Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 83)


39

СТРАЖИ ШАЗМАКА

Таллия стояла, глядя на выбоину в полу.

— Все, ради чего я работала эти одиннадцать лет, погибло, — прошептала она. Магистр, которому она так преданно служила, предал ее.

Джеви возился со своим запястьем, которое сильно вывихнул. Оссейон прислонился к стене, тяжело дыша. Остальные, сильно отставшие, медленно подтягивались.

— Мендарк, мне совсем не понравился звук этой флейты, — сказала Малиена. — Остерегайся!

— Кто возложит на себя теперь обязанности Магистра? — печально спросила Таллия.

— Ты должна это сделать! — переведя дух, ответил Шанд, у которого лицо побагровело от гонки.

— Я не смогу, — заметила она.

— Почему бы тебе не взглянуть на руку Джеви, — похлопал ее Шанд по плечу.

— Что с ним? — Таллия оторвалась от своих унылых дум. Она опустилась на колени перед Джеви. — Прости, Джеви. Представляю, что ты обо мне думаешь!

— Думаю, что тебе гораздо тяжелее, чем мне с моим вывихнутым запястьем, — ответил он. — Но тем не менее я буду рад помощи. И потом… — Он посмотрел на Таллию и улыбнулся. — Я бы с удовольствием помог тебе справиться с твоей проблемой.

Бросившись ему на шею, Таллия разрыдалась. Он молча обнимал ее, а когда она перестала плакать, очень нежно стер ей слезы.

— Не отпускай меня, Джеви. Никогда не отпускай!

— Я не отпущу тебя, Таллия! — И тут он удивил ее, и всех, и самого себя, поцеловав Таллию в губы.

— Нам пора в Шазмак, — сказал Иггур, встряхнув головой.

— К тому времени, как мы туда попадем, все будет кончено, — возразила Малиена. В этот момент Тензор с трудом одолел последние ступеньки лестницы; его поддерживали два аркима. — Тензор, ты можешь создать врата? — Ирония вопроса дошла до нее, да и до Тензора тоже.

— Ха! — Тензор упал на колени и выгнул спину, пытаясь найти положение, в котором боль не была бы такой мучительной. Это ему не удалось, и он улегся на пол. Погоня доканала его. — Я поклялся, что не буду и ни за что не стану этого делать, если только это не наша последняя надежда.

— Если мы не сможем попасть туда сегодня, — сказал Иггур, — то надеяться нам больше не на что.

— Думаю, что быстрее вы туда доберетесь пешком, — ответил Тензор. — В отличие от Магреты и Караны, я не троекровник и у меня нет флейты, которая могла бы помочь. Мне потребовалось несколько недель, чтобы открыть ворота в первый раз. Даже теперь, при условии, что мне помогут, на это уйдет не один день. Вам бы лучше поискать кого-нибудь другого.

— У меня нет таланта, — заявил Иггур.

— У меня тоже. Я потерпела неудачу, и Аркан обречен. — В отчаянии Малиена бросилась на пол.

— Еще нет! — воскликнул Шанд. — Я поклялся, что никогда больше не буду применять свою силу. Но время отменяет клятвы, если имеешь несчастье жить слишком долго. Правда, я никогда прежде не открывал врата, но знаю, как это делается. К тому же Каркарон — единственное место на Сантенаре, где даже такой неумеха, как я, сможет справиться с этой задачей. Таллия, я помню, как ты трудилась в Катадзе, чтобы помочь Каране и Лиану. Напрягись еще раз! И ты тоже, Иггур. Тензор, проконсультируй меня!

— Как ты найдешь место назначения? — спросил Лиан, глядя на Шанда как завороженный.

— Место назначения — Шазмак, — ответил Шанд. — Посмотри на пол, на нем отпечатался след машины Рулька. Подобное притягивает подобное — это будет нашим девизом. Отойди подальше, Лиан.

Лиан отступил в сторону. Шанд потоптался в выбоине и наконец остановился на том месте возле амбразуры, где сидела Карана, когда искала Путь для Рулька.

— Вот хорошее место, — сказал он. — Дайте мне немного подумать. Предлагаю всем сначала поесть и поспать. Врата делают на сытый желудок и с ясной головой.

После полуночи Шанд был готов начать. Громким криком он разбудил спящих.

— Протяни мне обе руки, Таллия. Прижмись спиной к моей спине, Иггур.

Таллия и Иггур сделали, как он просил. Шанд сосредоточился.

— Что ты будешь использовать в качестве фокуса? — прервал его мысли Лиан.

— Заткнись, зануда! — загремел Шанд, совершенно непохожий сейчас на того старика, каким все его знали. Потом смягчился: — Смотри внимательно, если хочешь описать это в своем сказании.

На одной руке у Шанда было кольцо — прощальный дар Ялкары. В другой он держал свою черную дубинку. Сжав руки Таллии, он поднес их к своему лбу. Кольцо начало мерцать. Мерцание перешло ему на руку, охватило все тело и, наконец, разрослось настолько, что вмятина в полу, оставленная машиной Рулька, оказалась целиком охваченной светом.

— Это особые врата, — пояснил слегка приглушенный голос Шанда. — Они не закроются, когда мы войдем в них, мне только нужно их закрепить… — Судя по голосу, Шанд напрягся. — Вот так! Когда вы шагнете внутрь и я протяну руки в сторону места назначения, они растянутся по направлению к Шазмаку, сжимая пространство, так что отсюда до Шазмака будет всего несколько шагов. Но вы все время будете находиться внутри врат, пока не выйдете за пределы света. Обязательно убедитесь, что это так. Другие врата посылают вас и принимают, но в остальное время вы находитесь между, а не внутри них. Именно сейчас это между — особенно опасное место.

Когда они вошли во врата, мерцание превратилось в золотистую пелену. С уст Лиана готова была сорваться дюжина вопросов, но он побоялся их задать.

Теперь во вратах были все, за исключением Тензора, который с безразличным видом стоял у разрушенной стены. Шанд позвал его, но тот не услышал. Внешний мир потускнел, и теперь Тензора почти не было видно. Шанд сдернул с пальца кольцо и вложил его в руку Лиана со словами: «Держи крепко. Не урони. Ни о чем не думай!» — и шагнул наружу, из

тумана.

Пелена резко изменила цвет и начала пульсировать. Лиан прикрыл глаза, сжимая кольцо и чувствуя, что в любой момент оно может превратиться в дым и исчезнуть.

Шанд положил руку на плечо Тензора:

— Пойдем, Тензор. Ты нам нужен.

— Это конец мира! — ответил тот.

— Ты хочешь, чтобы он закончился в Каркароне?

— Это не имеет значения! — Однако Тензор позволил провести себя через световую завесу, и Лиан с облегчением вернул Шанду кольцо.

— Почему ты сказал, чтобы я ни о чем не думал? — спросил он, опасаясь, что под воздействием силы его мысли их может занести не туда.

Шанд рассмеялся:

— Потому что от этого изменились бы цвета.

— А это что-то изменило бы?

— Просто напугало бы тебя, — хихикнул Шанд. — У тебя нет силы, чтобы придать направление вратам, Лиан.

— О! — выдохнул Лиан. — Но в Ночной Стране…

— То были настроенные врата. Любого в них вошедшего они доставили бы в указанную их создателем точку назначения. Конечно, кроме Рулька: он смог бы направить их куда угодно. А теперь прекрати болтать!

Лиан умолк. Шанд снова поднес кольцо к своему лбу, стенки врат затвердели, и теперь врата превратились в золотистый кокон, который начал удлиняться — сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Не прошло и минуты, как это прекратилось.

— Ждите здесь! — резко произнес Шанд, шагнув за пределы света, в ничто. Через минуту он вновь появился.

Взглянув на лица собравшихся во вратах, напуганный Лиан прочел в них страх. Значит, они тоже боялись.

— Идите вперед, к краю света, — приказал Шанд. — Но если хотите жить — не дальше!

—  А что там? — пробормотал Иггур.

— Несчастье! — воскликнул Тензор.

Они медленно двинулись вперед, ступая по губчатому основанию кокона. Лиан не осмеливался вообразить, что именно удерживает его в пространстве, — а вдруг оно растает и он упадет в темноту? Расстояние между Каркароном и Шазмаком сократилось до такой степени, словно они находились на разных концах одного большого зала. Туман окутывал все — его не было лишь прямо перед отрядом людей, двигавшихся во вратах. Там, на расстоянии, но в ясном фокусе, они и увидели сгусток темноты, горевший красным пламенем: машина Рулька!


Карана издала стон — она не могла его подавить. В руках и ногах не было силы. Она молилась, как еще никогда в жизни, чтобы западня сработала. Враг был отчаянно сильным и свирепым.

Лорск неумолимо приближался к ней, шаг за шагом. Должно быть, ловушка не сработала. Оставалось всего несколько метров — один прыжок этих могучих ног. Девушка заглянула в глаза лорска, и ее словно захлестнуло бурное течение реки Гарр.

И вдруг лорск прыгнул на нее. Обычно реакция Караны была мгновенной, но это произошло так быстро, что девушка пошевелиться не успела. А может быть, Лорск ее каким-то образом загипнотизировал?

Щелкнула ловушка. Вместо того чтобы высоко подпрыгнуть и приземлиться на нее, лорск скользнул по дверце, опускавшейся вниз, и прыжок вышел неудачным. Он приземлился чуть в стороне. Пол накренился под ногами у Караны, — должно быть, она стояла у самого края западни, но, поскольку была очень легкой, та не сработала.

Лорск протянул к Каране свою невероятно длинную руку. Девушка отпрянула, но поскользнулась и упала на спину. Ноги ее болтались над краем западни. Карана в ужасе завизжала: когти лорска зацепились за ее штаны, и если это чудовище упадет в яму, то утянет ее за собой. Она выронила осветительный шар, ища, за что бы ухватиться. Ее пальцы нащупали трещину в каменном полу, и как раз в этот момент дверца ловушки открылась. Лорск упал, издав хрюканье, и Карану так сильно дернуло, что она стукнулась головой об пол. Ее подтягивало к ловушке, но тут оторвалась штанина, за которую ее держал лорск.

Лорску защемило пальцы левой руки в трещине между дверцей и полом. Он повис на трех пальцах. Карана ожидала, что дверцы ловушки снова захлопнутся, но вес лорска держал их открытыми. Карана балансировала на острие ножа.

Лорск застонал и взмахнул правой рукой, но не смог дотянуться до Караны. Она подтянула ноги, не сомневаясь, что сейчас упадет, но каким-то чудом ей удалось откатиться назад, в сторону от ловушки.

Задыхаясь, Карана вскочила на ноги. Упадет ли лорск или выберется из западни? Он вонзил коготь правой руки в верхнюю часть ловушки, и раздался неприятный металлический скрежет. Да, он выкарабкается!

Подобрав осветительный шар, Карана принялась искать нишу, которая приводила в действие ловушку. И тут лорск заговорил:

— Хвикс трунг? Хвикс тьярт?

Это был не просто кровожадный зверь, а мыслящее существо, подобное ей. Должно быть, он почувствовал ее замешательство, потому что в сознание Караны внезапно хлынули образы. Она увидела пещеру, освещенную крохотным костром, вокруг которого собралась семья лорсков. Один, в точности такой, как этот, держал над костром человеческую ногу, а его супруга играла с двумя пушистыми комочками — младенцами лорсков. Еще один, по размеру подросток, писал на стене какие-то знаки. Снаружи два красных солнца сияли на пурпурном небе. Его тоска по своей семье наполнила душу Караны сочувствием. Пытается ли лорск показать, что он тоже человеческое существо, — или просто хочет, чтобы она ослабела?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать