Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 46)


— У тебя есть что добавить или возразить, Шанд? — спросил Иггур.

Шанд, погруженный в воспоминания, долго не отвечал.

— Несведущие говорили достаточно долго. Пусть теперь скажет Магрета, если захочет.

— Да, Магрета, воспользуйся своим правом первородства! — повелительным тоном обратился к ней Мендарк, словно отдавал приказ рабу. — Найди то, что мы ищем в Зеркале! Время не ждет.

Магрета обожгла Мендарка презрительным взглядом, потом отвела глаза.

— Его высокомерие напоминает мне о Феламоре, — тихо сказала она Шанду. — Я не собираюсь возвращаться к прошлому.

Шанд сжал ее руку.

— Это должно было произойти двести пятьдесят лет тому назад, — обратился он ко всем. — Но после Элиоры… — Он вынул Зеркало из футляра. Дрожь пробежала по телу Шанда. Не глядя, он вложил тугую трубку из черного металла в руку Магреты.

— Впервые я дотронулась до Зеркала в Фиц-Горго, — сообщила Магрета. — Я ощутила острую тоску и такое томление, словно сейчас передо мной должен открыться весь потерянный мир. Возможно, так бы и было, если бы не появился Иггур. — Встретившись взглядом с Иггуром, она отвела глаза. — Тогда я чувствовала, как этот мир меня зовет. И вновь услышала этот зов в Хависсарде.

Магрета резким движением раскрыла ладонь, и трубка из черного металла развернулась в… Зеркало! В нем отразилось ее лицо.

— Лиан, — безапелляционным тоном произнес Мендарк, — скопируй иероглифы.

В молчании все смотрели, как Лиан переписывает иероглифы на бумагу. Дважды сверив скопированный текст с оригиналом, он вернул Зеркало.

— Странные знаки, — задумчиво произнес он. — Хотя…

— Что?

— Они удивительным образом похожи на… Да! — воскликнул он. — Это зеркальное отражение иероглифов из книги Ялкары.

— Интересно, что бы это значило? — спросил Шанд.

Магрета невидящим взглядом смотрела на Зеркало. Она думала о Ялкаре, своей бабушке. Часто ли та держала его в руках, используя для каких-то целей, неведомых никому на Сантенаре — возможно, даже Шанду? Думала ли Ялкара о том, какой будет ее дочь? Хотела ли она, чтобы Зеркало предсказало ей будущее Элиоры? Конечно, оно этого не сделало.

Магрете хотелось узнать так много! Феламора ничего не рассказывала ей о Ялкаре — своем злейшем враге. И даже Шанд во время путешествия в Туркад почти не говорил о Ялкаре. Возможно, у нее уйдет вся жизнь на то, чтобы разгадать прошлое.

— Как мне использовать Зеркало?

— Не знаю, — ответил Шанд.

Магрета повертела Зеркало в руках. Ей мешало присутствие этих незнакомцев, уставившихся на нее. Особенно ее смущал Иггур. Все, кроме Шанда, погруженного в раздумья, и Караны, прижавшейся щекой к плечу Лиана. Однако прошлый год не прошел для Магреты даром, и теперь она не позволит так легко командовать собой. Нет, она взглянет в Зеркало, посмотрит, что оно скажет, и примет собственное решение. Никогда больше никто не будет приказывать ей, что делать!

— Я не могу здесь сосредоточиться, — обратилась она к Шанду. — Все чего-то хотят от меня. Мне нужно уйти отсюда. Возможно, куда-нибудь к морю. Ты пойдешь со мной, дедушка?

После того как Магрета промучилась всю жизнь, ломая голову над тем, кто она такая, слово «дедушка» доставило ей удовольствие. У нее есть прошлое, а теперь и будущее. У нее есть семья, и ее любят.

— Таллия, не могла бы найти для нас такое место? — попросил Шанд.

Таллия вышла из комнаты, где проходил Совет, и вновь появилась, держа в руках клочок бумаги, на котором был написан адрес. Шанд взял его, и они с Магретой поспешили в восточную часть города.

Они свернули с дороги, ведущей к маяку, на петлявшую каменистую тропу. Тропинка, петлявшая между валунами и кустарниками, привела их к крошечной бухте. Они увидели каменистый пляж. Под деревьями, за пляжем, стоял домик, он был не больше лесной хижины Караны. Окна домика выходили на залив, из них открывался вид на деревья, воду и мелькавшие вдали паруса. Сбросив рюкзаки, Шанд и Магрета уселись на крыльце. Домик располагался довольно далеко от Туркада, и даже когда дул западный ветер, как сегодня, он не приносил сюда зловоние города.

— Я всегда хотела жить у моря, — вздохнула Магрета. — Помню, как совсем маленькой девочкой играла со старой раковиной. Она была больше, чем мой кулак. Кто-то сказал мне — уж конечно, не Феламора, — что шепот, который я слышу, прикладывая раковину к уху, — это шум далекого моря. И я верила, что так оно и есть. Иногда звук был совсем тихий, как будто легкие волны, пенясь, набегали на берег. А порой я слышала рев — это, конечно же, был дикий шторм, швырявший серые валы и зеленые водоросли (а быть может, и беспомощных русалок) о скалы. — Магрета издала нервный смешок. — Мне часто снилось, что я живу у моря, с папой и мамой, и их родителями, с сестрой и братом. Мы совершаем долгие прогулки по скалам, собираем выброшенные на берег водоросли и ракушки.

— Должно быть, ты была очень одинока, — заметил Шанд.

— Ужасно одинока. Я мечтала о том, что было у других детей — о родителях, сестрах, братьях, — и чего не было у меня. Уже в четыре года мне не разрешалось играть. Я училась весь день с утра до вечера. Сначала мы жили среди феллемов, но когда они узнали, какое ужасное преступление совершила Феламора, нас изгнали.

Магрета положила голову Шанду на плечо, но быстро отстранилась, словно боясь, что он станет возражать. Шанд притянул ее к себе. Магрета снова вздохнула.

— Тебя обучала Феламора?

— Не все время. Сначала со мной занималась главным образом Хэна. Она не была феллемкой. Наверно, я

относилась к ней, как к матери, потому что она была добра ко мне. Я мечтала, что однажды ко мне придет отец, но это было запретной темой. И мне ничего о нем не известно.

— Мне тоже. — Поднявшись в волнении, Шанд устремил взгляд на бурное море и мыс, видневшийся вдали.

— Хэна понимала, каково мне: ведь Феламора и ее похитила. У себя на родине Хэна была учительницей. Когда Феламоры не было дома, Хэна водила меня гулять. Если бы не она, я превратилась бы в машину — а именно этого и хотелось Феламоре. Хэна подарила мне морскую раковину и слушала мои мечты о море.

Но когда мне было восемь лет, Хэна исчезла. Однажды Феламора наказала меня за то, что я не поняла урок, ночью Хэна пришла меня утешить. Она вытирала мне слезы и рассказывала забавные истории, пока мне не стало легче. Феламора увидела нас вместе. Не знаю, что она сделала, но Хэна побелела и схватилась за голову, словно боясь, что та сейчас расколется. Весь следующий день Хэна была совсем больной и несчастной. Феламора увела меня заниматься, и вернулись мы поздно вечером. Наутро, еще до рассвета, я прокралась в хижину Хэны, но женщина исчезла, и больше я ее никогда не видела.

Когда Феламора узнала о ее исчезновении, то от ярости лишилась дара речи. Наверно, Хэне было слишком многое известно. Феламора долго не прекращала своих поисков, и я очень боялась за свою учительницу. Однако Феламоре так и не удалось ее найти. Должно быть, это феллемы помогли Хэне сбежать. Как иначе она бы смогла удрать от Феламоры? Вскоре после этого феллемы нас изгнали. Мы много путешествовали по югу, нигде не задерживаясь подолгу. С тех пор у нас никогда не было дома. Никогда! А мне так хотелось, чтобы он был!

Я часто думала о Хэне. Наверно, она давно умерла. После ее исчезновения я лежала в постели и тихо плакала о моем потерянном друге, пока не заснула. Очнулась я посреди ночи. В окне сияла полная луна, снаружи было холодно и тихо; темные тени от деревьев лежали на снегу. Я достала свою раковину, но не услышала шума моря. Неужели Феламора заколдовала и ее?

Я водила пальцами по раковине. И вдруг нащупала бумажный шарик, засунутый в раковину. Это была записка от Хэны. Она и сейчас у меня, — добавила Магрета, снимая с цепочки, висящей на шее, что-то вроде золотистой бусинки. Она повертела бусинку, и та распалась на две половинки. Из нее выпал крошечный бумажный шарик. Бережно развернув его, Магрета передала бумажку Шанду. — Вельмы отняли ее у меня в Фиц-Горго, но Иггур отдал обратно.

Прекрасным почерком учительницы было написано: «МУЖЕСТВО». Глаза Шанда увлажнились при виде дара неизвестной женщины.

— Это спасало меня много раз, — сказала Магрета. — Я так часто отчаивалась, особенно когда начала взрослеть. Феламора так мучила меня! Я не знала почему. Наверно, это из-за того, что я напоминала ей ее врага.

— Да, ты просто копия Ялкары, — согласился Шанд.

— Иногда мне казалось, что единственный выход — это покончить с собой, — продолжала Магрета. — И только записка Хэны удерживала меня от рокового поступка. Но все это позади. — Аккуратно скатав клочок бумаги, Магрета снова вложила его в бусинку.

После первого приступа эйфории в Эллюдоре Магрета обнаружила, что ей не преодолеть сдержанность, к которой она привыкала годами. А требования собравшихся в крепости заставили ее уйти в себя. Но сейчас шум моря воскресил все воспоминания и ассоциации, и они хлынули из нее, словно вода, прорвавшая плотину.

— Я любила ту старую морскую раковину, — произнесла она, вздрогнув.

— Что с ней случилось?

— Как-то ночью Феламора увидела, что я сплю, зажав ее в ручонке, — так обычно поступают дети со своими сокровищами. Она вырвала у меня раковину, бросила на пол и растоптала.

— Даже Рульк не сделал бы всего того, что сделала Феламора! — с яростью произнес Шанд. — Она насквозь порочна… Ну что же, — сменил он тему, — я собираюсь привести тут все в порядок, а потом приготовить обед.

— Я хочу этим заняться вместе с тобой.

И они погрузились в хозяйственные дела, с удовольствием собирая хворост и складывая его за домом. Они постелили постели, стерли пыль и паутину, подмели пол, а когда в домике стало уютнее, развесили повсюду травы и ароматические растения. Затем начали готовить обед.

Опыт Магреты в области кулинарии не шел дальше примитивной стряпни у костра. Шанд же любил вкусную еду и получал удовольствие от ее приготовления. Замешивая тесто, взбивая яйца, маринуя мясо и смешивая сливки с сахаром и маслом, он подробно объяснял Магрете, что именно делает и для чего. И она заразилась от него энтузиазмом. Вообще Магрета сама себе напоминала слепого человека, который только что прозрел. Весь мир казался ей иным — ведь теперь она нашла в нем свое место.

Так они провели в домике у моря несколько дней, и Магрета ни разу не взглянула в Зеркало. Они с Шандом взбирались на скалу, и морской ветер развевал их волосы, а в лицо летели соленые брызги; прогуливались по каменистому пляжу, собирая ракушки. Иногда сидели на крыльце, закутавшись в плед, и смотрели на море, а порой коротали вечера у камина, и Магрета слушала рассказы Шанда под завывания ветра.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать