. Баситор вскрикнул. Меч выпал у него из рук. От удара цепа он взлетел в воздух и, завертевшись, как волчок, исчез за краем утеса.

Транкс, все еще усмехаясь, щелкнул цепом в сторону Иггура. Лиан, находившийся прямо за ним, увидел, как больное колено Иггура подогнулось. Пальцы вцепились в рукоятку меча, но, казалось, у Иггура нет сил, чтобы его выхватить. Кончено, на этот раз Иггур сойдет с ума, и все они умрут.

8

В ГОТРИМЕ

За спиной у Лиана кто-то закричал. Юноша не сразу понял, что это Лилиса.

— Ты сможешь это сделать, Иггур! — воскликнул Надирил.

— Отойди в сторону! — крикнул Иггур транксу, тщетно пытаясь обуздать свой страх. Он выхватил меч. Но колено хромой ноги вновь подкосилось, и Иггур повалился на бок. — Отступайте! — бросил он через плечо.

Транкс размахивал цепом у Иггура над головой. Тот не отошел ни на шаг, хотя свистящие шарики касались его волос. Транкс начал приближаться к Иггуру, и только тут Лиан осознал, какое это огромное существо. Иггур был высоким человеком, но транкс был намного выше, к тому же над головой у него возвышались крылья. Транкс поднял цеп. Иггур не шевельнулся. «Как он может стоять вот так? — подумал Лиан. — Транкс же превратит его в фарш. Наверно, Иггура парализовало от ужаса».

Иггур прищурился сквозь толстые стекла очков на ту лапу транкса, в которой был цеп. Она судорожно дернулась, и в ту же секунду транкс выбросил вперед вторую лапу, державшую какой-то серый жезл с черным наконечником. Из него вырвался луч черного света, направленный транксом прямо в глаза соперника.

Иггур рубанул воздух левой рукой. Луч света пополз по тропинке, как паста, выжатая из тюбика, он врезался в скалу, и в воздух взметнулось целое облако гранитных обломков, которые засыпали транкса по колено. Лишь по тому, как у этого странного существа дернулась щека, было видно, что ему больно.

Транкс нанес Иггуру удар цепом. Тот взмахнул мечом, и четыре ремня из пяти вместе с шариками скатились по лезвию. Пятый шарик угодил Иггуру в плечо. Усмехнувшись, транкс дернул цеп к себе, вырвав из плеча Иггура кусок мяса, — брызнула кровь. Иггур пошатнулся и, опустившись на колено, выронил меч. Обитатель бездны засунул цеп за пояс и, наполовину высвободив ногу из обломков, угрожающе зарычал, готовясь сожрать свою жертву.

Из плеча Иггура хлестала кровь. «С ним все кончено! — подумал Лиан. А мы — следующие!» Судя по крикам, раздававшимся у него за спиной, остальные считали так же.

В руке у Иггура сверкнул нож, и он сделал выпад. Транкс пытался высвободить ноги, и в это время Иггур нанес удар в незащищенный пах. Транкс пронзительно взвизгнул, и его покрытое броней колено угодило Иггуру в живот. Иггура отбросило к скале. Транкс отступил, сделав два неуклюжих прыжка, он свернул с тропинки, оставляя за собой кровавый след. Он замахал крыльями и исчез из виду.

Таллия и Шанд протолкнулись мимо Лиана, и его носилки опасно закачались у самого края пропасти. Все опасались худшего, но Иггур был жив. На голове у него был огромный кровоподтек, на плече — рваная рана.

— Как ты отважен! — восхитился Шанд. — Сказители будут тысячу лет описывать твой подвиг в Преданиях.

— Невероятное мужество! — вторил ему Мендарк, стоявший позади. — Хотя ты — мой враг, я отдаю тебе должное. Надеюсь выказать не меньшую храбрость, если мне выпадет подобное испытание.

— Не было времени раздумывать, — ответил Иггур. Его грудь тяжело вздымалась. — Порой мы сами себя удивляем. Но с транксом еще не покончено. Давайте спустимся, пока вам не пришлось нести еще и меня.

Лилиса безутешно рыдала.

— Бедный Баситор! Что с нами будет? — Шанд обнял ее за плечи.

— Он разбился насмерть, дитя. Его страдания закончились в один миг.

Аспер перебинтовал плечо Иггуру, и они поспешили вперед. На полпути они сделали краткую передышку, остановившись на открытой площадке, на которой едва-едва уместились. Отсюда начинался такой крутой спуск вниз, что маневрировать с носилками было опасно. Тензор немного прошел самостоятельно, но он так неуверенно держался на ногах, что мог в любую минуту упасть и разбиться. К тому же из-за начавшегося густого снега в нескольких шагах ничего не было видно, а земля под ногами стала еще более скользкой. Поэтому Лиана и раненого аркима решили все-таки нести на носилках.


В Готриме пришлось объяснять все по новой. Рахис и все остальные домочадцы смотрели на Лиана крайне неприветливо. Гостиная Караны была превращена в госпиталь. Надирил слег с пневмонией. В ужасную рану Ксары попала инфекция, и девушка металась в лихорадке. Целители собрались вокруг ее кровати: они опасались, что Ксара не переживет ночь.

В Касим, где у Иггура был маленький гарнизон, был послан гонец. Также гонцы были разосланы по всей долине Райма, чтобы предупредить соседние графства об опасности. Жалкие средства обороны, которые находились в распоряжении поместья, были наготове.

Утром два аркима отправились поискать тело Баситора, но вернулись ни с чем.

— Мы обнаружили, где он упал, — уныло сказал Старый Дарлиш, — но там не осталось ничего, кроме кровавого пятна на снегу. Транкс побывал на этом месте раньше нас — мы видели его следы.

— Какой ужасный день! — воскликнула Малиена. — Нам всегда так горько, когда мы не можем похоронить своих покойных родичей.

Лиан знал,

что аркимы постоянно оглядываются назад и каждая смерть заставляет их плакать о потерянном Аркане, куда никому из них никогда не вернуться. Они все еще считали Аркан своим домом, хотя почти все родились на Сантенаре. Но им было трудно вынести, что приходится хоронить своих мертвых в чужой земле.


— Что нам делать с Лианом? — спросил Мендарк в тот вечер. — Мне не терпится отправиться обратно в Туркад.

— Его тоже надо туда забрать. Ему нужны лекарства, которых тут нет, — заметил Надирил со своей кровати. Он начинал выздоравливать, но был еще слаб. Больше он не смог говорить: у него начался приступ кашля.

— Решено, — поспешно вмешался Шанд, прежде чем Мендарку удалось вставить слово. — Тогда перейдем к другому вопросу: что нам делать с Рульком и Караной.

— Некоторое время тому назад мы говорили о том, чтобы постараться найти достаточно золота для воссоздания золотой флейты — оружия против Рулька, — сказал Мендарк. — Флейта — это способ изготовить собственные врата.

— У нас нет золота, — ответил Иггур. — Я собираюсь отдалиться от вас и идти собственным путем. Наше партнерство ничего не дало.

— Понятно! — холодно произнес Мендарк. — Ты был рад быть нашим союзником, когда был слаб. Теперь мы больше для тебя ничего не значим!

— Мы никогда не притворялись друзьями, — ответил Иггур. Он упивался своей победой. — Я не вижу в твоем плане ничего хорошего. И всегда возражал против него, если ты помнишь.

Мендарк вскочил со стула:

— Ты хочешь завладеть машиной Рулька?

— Нет, не хочу. Моя жизнь преобразилась. Я теперь не боюсь Рулька и не собираюсь помогать тебе в твоих планах.

— Пожалуйста, успокойтесь! — воскликнул Надирил. — Ссорясь, мы играем на руку Рульку. Вспомните Катадзу! Когда мы объединяемся, то можем сопротивляться ему, но порознь мы — ничто. Пусть наш союз продержится хотя бы до тех пор, пока мы не вернемся в Туркад. — Ну что, Иггур? — резко спросил он, поскольку никто не вымолвил ни слова. — Как насчет тебя, Мендарк?

Оба согласились с его предложением с крайне недовольным видом.

— Думаю, появление транкса потрясло Рулька не меньше, чем нас, — предположила Малиена. — Нам нужно выяснить, что там произошло.

— Кто теперь осмелится вернуться в Каркарон? — спросил Иггур.

— А откуда вообще взялся транкс? — поинтересовалась Лилиса.

Девочка сидела на полу у очага, расчесывая свои длинные волосы. Джеви разместился в углу и не сводил глаз с дочери. Рядом с ним, вытянув длинные ноги, примостилась Таллия.

— О бездне ходят разные слухи, — начал Надирил, — но точно о ней ничего не известно. Это темное пространство между мирами, откуда еще до времен Золотой флейты при малейшей возможности разные существа попадали на Сантенар.

— Какие существа? — спросила Лилиса.

— Порой дикие звери или монстры. А иногда — умные и коварные создания, которых можно было бы принять за людей, если бы они не были совершенно безжалостными. Такие, как лорск, например. Но все это закончилось с возникновением Великой Преграды, потому что она закрыла все пути между мирами. Все, что мы помним с тех времен, — это слухи о чем-то ужасном да пара названий — одно из них «транкс». Может быть, Лиан расскажет тебе какое-нибудь из этих преданий, когда ему будет лучше.

Но любопытство Лилисы еще не было удовлетворено.

— Как же может транкс летать? Ведь он же не птица и не летучая мышь. Как могут крылья выдержать такое большое тело?

— Ну, дитя, не так уж он хорошо летает — в основном взлетает и парит. Но даже для этого требуется превосходное владение Тайным Искусством: ведь его крылья не предназначены для нашего мира. Думаю, ему понадобится долго отдыхать после этих нескольких дней.

— Да, и потому у нас есть надежда относительно сражения, которое нам предстоит рано или поздно, — вмешался Иггур.

— И все-таки кто-то действительно должен вернуться в Каркарон, — сказала Таллия. — Я пойду…

— Ты нужна мне в Туркаде, — возразил Мендарк.

— Я отслужила свои десять с лишним лет, — взорвалась Таллия, чего раньше почти не бывало. — Мой договор закончился.

— Но ты все еще моя доверенная, пока не уйдешь в отставку! — возмутился Мендарк, сверкая глазами. Затем он вдруг передумал.

— А впрочем, это хорошая идея. Отправляйся утром. Выясни все, что сможешь, о его планах и о его машине!

—  Я пойду с тобой, Таллия, — предложил Шанд. — Я предпочитаю ту компанию.


На следующую ночь весь дом, кроме Лиана, которого уложили в старой башне над парадным входом, спал. Готрим был наводнен беженцами, и Лиан был последним в списке претендующих на хорошую кровать. Что сделали Карана и Рульк? И что случилось в Каркароне после появления транкса?

Он лежал, глядя в потолок, то грезя, то пробуждаясь. Шли часы. И вдруг Лиан заметил какое-то движение. В дверь, ведущую из западного крыла в его башню, проскользнула тень.

Лиан без всякого любопытства наблюдал, как кто-то бесшумно передвигался по его комнате. В поместье полно людей, и неудивительно, что кто-то, мучаясь от бессонницы, отправился на ночную прогулку.

Но кто бы это ни был, казалось, он что-то ищет. Лиан прикрыл глаза, когда фигура приблизилась и склонилась над ним. Все это происходило при призрачном свете, который появился на кончиках пальцев неизвестного. Затем свет исчез. Через какое-то время Лиан открыл глаза и увидел, что тень так же неслышно поднимается по ступенькам к спальне Караны. Вскоре незваный гость — тень, окруженная ореолом слабого света, — вновь появился. На кончиках пальцев снова вспыхнул свет, который на сей раз ослепил Лиана, и потому он увидел лишь чью-то руку с золотистой кожей и голубыми венами. Его потрясли за плечо, и измененный голос прошипел:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать