Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 41)


— Я еще не позавтракал, — проворчал Иггур.

— А ты еще и не заработал завтрак! Давай, время не ждет.

Взяв свою миску для еды, Шанд направился к реке.

— Меня не будет какое-то время, — бросил он через плечо. Часа два он брел по берегу, пока не нашел подходящее место. Войдя в холодную воду, он зачерпнул гальку с самого дна и затем стал промывать камешки в миске. Он не нашел там золота, как не нашел его и в еще нескольких местах поблизости. Однако за рекой Шанд все-таки набрал с полдюжины крупинок золота и один кусочек побольше, размером с чайный лист. Этого было достаточно, и старик отправился обратно.

В лагере уже шипели ветчина, лук и хлеб, поджаривавшиеся в жиру. Иггур показал Шанду камень, размером и формой напоминавший раковину умывальника, и изготовленную им из волос, соединенных при помощи смолы, крошечную лодочку.

— А еще я нашел вот это, — сказал Иггур, демонстрируя сверкающие желтые кристаллы на ладони.

— «Золото дурака!» Будем надеяться, что оно не сделает дураков из нас.

После завтрака Шанд наполнил камень-чашу, найденную Иггуром, водой, положил на один конец лодочки настоящее золото, а на другой — «золото дурака» и поместил ее в чашу. Затем он принялся сосредоточенно смотреть на воду, пытаясь представить себе лицо Ялкары — такое, как он видел в Зеркале. Таким образом он мог наиболее близко подобраться к Магрете.

Шанд напряг всю свою волю, и в какой-то момент ему показалось, что он видит в воде тень Ялкары. В это мгновение он отпустил лодочку, которую придерживал у края чаши. Лодочка проплыла до середины сосуда, и затем, дважды повернувшись вокруг собственной оси, медленно двинулась назад и остановилась. Конец, на котором было настоящее золото, указывал на юго-запад.

Шанд не стал сверяться с картой.

— Я знаю, где мы их найдем!


Несколько дней спустя Иггур с Шандом стояли на гребне горы, над пропастью, глядя вниз, на глубокую, густо поросшую деревьями долину.

— Это здесь, — заявил Шанд.

— Я боюсь, — пробормотал Иггур. — Я бы предпочел снова сразиться с транксом, лишь бы только избежать встречи с Феламорой. Но ради Магреты я готов…

— А я, наоборот, предвкушаю эту встречу, — с мрачной ухмылкой сказал Шанд. Он принялся вертеть на пальце кольцо Ялкары, сделанное из соединения золота, серебра и платины.

— Даже ты, Шанд… — с сомнением выговорил Иггур, — хотя ты и был когда-то велик…

— Я многое узнал о Феламоре от Ялкары. На моей стороне правда. И у меня есть это кольцо, правда я не уверен, что оно сохранило свою силу. Средство защиты от нашего врага, как говорится в письме. Но, Иггур, могу я сказать одну вещь, совершенно откровенно? Насчет Магреты?

Иггур нахмурился:

— Да, если ты не собираешься использовать против меня нашу дружбу!

— Не питай… несбыточных надежд…

— Все! Довольно! — отрезал Иггур.

21

ДЖИЛЛИАС

Из-за снегопада феллемы перебрались в другое убежище, и Магрета больше их не слышала. Остаток дня она провела, то проваливаясь в сон, то выплывая из него, и окончательно проснулась, когда уже стало смеркаться. Феллемы снова сидели у костра. Они беседовали о преданиях юга — это напомнило Магрете о давних временах. Она вышла к феллемам.

— Нам нужно найти лагерь получше, — сказал Гэтрен. — Даже если бы мы остались, здесь не разместить всех тех, кто прибудет сюда со дня на день.

— Там, подальше в долине, где скалы подходят к самой воде, есть пещеры, — ответила Магрета. — Они достаточно велики, чтобы в них разместилось несколько сотен человек, хотя и будет тесновато.

— Мы любим находиться вблизи друг от друга, — заметил Гэтрен. — Еда — вот проблема. Того, что ты запасла, не хватит нашим людям и на неделю.

— В лесу можно хорошо поохотиться.

— Тогда нам лучше сразу же приняться за работу.

Приближался к концу день середины зимы. Хайт прошел незамеченным, поскольку небо было покрыто тучами и уже неделю шел снег. Однако когда взошла луна и ее свет достиг земли, Магрета ощутила дурное предчувствие и всю ночь продрожала от страха.

Она редко видела феллемов: те все время были заняты. Охотились, ловили рыбу, коптили добычу, собирали в лесу орехи, подготавливали пещеры. Так прошло две недели.

Теперь феллемы стали уходить от лагеря дальше, и их походы за добычей длились неделю и более. Феллемы как раз вернулись из первого такого похода, усталые, с тяжелой поклажей, когда в лагерь приковыляла Феламора. Она передвигалась, словно древняя старуха, — результат нападения на нее Таллии.

Магрета, поднимавшаяся от ручья, куда спускалась за водой, услышала яростный спор трех феллемов и, судя по голосу, Феламоры.

— Только три сотни! — воскликнула Феламора. — А как насчет остальных феллемов?

— Они поклялись остаться здесь, на Сантенаре, — ответила Элламия, которую качнуло назад, как дерево в бурю. — Они не последуют за тобой. И шага не сделают.

— А что вы скажете? — Феламора окинула своих соплеменников таким взглядом, от которого могло бы расплавиться стекло, однако феллемы выдержали его.

— Магрета рассказала нам твою позорную историю, — начал Гэтрен. — Как только мы найдем книгу, которую ты потеряла, мы отправимся домой. В Мирриладель!

— Мирриладель не дом! — закричала Феламора. — Мы феллемы! Таллалам — наш единственный дом!

Трое феллемов отвернулись от нее как один и удалились. Феламора что-то орала им вслед, но они ее игнорировали.

— Магрета! — позвала она тогда.

Магрета поставила на землю деревянные ведра с водой. Девушка знала, что сейчас произойдет. Феламора будет ее унижать и непременно напомнит, насколько бесполезной ее считает.

Нет, на этот раз нет! Феллемы оказали ей большую услугу. Впервые после Хависсарда Магрета знала, что в ее жизни должно быть что-то еще, ради чего стоило бы жить. И она готовилась, наращивая силу и исследуя собственные слабости. Она была уже почти готова окончательно порвать связи с Феламорой.

— Да, Феламора? — спокойно осведомилась она, показываясь из-за дерева.

— Ты меня предала! Я приказала тебе ничего им не говорить!

— Они — твои соплеменники! — Магрета пыталась защищаться. — Почему же мне было не ответить, раз они меня спросили?

Золотисто-розовая кожа Феламоры сделалась цвета меди.

— У тебя долг передо мной! И только передо мной!

— Почему это перед тобой?

— Потому что я тебя кормила, одевала и дала лучшее образование, какое только получал кто-либо на Сантенаре. Я потратила на тебя сто лет своей жизни!

— Ты сделала это не ради меня, а ради своих злобных планов!

— Неважно, ради чего я это сделала.

— Феллемы сказали, что…

— Феллемы — овцы! — презрительно проронила Феламора.

И тут Магрета нашла более веский аргумент.

— Я не принадлежу к твоей расе. У меня не может быть перед тобой долга. Я отказываюсь тебе подчиняться.

Глаза Феламоры сверкнули.

— Ты… — начала было она, но

тут же умолкла и поплелась, прихрамывая, к входу в пещеру. — Там кто-то есть, — прошептала она. Золотистые глаза Феламоры всматривались в бесконечность. — Я узнаю эту ауру, эту защиту. О, этого не может быть! Она не могла вернуться.

«Это возвращаются феллемы», — подумала Магрета, но все же ощутила легкое волнение. Снаружи было безветрие, белые хлопья снега тихо падали, покрывая скалы. Она наблюдала, как Феламора стала взбираться по склону над пещерой, а затем исчезла. Пожав плечами, Магрета поплотнее запахнула зимний плащ и уселась на бревно у входа в пещеру. Она любила греться тут под лучами солнца, когда оно ненадолго выглядывало.

Магрета вытащила серебряное перо, найденное в Хависсарде, рассеянно поиграла с ним. Затем вынула из кармана каменное яйцо. И вдруг ощутила, что этого яйца и входа в пещеру достаточно, чтобы сделать врата. И теперь она может вырваться на свободу! Почему бы и нет? Настала пора начать новую жизнь на новом месте. Феламора без конца твердила, что у Магреты сплошные недостатки и что она ни на что не годна. Ну что же, пусть теперь сама решает свои проблемы!

Стиснув яйцо в ладонях, Магрета набрала в легкие побольше воздуха и сосредоточилась на создании врат. И немедленно пейзаж вокруг пещеры поплыл, коричневые стволы деревьев и листья папоротников расплылись перед глазами, хотя она даже не успела подумать, куда отправится. И тут в лесу хрустнула ветка. Кто бы это мог быть? Феллемы? Времени закончить врата не оставалось, а ей не хотелось быть пойманной, так что пришлось пока отказаться от своей идеи.

Со склона горы спустилась Феламора. Она походила на ожившего мертвеца.

— Кто-то сюда пробрался! — сообщила она, задыхаясь. — То же самое я ощутила в Хависсарде. Должно быть, это Мендарк пришел за моим золотом.

Феламора вошла в пещеру, затем вновь появилась. Она пила воду из ковша. Она затихла, потом начала едва заметно покачиваться: таким образом она доводила себя до транса, чтобы успокоиться. Магрета стояла, наблюдая за Феламорой, и вдруг у нее за спиной раздался шорох. Медленно повернувшись, она увидела старика, стоявшего в нескольких шагах от нее. Его седая борода и широкополая шляпа были покрыты снегом. Зеленые глаза сияли. В одной руке у него была черная дубинка, но Магрета совсем не испугалась.

Она подалась вперед, и ей захотелось крикнуть: «Кто ты? Чего тебе здесь надо?», — но старик повел себя очень странно. Покачав головой, он приложил палец к губам.

За спиной Магреты, в пещере, с шумом упал на пол ковш. Феламора издала вопль. Но Магрета не обернулась — ей хотелось еще на минуту продлить этот странный сон.

Старик пристально следил за движениями Феламоры. Та застыла на месте. Это был не Мендарк — нет, она увидела давно забытое лицо.

И тут выражение лица старика изменилось: оно стало очень суровым, взгляд сделался холодным. Он сделал шаг вперед. Теперь Магрета могла бы до него дотронуться, и ей этого хотелось.

— Джиллиас! — вскричала Феламора. Человек кивнул.

— Когда-то меня так звали, — спокойно произнес он. — Но теперь мое имя Шанд. Я пришел за тем, что принадлежит мне.

Шанд! Магрета уже слышала это имя прежде. Шанд был другом Караны. Она окинула старика взглядом — загоревшее, обветренное лицо, крепкая фигура.

Феламора плюнула на пол.

— Ты никогда не мог со мной тягаться, даже в расцвете сил, — а это было очень давно. Даже при том даре долголетия, которым ты явно обладаешь, время тебя состарило и вымотало. Старый дурак! Чувствуешь, как у тебя дрожат коленки? Видишь, как туман застит твои глаза? — И она сделала какой-то жест.

В тот же миг колени Магреты подогнулись. Перед глазами все затуманилось. Ей так хотелось, чтобы этот милый старик, который смотрел на нее такими добрыми глазами, развернулся и ушел. Феламора имела в своем распоряжении ужасные силы. Ее иллюзии могли свести с ума кого угодно. А Магрета всем сердцем желала, чтобы Шанд не пострадал. И тем не менее она надеялась, что старик останется.

Шанд засмеялся, и иллюзия соскользнула на землю, как сброшенная ночная сорочка.

— Время игр прошло, Феламора! Я действительно стар. Стар, как старое, кряжистое дерево, и крепок, как его корни.

В ответ Феламора опять сделала какое-то движение руками, но оно далось ей с огромным трудом. Магрета упала на колени. Чувства ей изменили.

Шанд взмахнул рукой, и охранное кольцо Ялкары сверкнуло в луче внезапно выглянувшего солнца. Этот жест означал отказ поверить в иллюзию, и она тотчас же исчезла.

— Ты похитила и сгубила мою дочь, — сказал Шанд. — Ты отобрала самое ценное, что у меня было. Теперь я пришел за платой.

Феламора наполнила воздух миражами, от которых сошел бы с ума кто угодно. Но только не Шанд. Феламоре было не выстоять против его гнева.

Магрета видела, как тает мужество Феламоры: она потерпела поражение и знала это. Воспользовавшись чарами, Феламора исчезла. Когда она пробиралась мимо Шанда, старик протянул к ней руку, растопырив пальцы (на этот раз он использовал Тайное Искусство). На долю секунды воздух рядом с Шандом уплотнился; словно из ниоткуда появилось лицо Феламоры, и Магрета успела заметить на нем страшную муку. Феламора кричала, словно от боли. Зрелище было ужасным. Мгновение — и Феламора снова исчезла.

Шанд проследил глазами за ее невидимым уходом в лес.

— Некоторое время она не вернется, — тихо произнес он. Магрета была смущена, но в то же время ей хотелось петь. Это был самый великий день в ее жизни. Она медленно приблизилась к Шанду. Старик снял шляпу. Он был невысок ростом — с Магрету. Волосы на макушке поредели. Девушка почувствовала, что этот старик ей не безразличен.

— Почему ты пришел? — прошептала Магрета. — Кто ты, Шанд?

Он взглянул на нее с удивлением.

— Я твой дедушка. — Он протянул Магрете руку, и она взяла ее. — Элиора, твоя мать, была моей дочерью, моей и Ялкары. О Магрета! Внученька! — Шанд раскрыл объятия.

Магрета ощутила такое тепло и чувство родства, что слезы брызнули у нее из глаз. Они вместе спустились по склону и пошли вниз по течению, к тому месту у реки, где Магрета любила вздыхать и мечтать.

Это была небольшая площадка из серого камня, возвышавшаяся над берегом, поросшим короткой травой. За ней стояли высокие деревья — там был лес. Здесь в реке вода с веселым журчанием преодолевала крошечный порог и падала с него в небольшое озерцо. Его дно из разноцветных камушков было хорошо видно сквозь прозрачную воду.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать