Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 38)


Он опустил голову на руки, и голос его зазвучал приглушенно.

— Мое горе было больше, чем если бы Ялкара, уйдя, ничего мне не оставила. И в конце концов у меня отобрали даже Зеркало. Оно оказалась у тебя, Иггур. Я не виню тебя, хотя предсказание о Рульке начинает сбываться. Элиоры нет с нами, чтобы она могла использовать свое право первородства, как на то надеялась Ялкара. Моя дочь исчезла, и я остался ни с чем. Ялкара отдала мне часть своей жизни, но теперь я так стар, что не хочу больше жить. Моя сила исчезла, а вместе с ней и ум. Я жажду смерти, но жизнь продолжает меня мучить.

Шанд замолчал. Он выглядел совершенно разбитым. Никто не произнес ни слова. Да и говорить, казалось, было нечего. И вдруг Шанд резко выпрямился.

— Иггур, ты назвал ее Магретой. Почему? Кто такая Магрета? Ученица Феламоры, о которой мы так много слышали?

— Нет, это не Магрета, — сказал Иггур, пристально рассматривая изображение в Зеркале. — Теперь я это вижу, хотя сходство поразительное! Тем не менее мне кажется, что я могу рассказать тебе остальную часть твоей истории, ту часть, которая тебе неизвестна, — продолжил он мягко. — Это печальная история. Впервые я услышал о ней, когда искал Зеркало, а двадцать лет спустя узнал кое-что еще. После моей встречи с Магретой я поручил своим шпионам разузнать о ней все возможное. И только теперь, выслушав тебя, я могу составить картину ее жизни в целом.

Ты был не прав, обвиняя дзаинян, Шанд. Они не имели к этому делу никакого отношения, хотя все было хитроумно подстроено именно таким образом, чтобы улики указывали на них. Это Феламора отняла у тебя Элиору.

— Феламора? — прошептал Шанд. — Ты уверен?

— Тут не может быть никаких сомнений. В последней битве с Ялкарой Феламора так сильно пострадала, что была вынуждена долгие месяцы провести в постели. Она горела ненавистью к Ялкаре, полагая, что именно Ялкара является причиной всех бед феллемов. Поправившись, Феламора каким-то образом разузнала об Элиоре, и у нее возник план, как отомстить Ялкаре, а если повезет, то и продвинуться к достижению собственной цели. Как тебе известно, Феламора мечтала о том, чтобы вернуть свой народ на Таллалам. Она разрушит Непреодолимую Преграду, и к черту последствия! Старое предсказание феллемов указало ей путь:


Таллалам, Таллалам,

Твоя судьба зависит от того, кого три.


Чтобы сломать Непреодолимую Преграду, требовалось особое устройство, приводимое в действие с помощью Тайного Искусства, — такое, как Золотая флейта или машина Рулька. Однако феллемам запрещено пользоваться подобными устройствами. Тогда Феламора придумала, как обойти этот запрет: создать подобное устройство на основе человеческого материала, создать троекровницу — «одну, которой три». В жизни троекровники встречаются крайне редко, и чаще всего они страдают безумием. Ими почти невозможно управлять. Единственное решение, найденное Феламорой, — это создать такое существо самой и обучать его с рождения. И тут она узнала об Элиоре. Феламоре было известно, что она дитя Аркана и Сантенара, то есть двоекровница, значит, в дальнейшем с ее помощью можно получить троекровницу и отомстить таким образом Ялкаре.

Феламора похитила Элиору и, как мне ни грустно говорить тебе это, Шанд, жестоко с ней обращалась. Когда девочка подросла, она насильно выдала ее замуж за феллема. Родился ребенок. Элиора назвала девочку Магретой и, как доложил мне мой шпион, нашла в ней радость и утешение. Однако Феламоре было невыгодно, чтобы ребенок привязался к матери, и она оторвала Магрету от материнской груди. Вне себя от горя и стыда, Элиора убила отца ребенка и покончила с собой.

— Я знал, что случилось что-то ужасное, когда мне приснилось, что она зовет меня, — со слезами вымолвил Шанд. — Элиора, Элиора!

Иггур что-то тихо сказал одному из

стражников, и скоро слуги внесли кружки с ларсом.

Шанд залпом осушил свою, потом спросил Иггура:

— Что сделала Феламора с моей внучкой?

— Феламора сама занялась Магретой и стала готовить ее к великой цели. Но феллемы отвернулись от Феламоры.

Магрета долгое время прожила вместе с ней и была очень одинока. Будучи умнее и сильнее всех вокруг, она боялась применять свою силу или свою волю. Когда она это делала, то всегда перебарщивала и тем самым привлекала к себе всеобщее внимание.

Первая задача, которую Феламора поставила перед Магретой, — украсть Зеркало. Она была уверена, что в нем можно найти секрет бегства Ялкары на Аркан. Впервые я догадался о происхождении Магреты, когда держал ее пленницей в Фиц-Горго. Каронов выдают их удивительные глаза: они то темно-синие, то ярко-красные. Феламора снабдила Магрету средством, изменяющим цвет глаз, — оно называется «калаш», но мои вельмы отобрали его, и ее глаза приобрели свой естественный цвет. Тогда я и понял, что она — дитя каронов. Во времена Катаклизма за каронами охотились и почти поголовно истребили. Возможно, подумал я, ее где-то спрятали, и прошло не одно столетие, прежде чем ей велели украсть Зеркало.

— Наверно, — согласился Шанд. — Прошло триста девять лет с тех пор, как Ялкара прошла сквозь врата.

— Я не знал, что у нее был муж, — раздраженно заметил Мендарк.

— Это было нашим секретом. К тому же, как я сказал, тогда у меня было другое имя, — ответил Шанд. — Фактически несколько имен. На востоке я был известен как Джиллиас, а на западе — как Чезёт. Это мое настоящее имя, под которым меня знал Мендарк.

— Так ты, должно быть, и есть знаменитый Архивариус! — взволнованно воскликнул Лиан.

— Я был Архивариусом, — сказал Шанд.

— Остальную часть истории Магреты ты знаешь, — заключил Иггур.

— Магрета! — выдохнул Шанд. — Дочь моей дочери! А я ничего не знал. Карана часто о ней говорила. О, какой чудесный день! Если бы я смог ее увидеть, то умер бы счастливым.

— А Тензор догадался о ее происхождении, — вспомнил Мендарк. — Тогда, когда Магрета впервые появилась, — на Тайном Совете. Правда, он вряд ли знал, кто она такая.

— Не знал, — вступил в беседу Лиан. Шанд тяжело вздохнул:

— Я был очень несправедлив, Лиан. С того ужасного дня похищения Элиоры я обвинял в этом дзаинян и всегда сомневался в тебе. Я настроил против тебя этих людей, и Карану в том числе. Проси у меня чего пожелаешь, и если это в моих силах, я непременно это выполню.

— Я хочу, чтобы вернулась Карана, — сказал Лиан, — но это не в твоей власти. И ни в чьей… — Он опустил голову на руки, и его оковы слабо звякнули.

Иггур крикнул стражникам:

— Принесите молоток и зубило! И немедленно снимите с него оковы!

Наблюдая вместе со всеми за этой операцией, Мендарк сердито нахмурился:

— И тем не менее ты не можешь покинуть крепость, пока мы не узнаем правду о Каране.

Лиан резко отмахнулся от него. Он ощущал такую легкость, что, казалось, смог бы сейчас взлететь под потолок.

— Так вот как ты узнал о транксе и о бездне, — обратился юноша к Шанду. — Я всегда чувствовал в тебе что-то необычное.

— Ялкара многому меня научила. Я никогда не переставал по ней тосковать — мечтал, чтобы она вернулась или чтобы я последовал за ней на Аркан. Это стало страстью всей моей жизни. — Глаза Шанда закрылись. Он долго молчал.

— Шанд! — резко позвал его Иггур.

Шанд вернулся в реальный мир из своих грез:

— Кто-нибудь знает, где сейчас Магрета?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать