Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 80)


— И я с тобой, — вызвался Джеви. Последние полтора дня они скакали бок о бок.

— И я, — сказала Малиена.

— Я тоже, — тихо произнес Оссейон. — Я отрекаюсь от своей клятвы верности Магистру.

Добравшись до вершины утеса, они пошли быстрым шагом, потом пустились бегом, потом снова перешли на шаг. Когда в полдень они выбрались из Готримского леса, то увидели вдали Мендарка, который уже наполовину одолел гору, на которой возвышался Каркарон.

Они пустились бегом. Мендарк не сдавался, хотя его уже начало подводить новое молодое тело. Стало темнеть. Выглянула луна — вернее, полумесяц. Передвигались теперь медленнее: склон обледенел. К концу долгой погони они отставали всего на десять минут. Таллия и Джеви, намного опередив Малиену с Оссейоном, добежали до лестницы, ведущей к воротам Каркарона. Силуэт Мендарка обрисовался на самой вершине; он протянул руку вниз, затем скрылся из виду.

Последний участок им пришлось преодолевать очень осторожно: от чар Мендарка подтаял снег и ступеньки стали еще более скользкими. Они были в самом низу лестницы, когда Мендарк уже входил в Каркарон.

По крутым ступеням Таллия и Джеви добежали до парадного входа в Каркарон. Мимо ухмылявшихся горгулий, через ворота и двери по сломанной лестнице, перепрыгивая через груды обломков и ледяные глыбы, — все выше и выше. Задыхаясь, они очутились на самом верху башни одновременно.

Мендарк стоял в углублении, продавленном машиной Рулька. Магистр еще больше постарел и теперь выглядел человеком средних лет. Он поднес к губам флейту. Зазвучали первые ноты, странные и завораживающие. Таллия протянула к нему руку.

— Нет, Мендарк… — умоляла она.

Мендарк сыграл мелодию в другой тональности. Послышался ужасный шум, как будто камни в кладке стены заскрежетали друг о друга. С полсотни призраков вылетели из стены, и среди них — Базунец. Даже его сердитое лицо выражало ужас. Они исчезли в дыму, когда стены Каркарона затряслись, как желе. Джеви бросился к Мендарку, но было слишком поздно. Когда пространство между ними, представлявшее собой искажающее стекло, снова прояснилось, Магистр уже исчез.

38

ЭКСТАЗ И МУЧЕНИЯ

Магрету держали в ее покоях в Шазмаке, как в тюрьме. Ее обеспечили всеми удобствами и хорошо кормили, но от этого ей было не менее страшно. Она боялась Рулька, который часто навещал ее, склоняя к союзу с собой. Ее непреодолимо тянуло к нему, ей хотелось быть ему другом, помогать, делить с ним ложе, но незнакомые ей желания и истома пугали ее. А еще Магрета боялась за Карану, которая, несомненно, станет пробираться в Шазмак, а последствия этой настойчивости могут оказаться крайне прискорбными.

Магрета нашла бы возможность выбраться отсюда, несмотря на то что ее стерегли днем и ночью, но она понятия не имела, что делать потом. Если Рульк говорил правду, то все, что было известно о нем Магрете, — ложь. И тем не менее его планы грозили всему миру; еще большую опасность представляла Феламора. Так что если она, Магрета, пустит все на самотек или попытается что-нибудь предпринять и потерпит неудачу, будет еще хуже. Часы проходили за часами, а Магрета продолжала изводить себя; она беспокоилась о Каране и томилась по Рульку.

В то утро он снова явился. На этот раз он выглядел неуверенным в себе. И вдруг, к ее удивлению, опустился на колени перед Магретой.

— Магрета! — со вздохом произнес Рульк, беря ее за руку. — У нас был бы идеальный союз. Но я не нахожу слов, чтобы сказать тебе то, что хотелось бы. — Он положил свою бородатую голову к ней на колени.

От этой перемены Магрете стало не по себе. Это не Рульк! Он не может быть таким!

— Наверно, у тебя была тысяча любовниц, — предположила она.

— Да, кое-кто был, — признал он. — Но любил я только один раз — с тех пор как прибыл в ваш мир. Но это был неравный брак, и кончился он трагически.

— Расскажи!

— Когда Альцифер был завершен, я хотел заселить его детьми собственной расы. С кем же мне было соединиться? Ялкара была единственной женщиной-кароном на Сантенаре, но брак между нами был невозможен. Даже ради того, чтобы наш народ выжил, она не соединилась бы со мной. Поэтому мне оставалось выбрать одну из двоекровниц, которых мы привезли с собой, — в их жилах текла кровь каронов и аркимов. Это было лучше, чем ничего, но мне хотелось, чтобы мои дети были чистокровными каронами. Возможное ли дело?

Я начал сочетать двоекровников, как поступают с козами, чтобы вывести определенную породу. Плоды этих союзов выглядели как настоящие кароны, но все равно это было не то. Я попытался проделать дыру в Непреодолимой Преграде, чтобы доставить себе супругу с Аркана, но мне не удалось. И тут я влюбился в одну их своих двоекровниц.

Это был неравный брак: мне было сто лет, а она едва достигла брачного возраста. И тем не менее мы поженились, и она готова была отправиться в Альцифер и занять место на троне рядом со мной. Но этому не суждено было сбыться. Порочный Тайный Совет использовал ее против меня как приманку в ловушке — они применили так называемые Запрещенные Искусы. Хотя я сделал все, что смог, мне не удалось ее спасти, а в конечном счете и себя. Она погибла мучительной и бессмысленной смертью, а я был заточен в Ночной Стране.

Рульк говорил правду — Магрета ощущала это всем сердцем. Ему причинили большое зло. Она заглянула ему в глаза.

— Итак, каковы твои планы, Магрета?

— У меня их нет. Но я должна знать твои, чтоб решить, заключать ли с тобой союз.

— Ты слышала сказание, которое я поведал Лиану в Каркароне? О том, как нас предательски вышвырнули в бездну и как нам удалось оттуда выбраться, когда мы были на грани вымирания? И как всего лишь сотня каронов захватила Аркан, чтобы получить шанс к возрождению нашей расы?

— Да, я слышала. И это сказание меня тронуло. — Вскочив на ноги, Рульк стал нервно расхаживать по комнате. Потом снова уселся и взял Магрету за руку:

— Магрета, я собираюсь вверить судьбу нашей расы тебе. Ты знаешь ужасную правду: сколько осталось каронов?

— Я думаю, что сейчас их на Аркане множество.

— Но нам было плохо на Аркане! — яростно воскликнул он. — Мы никогда не были плодовиты, как представители человеческой расы или феллемы, или даже аркимы. Аркан был враждебен к нам. Нас теперь меньше сотни, и большинству уже по сто лет.

Нас так мало! Наша надежда превратилась в кошмар — наше убежище стало нам тюрьмой. Вот почему каронам пришлось отбыть на Сантенар: мы должны были уйти с Аркана в мир, где могли бы увеличить свое число. И в первую очередь поэтому мне понадобилась флейта. Это было

опасно, но стоило рискнуть, чтобы попытаться открыть Путь между мирами и вызволить каронов с Аркана.

— Но Шутдар украл флейту, — напомнила Магрета.

— И начались муки, которые терзают наш народ по сей день. Непреодолимая Преграда заточила нас здесь — Ялкару, Кандора и меня. Трех каронов было мало, чтобы возродить нашу расу, даже если бы мы с Ялкарой не были смертельными врагами.

— А почему вы враги?

— Древняя вражда между нашими семьями — но мне не хочется входить в подробности. Итак, мы попали в ловушку на Сантенаре, а большинство каронов осталось на Аркане. Они теряли потенцию и все больше отчаивались. Все, что я делал с тех пор, как прибыл на Сантенар, было направлено на одну цель — прорваться сквозь Непреодолимую Преграду и забрать сюда остальных каронов. Увеличить их число, пока не поздно, чтобы спасти мой народ.

— А в Преданиях об этом говорится иначе.

— Разумеется! Каждый диктатор, каждый тиран нуждается в противнике, чтобы отвлечь внимание от собственных недостатков. А я был идеальным врагом. Но довольно об этом. Если у тебя нет планов, скажи мне по крайней мере, какова твоя цель.

— Мое предназначение — восстановить равновесие между мирами, которое нарушил Шутдар. Правда, я не знаю, как это сделать.

Рульк вскочил со стула:

— Тогда у нас диаметрально провотиположные цели! — У него сжались кулаки так, что костяшки побелели.

— Мы не сможем работать вместе?

— Восстановление равновесия между мирами неминуемо означает конец Непреодолимой Преграды. И тогда мне никогда не отыскать Путь.

— Но пробить брешь в Непреодолимой Преграде — это ужасный риск, — возразила Магрета.

— Я это уже делал. Я знаю, как это делать.

— И это кончилось бедой.

— Незначительный изъян в моей машине, который я уже устранил. Магрета, если исчезнет Непреодолимая Преграда, я не смогу найти Аркан. Мы, кароны, стоим на краю пропасти, и только я смогу спасти свою расу. Как только я доставлю их сюда, все будет иначе. И тогда я охотно тебе помогу.

— Я не могу так рисковать, — ответила Магрета. — Зеркало мне сказало, что все обитатели бездны хлынут на Сантенар. И это будет концом человеческой расы.

— Зеркало лжет! — гневно возразил Рульк. — Это вещь аркимов, которая всегда пытается расстроить наши планы.

— Только не мне! — спокойно ответила Магрета.

— Даже тебе!

— Ну что же, я исполнена решимости. — Она встала, вздернув подбородок, спина была очень прямой. Магрета посмотрела в глаза Рульку: — Я не могу сдаться.

Последовала долгая пауза, потом Рульк сказал:

— А я не могу позволить тебе мне помешать. От этого зависит судьба моего народа.

— И моего мира! Не забудь, что я только на четверть карон!

— Но кровь каронов доминирует, и ты прежде всего — карон.

— Я троекровница. Три мира — это мои мать и отец, а четыре человеческие расы — мои дети. Как я могу купить тебе будущее за счет других?

— Это мучение! — воскликнул Рульк. — Но если ты принудишь меня сделать выбор, мне придется поставить на первое место свою расу — независимо от того, каковы мои чувства к тебе.

— А какие же чувства ко мне ты можешь питать? Ты знаешь меня всего два дня.

— Я жду тебя уже два тысячелетия. Ты показала мне шанс, которого ни у одного из нас не было прежде.

— Мне жаль, — ответила она. — Так ужасно, просто ужасно жаль…

— Тогда мы должны сразиться. — Рульк резко повернулся и вышел.

«И ты, конечно, победишь меня, потому что в глубине своего сердца я не хочу с тобой сражаться, — сказала себе Магрета. — И несмотря на все свои слова, я не могу навязать тебе свою волю».

Спустя несколько минут Рульк ворвался в комнату:

— Покажи мне его!

Очень осторожно Магрета достала Зеркало.

— Сядь рядом со мной, — сказал он. — Пусть оно повторит то, что поведало тебе.

Она повиновалась.

— А послание от Ялкары?

Это было труднее, поскольку послание было ее сокровищем, которым Магрете не хотелось ни с кем делиться. Но ведь Рульк тоже карон. И она отыскала послание Ялкары. В середине снова был этот пропуск.

— Видишь? — спросила она. — Наверное, это от того, что во мне недостаточно крови каронов.

— Зеркало лжет, — как я уже тебе говорил, а когда ему не дают лгать, что-то скрывает. Дай его сюда.

Схватив Зеркало сильными руками, Рульк вперил в него взгляд, меряясь с Зеркалом волей. Изображение Ялкары совсем померкло. Серебряная поверхность Зеркала изменилась, став золотой, потом снова серебряной, потом из него хлынул поток света, такого яркого, что Рульк вздрогнул.

— Нет! — воскликнул он. — Со мной это не пройдет!

Он высоко поднял Зеркало, руки его затряслись от напряжения, и внезапно снова появилось лицо Ялкары, а внизу — надпись, как прежде.

Но теперь в послании не было пропуска.


«Вот что ты должна сделать. Элиора, Зеркало попытается тебя обмануть, но твое право первородства этого не допустит. Надень золото, и Зеркало вынуждено будет сказать правду. Золото также защитит тебя, если ты будешь его носить. Никогда не выпускай его из рук. Никогда, никогда не позволяй использовать его иначе, потому что, если позволишь, защита будет утеряна, и золото станет так же опасно, как золото, из которого была изготовлена Золотая флейта. Не спеши. Готовься очень долго, а когда будешь готова, не забудь взять свое право первородства и посмотри на Зеркало. Оно покажет, что ты должна сделать.

Элиора, до свидания. Возможно, когда-нибудь мы встретимся, если у тебя все получится».


Яркие буквы угасли. Магрета сидела, пристально глядя на Зеркало. Она была в отчаянии от своей грубой ошибки. После всех ее раздумий и мук! Худшего решения она не могла бы принять.

— Ну что же, — сказал Рульк, — ты не могла знать. Но теперь ты знаешь! Ты передала свое право первородства в руки врагов: защита утеряна и Тензор смастерил самое опасное устройство, какое только можно было изготовить из этого золота.

— Я же не знала! — расплакалась Магрета. Ее била дрожь. — Оно мне солгало. Я не могу рассчитывать на то, что Зеркало покажет мне, что делать. Ты можешь выпытать у него секрет, Рульк?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать