Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 62)


— Давай я тебе помогу, — предложила Карана. Вступив в мысленный контакт с Магретой, она передала ей свою картинку Туркадской башни.

Магрета застыла.

— Стоп! — закричала она.

— В чем дело?

— Ты… видишь крышу не так, как я. Нет, я не могу. Это безнадежно, и с каждой попыткой мне становится труднее собраться.

Карана и Лиан переглянулись.

— Значит, нам предстоит долгая прогулка в Туркад, в холодную погоду, — сказал Лиан. — Двести лиг по прямой — думаю, мы попадем туда в середине лета. У кого-нибудь есть деньги?

Да, без врат положение их было отчаянным. Ни у Караны, ни у Лиана, конечно же, не было при себе ни единого гринта.


Раздумывая, в каком направлении им теперь двигаться, они увидели город Салюдит, находившийся всего в одной-двух лигах к востоку от их маленького лагеря. Примерно на таком же расстоянии, на юге, стояла крепость, вполне подходившая под довольно нечеткое описание школы, которое помнил Лиан. Недалеко от лагеря Карана заметила тропинку, ведущую в ту крепость.

К тому времени, как они до нее добрались, уже почти стемнело. Над входом в крепость они прочитали надпись железными буквами: «Академия Хаакхааст». Сторож спросил, по какому они делу. Лиан достал значок, говоривший о том, что он мастер-летописец.

— Я Лиан из Чантхеда. Мне нужно навести справки в вашей библиотеке по одному срочному вопросу.

Сторож взглянул на значок, осмотрел Лиана с головы до ног, потом позвонил в колокольчик и направил Карану, Магрету и Лиана к следующему выходу. На это раз проверка была более строгой, но в конце концов их пропустили во двор, к третьему входу. Дверь была открыта, за ней трое путешественников увидели широкий холл. Лиан еще раз показал значок и изложил цель своего прибытия. На этот раз его подробно расспрашивали о тех вещах, в которых должен быть сведущ мастер-летописец. Во всяком случае, Карана не знала ни одного из ответов.

Очевидно, Лиан выдержал испытание, потому что слуга провел их в гостиную. Каменные стены и пол, потолок из древесины. В комнате было холодно, даже вблизи камина, в котором весело трещали дрова. В комнату вошла стройная женщина с продолговатым лицом, одетая в тогу из серого шелка. Сандалии с тонкими кожаными ремешками не могли скрыть синие ступни, пораженные артритом.

— Меня зовут Рала. Я глава этой Академии. — Изучив значок Лиана, женщина задала ему несколько вопросов, ответ на которые явно ее удовлетворил.

— Мы проверяем всех наших посетителей, — извинилась она, часто моргая. — То, что мы здесь храним, — бесценно. Правда, все меньше народу приходит посмотреть и изучить это. Дзаинянин Лиан! Конечно, я слышала о тебе, хотя и не имел чести познакомиться с твоими сказаниями. Много лет минуло с тех пор, как я совершила длительное путешествие в Чантхед, и больше я туда не поеду. Может быть, пока ты здесь… — Рала прищурилась, глядя на него, и тут Лиан заметил, что ее глаза под опухшими веками совсем тусклые, — она была почти слепа.

— Я буду счастлив выступить перед тобой, — учтиво ответил он. — Если это не покажется тебе слишком самонадеянным, я мог бы поведать «Сказание о Нэсси и Шутдаре».

Рала издала смешок:

— Нет, только не это сказание — мы уже наелись им досыта! Лучше одно из Великих Сказаний или любое другое. Нам подойдет что угодно! Мы так мало тут слышим, и, быть может, твое выступление, Лиан, помогло бы нам вновь обрести утраченный энтузиазм. О, какая я плохая хозяйка!

Рала позвонила в колокольчик, и тотчас же принесли угощение: сладкий напиток, немного напоминавший ларс, который здесь называли морд, и медовые коврижки.

— Расскажите же, что вас сюда привело, — попросила Рала, когда гости, уютно расположившись у огня, жевали коврижки, запивая их мордом. — Я получаю только самые важные новости — их приносит скит, однако детали мы узнаем лишь спустя месяцы. Наверно, у вас очень срочное дело, если вы проделали такой долгий путь зимой. Как там Великая северная дорога? Обычно в снегопад… — Вдруг она умолкла.

Лиан взглянул на Магрету.

— Вообще-то мы попали сюда не идя по северной дороге — разве что прошли по аллее, ведущей к вашей двери, — сказала девушка. — Всего два дня тому назад мы были еще в Туркаде. Я открыла врата и захватила с собой эту пару. И вот мы очутились на меловой горе, недалеко от Академии.

Рала уставилась на Магрету. Она даже перестала мигать. Потом издала легкий вздох, и плечи ее ссутулились.

— Оно никогда не исчезает, правда? Тысячи лет может быть сокрыто, но рано или поздно появится. Чудо врат!

— Мы попытались вернуться в Туркад, поскольку Магрета вывихнула колено, но чудо не сработало.

— Может быть, вы выбрали не совсем удачное место для Тайного Искусства, — предположила Рала. — Мне кажется, я знаю, зачем вы сюда прибыли, но вы расскажете мне эту историю за обедом. Всю историю.

После обеда, состоявшегося исключительно из турнепса, приготовленного разными способами — причем все блюда из него были ужасны, — гости выпили уксусно-кислого портвейна и удалились в свои комнаты. Каране с Лианом отвели комнату с огромной кроватью под балдахином. В помещении был такой холод, что они сразу забрались в кровать.

Утром гостей привели в архив, где хранились самые ценные бумаги, включая оригиналы записей знаменитой Нэсси.

— Ну вот мы и добрались, — сказала Рала, указывая на множество полок, на которых стояли коробки из кожи.

Карана протянула было руку, но сразу же получила выговор:

— Только летописец может дотрагиваться до

этих коробок. Бумаги старые и очень хрупкие.


Магрета с Караной стояли в проходе, наблюдая, как Рала водила Лиана вдоль рядов, объясняя ему систему хранения материалов и время от времени снимая с полки какую-нибудь коробку, чтобы показать ее содержимое.

Последовав ее примеру, Лиан снял и открыл одну из них. По проходу распространился слабый запах камфары.

— Идите сюда и взгляните на это! — воскликнул он. Когда они поспешили к Лиану, он с благоговением прошептал: — Это те самые бумаги, с помощью которых Шутдар обманул Бандиара. Только подумайте! Ведь не осталось больше ничего из того, что он написал.

Карана подобного благоговения не испытывала.

— А нам есть от этого какой-нибудь прок?

— Нет, не думаю. Но только вообрази… — Карана презрительно фыркнула.

— Да, — печально согласился Лиан. — Ты права. Может быть, в другой раз.

Закрыв коробку, он сдул с нее пыль и с величайшей осторожностью водворил на место. Потом снял другую.

Этот процесс повторялся в течение всего дня, и Каране с Магретой пришлось не раз напоминать Лиану, что прибыли они в Салюдит не для того, чтобы развлекаться. Правда, Карана подозревала, что он не сможет противиться искушению. Она не сомневалась, что он все-таки вернулся к коробке с записями Шутдара и долгое время их изучал, но, когда девушка обвинила его в этом, он лишь улыбнулся. И все же, пересмотрев множество коробок, к вечеру Лиан нашел то, что искал: записи Нэсси, сделанные ею вскоре после того, как она сбежала с Шутдаром.

Эти документы явно не один раз изучали: они были более потрепанными, чем другие бумаги, пожелтели и обветшали. С ними нужно было обращаться с такой осторожностью, что чуть ли не целая минута уходила на то, чтобы перевернуть страницу. Чтобы просмотреть их все, в архиве пришлось бы провести не одну неделю.

— Разумеется, имеются копии этих бумаг? — спросил Лиан у Ралы.

— Копий нет, — ответила она. Лиан был поражен:

— Но ведь мог случиться пожар или червь мог уничтожить то, что вы так бережно храните!

— Наша основательница не пожелала, чтобы с ее личных бумаг снимали копии. Мы уважаем ее волю. Конечно, у нас имеются копии всех других ценных документов.

Лиан присвистнул. Предания гораздо важнее, чем любая отдельная личность, и когда он вернется в Туркад, то непременно запишет все, что прочитал: идеальная память летописца позволяла ему осуществить этот план.

Он вернулся к своей работе. Рала сидела на высокой табуретке, наблюдая за ним. Карана с Магретой прогуливались по проходу между стеллажами.

На следующий день Лиан пришел в архив очень рано. Дело двигалось медленно: почерк был неразборчивый, буквы выцвели от времени, и архаичный диалект трудно было разобрать даже Лиану. Он методично прорабатывал каждую коробку и, только убедившись, что ничего не пропустил в одной, приступал к изучению содержимого другой коробки.

— Это все, что я смог найти. Можно мне попасть в каталог?

По его просьбе Рала отвела юношу в каталог. Лиан просмотрел соответствующие карточки, потом вернулся к ним еще раз.

— Кажется, одной не хватает. Пропущен один номер. — Рала склонилась над ящиком, перебирая карточки.

— О Господи! — воскликнула она в ярости. — Ты прав!

— А что там было? — заинтересовалась Магрета.

— Не знаю, — ответила Рала. — Но это, должно быть…

— Какие-то записи Нэсси о флейте, — с горечью произнес Лиан. — Но они исчезли, и была вынута карточка из каталога, а копии нет.

Рала молчала.

— Ты имеешь какое-нибудь представление, о чем в этих документах шла речь? То есть как именно использовали флейту? — Лиан попытался скрыть свое разочарование.

— Я хранитель, а не летописец. И в мою задачу не входит знать детали бумаг из архива — я лишь должна сохранить их для потомков.

«О, если бы здесь был Надирил! — подумал Лиан. — Потомки уже здесь, а от тебя нет никакого прока!»

— Как можно выяснить, не писала ли Нэсси о флейте где-нибудь еще?

— Ты можешь прочесть в библиотеке все.

— На это ушли бы годы, — сказал Лиан Магрете. Затем вновь повернулся к Рале: — Здесь нет мастеров или хотя бы студентов-летописцев, которые знали бы бумаги из вашего архива?

— Увы, — ответила она, — больше нет.

— Посмотри все, что есть, еще раз! — в нетерпении посоветовала Магрета.

Лиан отнес бумаги на ближайший стол и начал читать вслух. Наконец он снова сложил их в коробку.

— Нэсси говорит о том, что Шутдар играл на флейте, но лишь мимоходом.

— Она постоянно писала обо всех его фокусах и загадках и совсем не упомянула о самой важной вещи? — удивилась Магрета. — Тут нигде не говорится, как он использовал Тайное Искусство, чтобы превратить музыку во врата, и как потом управлял вратами?

— Возможно, Нэсси написала об этом целый трактат, я ничего подобного не нашел пока, — ответил Лиан.

— И что же ты об этом думаешь? Что подсказывает тебе чутье летописца?

— Такие вещи, имеют обыкновение пропадать, особенно когда не делаются копии. — Он укоризненно взглянул на Ралу, но та даже не заметила этого.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать