Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 77)


Она все кричала и кричала, колени подогнулись. Каране захотелось свернуться на полу клубочком. Обычно в кризисной ситуации она действовала энергично, но сейчас оцепенела от страха.

Карана вдруг поняла, что лежит уткнувшись лицом в пол и ожидает, когда ее съедят. Ее ужас все возрастал и возрастал, пока не овладел ею безраздельно. И тут Карану поразила кошмарная мысль: ее собственный ужас передают ей обратно!

Прекрати! Прекрати, или тебя действительно съедят!

Она так сильно ударилась головой о каменный пол, что чуть не потеряла сознание, но от этого неловкого движения рассеялся ужас, посланный ей лорском. С Караны лил холодный пот, пыль покрывала всю ее кожу. Карана поднялась на колени, держа в руке осветительный шар.

Лорск продолжал наблюдать за ней, но теперь он к тому же начал двигаться вперед, осторожно нащупывая пол, прежде чем сделать шаг. Лорск такой большой! Вдруг он издал звук, похожий на мурлыканье котенка, и его огромный рот изогнулся в усмешке.

37

КЛЮЧ

Лиан проснулся вскоре после того, как Карана покинула его комнату. Его не удивило, что она ушла: последнее время Карана часто поднималась до рассвета. Вставать было рано, но снова заснуть ему не удалось: его терзала мысль о том, что он допустил ошибку при переводе фрагмента из «Аркимских сказаний». Тогда Лиан хотел, чтобы Тензор проверил его перевод, но аркимы были за морем, а Мендарк требовал, чтобы Предание было закончено немедленно. А когда Тензор вернулся, Лиан уже был занят другими делами и выкинул из головы перевод. Сейчас он проклинал свою беспечность.

Юноша вскочил с постели, быстро натянул штаны, протертые на коленях, и сапоги. Сейчас у него был еще более обтрепанный вид, чем в студенческие годы, когда Лиан получал приличную стипендию. Он вспоминал о том времени с ностальгией. Тогда он много работал, но в кармане у него всегда водились монеты. С тех пор как в начале зимы юноша прибыл в Туркад, он не получил от Мендарка ни гринта за свою службу. Даже крышу над головой ему предоставил Иггур. Месяцами Лиан питался тем, что удавалось унести во время ночных набегов на кладовые, и пользовался добротой своих терпеливых друзей.

Прокравшись в темноте по коридорам, Лиан попытался открыть двери кладовых. И — о чудо! — замок на одной из них был взломан. Проскользнув внутрь, юноша подобно мелкому воришке (каковым он уже и стал) набил рюкзак сыром, буханкой хлеба, горсткой маринованных луковиц и бутылкой красного вина, запечатанной воском. Более чем скромное угощение, но у Лиана было такое чувство, будто он ограбил гробницу древней королевы.

Он направился в крепость. Было еще темно, но часовые, знавшие столь странные привычки Лиана, впустили его и проводили до библиотеки; они разбудили архивариуса, чтобы тот проверил, убраны ли те бумаги, которые Лиану не позволено видеть. Его собственные записи все еще в беспорядке лежали на столе — так он оставил их накануне вечером.

Есть в библиотеке Магистра строго запрещалось, но Лиан так часто пренебрегал этим правилом, что сейчас даже не задумывался над ним. Как только архивариус удалился, юноша уселся за стол и, отрезав кусок сыра и положив его между толстыми ломтями хлеба, а сверху поместив маринованную луковицу, открыл свою записную книжку. Но Лиан не мог сосредоточиться. Он окинул взглядом великолепную комнату. Библиотека занимала помещение в форме креста, все четыре стороны которого были заполнены книжными шкафами из кедра и розового дерева. Стены и потолок были обшиты драгоценными породами древесины, причем потолок — древесиной более светлого оттенка.

Стены были увешаны старинной живописью и гравюрами, изображавшими художников и писателей за работой. Пол украшал изысканный ковер. В комнате стоял аромат старинных книг и душистого дерева. Но всего этого было бы мало, если бы сама библиотека не была до отказа набита томами, за которые Лиан без раздумий отдал бы свою правую руку. Все его испытания стоили того, чтобы здесь оказаться. Ему хотелось бы работать в этой библиотеке вечно.

Перелистав записную книжку, Лиан нашел свой перевод и, отхлебнув вина из бутылки, вызвал в памяти соответствующую страницу «Аркимских сказаний». Он сравнил перевод с оригиналом. Перевод был точен, но одна фраза все еще беспокоила его.

«Появится инструмент (хаш-зик-макатза), и, если будет найден способ, как его применить, Сантенар может быть… спасен. Но в конце концов инструмент будет потерян». Прежде он перевел «хаш-зик-макатза» как «три-и-один» — флейта! Но это можно было перевести и как «три-плюс-один», что вообще не имело никакого смысла, или как «тридцать один», и даже как «один на три», «одна треть», чего он вообще не мог постичь. Мендарк отверг все эти варианты. Лиан вспомнил их разговор.

«"Три" означает флейту, — сказал Мендарк, — потому что при ее изготовлении были задействованы три составляющие: золото Аркана, драгоценное черное дерево Таллалама и, наконец, гений Шутдара, который придумал ее и сделал. А «один» — это чувствительник, который использует флейту, чтобы распороть Непреодолимую Преграду и восстановить равновесие между тремя мирами. Но в конце концов этот инструмент будет потерян. «Потерян» или «разрушен»?»

Возможно, Мендарк все это напридумывал. Что было в тексте — «три в одном» или «один, сделанный из трех»? Лиан недостаточно хорошо знал язык, чтобы быть уверенным в переводе. Он отправился на поиски Тензора, но не смог его нигде найти. Возвращаясь в библиотеку, Лиан прошел мимо апартаментов Мендарка. Оттуда доносились звуки флейты. Мендарк снова и снова повторял одни и те же ноты, словно силился воспроизвести сложную мелодию. Теперь он постоянно играл на флейте.

Отложив в сторону свою записную книжку, Лиан вернулся к другой загадке: что случилось на самом деле на Сантенаре, когда Рульк был заточен в Ночной Стране? Сейчас Лиан ничего не мог понять и в этой истории. Вне себя от своей тупости, он допил вино и, опустив голову на руки, задремал.

Почти сразу же за дверями библиотеки послышался громкий шум. Высунув голову наружу,

Лиан увидел Шанда, Иггура и Таллию, которые неслись по коридору в сильном возбуждении.

— В чем дело? — крикнул Лиан.

Откуда-то вынырнул Мендарк в ночной сорочке из голубого атласа.

— Что происходит? — осведомился он.

— Магрета снова исчезла! — прокричал в ответ Шанд. Он был очень расстроен.

— Продолжай! — мрачно произнес Мендарк.

— Я приставил к ней Карану, чтобы та присматривала за ней, поскольку Магрета явно переусердствовала со своим даром делать врата. К несчастью, Магрете удалось ночью улизнуть, она открыла врата на крыше. Карана последовала за ней. — Он печально взглянул на Лиана. — Прости, Лиан. Это были странные врата — они выглядели как-то не так. Карана влетела в них в самую последнюю минуту, и они обе, Магрета и Карана, исчезли. Я ужасно волнуюсь.

Лиан ухватился за ручку двери, глядя в пустоту. Все начинается снова.

— Тебе известно, куда они отправились? — спросил Мендарк и, поскольку Шанд не ответил сразу, потряс его за плечо и повторил: — Куда?

Шанд оттолкнул руку Мендарка, правда беззлобно.

— Думаю, врата были направлены в Каркарон, хотя, несомненно, настоящий их пункт назначения…

— Какой? — вскричал Мендарк. — Какой?

— Шазмак! — воскликнул Иггур. — Пункт назначения Магреты — Шазмак. Она отправилась к Рульку.

Они уставились друг на друга, затем Мендарк, резко повернувшись, помчался к лестнице.

— Она забрала флейту!

— Подожди! — заорал Иггур ему в след. — Как бы Магрета прошла мимо всех часовых? И в любом случае Таллия пошла проверить.

Мендарк вернулся:

— Мне нужно время!

Он принялся расхаживать по коридору. Через несколько минут прибежала Таллия:

— Флейта цела и невредима. Я ее видела в мастерской! Ни часовые, ни аркимы не заметили Магрету.

— Так они говорят! — угрюмо произнес Мендарк. — Значит, Карана тоже отправилась к Рульку, как я всегда и думал.

— Ты окончательно выжил из ума, — сказал Иггур.

— Ладно, это не важно, только флейта имеет теперь значение.

— Сомневаюсь, что мы были правы насчет флейты, — произнес Иггур. — Мне бы следовало положиться на свою интуицию, вместо того чтобы позволять тебе мной манипулировать. Лучше довериться оружию и осадить Шазмак, пока Рульк не увеличил свои силы.

— Ты много рассуждаешь, но никогда ничего не делаешь! — взорвался Мендарк. — Нам нужно использовать флейту, чтобы захватить конструкцию. Шазмак никогда не взять силой.

— Только предательством, — сказал Лиан вспоминая.

— Ну что же, Иггур, иди своим путем, а я своим! — заключил Мендарк. — Но я еще не готов. — Он в волнении потряс головой. — Я терплю неудачу у последнего барьера.

Они разделились, и каждый пошел заниматься своими неотложными делами. Лиан вернулся к своей работе, но был слишком огорчен и никак не мог сосредоточиться. Ему просто необходимо было с кем-то поговорить, но все были слишком заняты, даже Шанд.


Время тянулось невыносимо медленно. Беспокоясь о Каране, Лиан не мог ни о чем думать. Ближе к полудню в библиотеку пришел Шанд и положил перед юношей на стол длинную полоску бумаги.

— Вот, готово. Пришлось повозиться, но в конце концов я сложил из слогов слова и думаю, что они правильные.

«Но же гви та ша му но дзо та дзо гву чо кси ло же мо ну му бу ги же гви гву йе ру ши кси ча во гву ви но же та мо ва му бу чо кси ксо фе мо ну му гву гвух та дзо лу ло гви кси ло ги му ква ксо фе дзо та дзо му но ше ну че мо ло ча ксо пи лу та гву ва ну во ча ру гви же йа та же пи но же ло ей му гви та ша же».

«Ноже гвиташа му нодзо тадзо гву чокси ложе монуму Буги жегви гвуйе руши ксича во гву вино жета мова му Бучо ксиксофемо нуму гвугвухта дзолу ло гвиксило Гимукваксо фе дзо Тадзо муно шену чемо лоча ксопилута Гвувану воча ругвиже йатаже пиноже лоей му гвита-шаже».

— Какой странный язык! — воскликнул Лиан. — Что это значит?

— С этим сложнее — порядок слов сильно отличается от нашего.

— Ты знаешь язык каронов, не так ли?

— Знал, — ответил Шанд. — У меня был самый лучший учитель, но теперь я почти все забыл. Что-то брезжит у меня в голове, но давай-ка поработаем над этим вместе.

Спустя несколько часов у них получились следующие неуклюже переведенные строчки, где был соблюден порядок слов, уже установленный Шандом прежде:

«Держится закрытой та отражающая тарелка, но прячет внутри ключ Гляди внутрь приди то, что тебе требуется видеть оно там есть Возьми в руку первый дар больше не одурачься Далеко видящий прибор правду говори Оплаканный потерянный родной мир мой Поворачивай точку остановки висящей из одного есть трех-частный».

— Отражающая тарелка — это Зеркало, — решил Лиан. — Поэтому первая строчка, видимо, переводится как… — Вдруг он запнулся. Шанд смотрел в пространство, не обращая на Лиана внимания. — Шанд? — Лиан потряс его за плечо. — Шанд?

Шанд очнулся:

— Не трудись, Лиан. Я знаю, что тут сказано.

«Зеркало заперто, но внутри находится ключ

Приди, загляни внутрь, увидь то, что хочешь увидеть

Возьми свое право первородства, ты увидишь правду

Тогда Зеркало не сможет лгать ни мне, ни тебе

Таллалам, о мой Таллалам

Твоя судьба зависит от того, кого три».


— Теперь я понимаю. Это слова, которые выкрикнула Ялкара, когда вошла во врата, — тогда я не уловил их смысла. Наверно, она хотела гарантировать, чтобы Элиора смогла использовать Зеркало, когда придет время, даже если бы оно попыталось ей солгать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать