Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 85)


Подпрыгнув, лорск сильно ударил Стража обеими ногами и сорвал его с основания. Ногу Караны прижало к стене. Железный Страж опрокинулся с невероятно громким лязганьем. Лорск добился своей цели: Карана осталась без прикрытия. Она дохромала до двери и ударила в нее камнем.

Лорск медленно приближался к девушке. Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп! Карана чувствовала запах пота, гангрены, крови.

— Откройте! — завопила она что есть мочи.

Дверь отворилась, и в нее выглянуло любопытное лицо стражника гаршарда. Карана проскочила мимо него в щель, увернувшись и от второго, стоявшего за первым, и устремилась в Шазмак, относительно безопасное для нее место.

Выругавшись, первый стражник попытался захлопнуть дверь. Но ее так сильно распахнули, что сорвалась одна из петель. Стражник пролетел через всю комнату. Второй, отбежав назад, потянулся к стойке с копьями.

Карана сбежала. Пусть теперь гаршарды сражаются с лорском! Впереди какой-то коридор пересекал тот, по которому она сейчас двигалась. Не зная эту часть Шазмака, Карана хромая свернула в этот коридор, потом в другой, в третий. Последний был слабо освещен, — наверно, по нему редко ходили. Пройдя по нему приличное расстояние, девушка опустилась на пол и лежала так, пока сердце не перестало бешено биться в груди.

Решение отдохнуть было ошибкой, потому что, когда Карана захотела подняться, мускулы ног свело судорогой. Она попыталась справиться с судорогой, помассировав ноги. «Как бы то ни было, я выжила. Я в Шазмаке». Правда, пока она не знала, где именно она находилась, но скоро наверняка доберется до знакомых мест. Все, что теперь нужно сделать, — это спрятаться от гаршардов, избежать столкновения с лорском, если он выжил, и найти Магрету, не будучи пойманной Рульком или Феламорой.

«Какая ерунда, — подумала Карана, — после всего того, через что я прошла!» В этот момент раздалось гулкое гудение, за которым последовали оглушительный звон и лязганье. Все Стражи Шазмака одновременно подали сигнал тревоги.

40

НАНОЛЛЕТ

Карана целый день играла в прятки с гаршардами и, что не исключено, с лорском. Она утратила ощущение времени. Когда-то она чувствовала себя в Шазмаке совсем как дома, а поскольку была озорным и любознательным ребенком, то облазила практически весь огромный город. Она знала потайные туннели, запасные переходы и каналы, лестницы, которыми практически никогда не пользовались, знала, как обойти Стражей, если только они не настроены таким образом, чтобы распознавать именно ее. Сотня, а то и тысяча гаршардов вряд ли отыскали бы Карану в необъятном Шазмаке.

Это придало девушке уверенности, так что пару раз она пряталась в пустых комнатах, запирала двери (обычно она выбирала комнату с двумя дверями) и пыталась хоть немного поспать. Правда, сон был беспокойным, Каране снились кошмары: она удирала, пряталась, но ее всегда находили. Бесконечные, повторяющиеся сны — как эта погоня, как вся ее жизнь. В своих кошмарах она все бежала вперед и вперед. Страх быть пойманной лорском подавлял остальные эмоции.

А еще Карана сильно беспокоилась за свою подругу: она помогла Магрете попасть в ситуацию, с которой той не под силу справиться. Итак, Карана продолжала свой путь по Шазмаку, следуя за своими чувствами, которые вели ее к Магрете — и к Рульку!


Через некоторое время Идлис вернулся бегом.

— Стражники не могут ее пока обнаружить, — сказал он. — Но у меня есть рапорт о том вчерашнем инциденте, когда была подана тревога из заброшенной части Шазмака, связанной туннелями со старыми рудниками.

— Продолжай, — зловещим тоном произнес Рульк. — Это там стражники сбежали с поста!

— Нет, они не сбежали: что-то ворвалось к ним из рудников. Мы нашли на середине лестницы ногу одного из стражников и медную пряжку второго. Это все, что от них осталось…

— Что еще? Продолжай!

— Кровавые следы, — продолжал Идлис. — Это один из зверей, которые явились из бездны в Каркарон. Это лорск, и он где-то в Шазмаке.

— Более серьезный противник, чем я полагал, — заметил Рульк. — Настрой Стражей так, чтобы даже крыса не проскочила мимо них. Ищите лорска, парами.

— Карана! — проскрипел Тензор из врат Шанда, которые теперь разбухли и уже занимали половину зала.

— Что такое? — крикнул Рульк.

— Я рассказал ей о потайном пути в Шазмак — через рудники.

Рульк выругался:

— Тогда, вне всякого сомнения, лорск съел и ее. — Лиан пошатнулся, но Рульк поддержал его одной рукой.

— Наверно, она обезвредила все ловушки но пути, — предположил Тензор, — иначе это существо никогда бы не обнаружило вход.

— В пыли нашли один-два отпечатка, — сказал Идлис, — но мы не можем утверждать, что это ее следы.

— Она здесь! — в восторге взревел Рульк. — Что за женщина! Найдите ее!

Феламора встала на цыпочки. Вид у нее был изможденный. Рульк повернул к ней машину.

— Черт побери! — воскликнул карон. — Возможно, в конце концов ты мне не нужна.

Тензор погрозил ему кулаком, который начал слабо светиться.

— Ты не получишь Карану! — заорал он.

— А ну-ка вы все, — прокричал в ответ разъярившийся Рульк, — убирайтесь с моего пути, или я вас прикончу!

Он поднял несколько рычагов, покрутил колеса, и между коконом и его машиной образовался барьер из затвердевшего воздуха, разделивший зал от пола до потолка, как если бы в зале появилась стеклянная стена. Барьер был не виден, но ощутим.

Лиан постучал по стене, но ничего не изменилось.

— Сделайте что-нибудь! — закричал он, лягнув стекло, но барьер, казалось, был непреодолим.


Рульк отправил Мендарка куда-то «между» — в место, не очень отличающееся от Ночной Страны. Мендарк не знал, как оттуда выбраться. Он снова поднес к губам флейту.

Несмотря на то что он полжизни изучал этот инструмент, тайно надеясь, что в один прекрасный день флейта будет воссоздана, заполучив ее, Мендарк растерялся. Флейта не отвечала на его игру, как следовало. Мендарк начал опасаться, что утратил способности.

Сотни лет назад он отправился в Салюдит и выкрал бумагу, написанную Нэсси, где рассказывалось, как Шутдар использовал флейту. С тех пор ему сделали дюжину флейт — идеальные копии Золотой флейты. Единственным различием было то, что это были обыкновенные флейты, сделанные из обыкновенного золота.

Мендарк играл на них, овладевая секретами инструмента, пока действительно не стал одним из величайших флейтистов

Сантенара. Но в конце концов, разуверившись, что когда-нибудь Золотая флейта будет изготовлена заново, он отложил инструмент в сторону. Только после Катадзы он опять взял флейту в руки, но пальцы его уже не были такими искусными.

Ну что же, пройдет еще несколько часов, и он будет либо победителем, либо мертвецом. Вероятно, он все же умрет — ведь он не может тягаться с Рульком. Но по крайней мере попробует.

Мендарк поднес флейту к губам и дунул. Раздался чистый тихий звук, нежный и какой-то нереальный. Вокруг Мендарка возникло золотисто-зеленое сияние. Даже воздух начал светиться, так что волнообразный туман потемнел, а дыхание Мендарка повисло в хрупком воздухе, как жидкое золото. Мендарк удерживал звук и цвет, ища совершенного контакта. Собрав все мужество, он взял еще одну ноту.

Но в этот момент его пронзили острая боль и ощущение, что его миру грозит ужасная опасность. Путь, который он искал, уходил вдаль, извиваясь, как змея. Послышался щелчок, и цвета потускнели, напоминая бледную радугу, — только его дыхание повисло золотым облаком. Потом все сделалось невесомым, как туман.

Что-то разладилось? Мендарк взял еще одну ноту, и ему показалось, что флейта взорвалась прямо перед его лицом. Магистра подкинуло в воздухе.

Наверно, Зеркало солгало. Он всегда знал о такой возможности. Флейта его убьет. Или он умрет с голоду в этом мрачном месте. Мендарк напрягся до предела, пытаясь воскресить в себе гениального флейтиста. Поднеся флейту к пораненным губам, он вызвал в памяти высокий балкон в Большом Зале Шазмака. И произвел нежнейший звук, на какой только был способен. Все сместилось, но по-прежнему вокруг был один туман.

Мендарк сфокусировал взгляд, взял еле слышную ноту — и увидел впереди темный сгусток силы. Это была машина Рулька. Мендарк открыл врата в Шазмак, теперь смотрел на своего врага с балкона Большого Зала Шазмака. В конце концов все будет хорошо.

Внизу, на машине, стоял Рульк — в черном, с алой накидкой. Созданное им могущественное устройство выделяло ужасную силу. Страх захлестнул Мендарка. Нет, на этот раз он не спасует! Удобно расположившись на своем балконе, он приготовился ждать.


Карана укрылась в одной из кладовок той части города, которая была покинута после падения Шазмака год тому назад. Она нашла там пищу: маринованное мясо, обильно приправленное специями, которое так любили аркимы, а также сушеные фрукты, овощи и сыр, защищенный вощаной бумагой. Наевшись до отвала, она попила воды из стеклянной цистерны и, свернувшись калачиком на полу, проспала еще несколько часов.

На этот раз она проснулась не от кошмаров, а от странного ощущения, будто что-то сотрясает Шазмак до самого фундамента. Это Рульк! Наверно, он снова атакует Непреодолимую Преграду.

Карана попила еще воды, высунула голову за дверь, чтобы убедиться, что путь свободен, и, ковыляя, отправилась в путь. Пройдя совсем немного, краешком глаза она уловила нечто мимолетное, хотя оно исчезало, когда Карана повернулась и посмотрела прямо, — это была Стена Непреодолимой Преграды.

Нутро у Караны загорелось огнем, она ощутила дурноту. Феламора уже здесь, поняла Карана. Она почувствовала неприятное смещение реальности, — наверно, это Феламора применила свой безумный инструмент. Магрете грозит ужасная опасность. Им всем. Она должна этому помешать, пока не поздно.

Забежав за угол, Карана увидела группу гаршардов, погруженных в дискуссию, — они стояли на другом конце длинного зала.

— Господин — дурак, — сказал один. — Как он смеет заключать союз с Феламорой — своим злейшим врагом?

— Но мы же присягнули ему на верность, — яростно возразил другой.

— Ну, я…

Развернувшись, Карана пустилась бегом в обратную сторону.

— Стой, Карана из Баннадора! — закричал кто-то.

Она припустила еще сильнее и, свернув налево, помчалась вверх по узкой лестнице. Заглянув через перила, девушка увидела, что гаршарды устремились за ней.

— Стой! — кричали грубые голоса.

Распахнув дверь, Карана захлопнула ее за собой. Конечно, они ее настигнут, но тот разговор, который она подслушала, внушал надежду. Гаршарды сомневаются относительно своего господина. А если он останется без их помощи, еще есть шанс.

Она продолжала взбираться по лестнице, теперь уже машинально. Машина Рулька и Непреодолимая Преграда затуманили ей сознание. Как изменился Шазмак! Все осталось по-прежнему: переходы, лестницы и башенки. И однако, как изменился он изнутри! Уникальный дух аркимов, который ощущался здесь тысячу лет, совсем исчез.

Карана добралась до верхней площадки, зная, что она уже почти у цели. Когда она проталкивалась мимо Стража, он подал сигнал тревоги, шарахнув девушку разрядом, от которого у нее онемела рука до локтя. Этого не случалось прежде. Вскрикнув, она метнулась через коридор. Следующий Страж тоже сработал, когда Карана проходила мимо, но ей удалось избежать разряда. Она начала сомневаться, что ей удастся найти Магрету. Теперь от гаршардов не спрятаться.


Луч, направленный Рульком на Стену Непреодолимой Преграды, пробивал крошечные дырочки, которые, когда их стало больше, начали медленно соединяться. Стена пульсировала, как бьющееся сердце. К прозрачной поверхности Стены со стороны бездны прижимались зазубренные когти, кожаные крылья, с шипами на кончиках, могучие плечи. Вскоре Стена в этом месте стала совсем прозрачной, и дикие существа яростно царапались в нее, стараясь выбраться из бездны в Сантенар.

Магрета ощутила, как ее окутывает черный туман дурных предчувствий. Она взглянула на Феламору, напоминавшую сейчас пантеру, приготовившуюся к прыжку.

«Не делай этого, Рульк! Феламора тебя предаст», — сказала Магрета сама себе. Она поняла, что ее терзает ужас за его судьбу. Наконец ее собственный путь стал для Магреты очевиден.

Машина Рулька плыла над каменным полом, и, когда она оказалась между Магретой и Феламорой, первая вскочила на нее.

— Я помогу тебе! — крикнула она Рульку, протянув к нему руку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать