Жанр: Фэнтези » Ян Ирвин » Врата трех миров (страница 86)


Карон наклонился и, подняв Магрету, поставил рядом с собой. Издав ликующий вопль, он закружил машину.

Феламора атаковала его, наслав кошмарную галлюцинацию, но Рульк ни на секунду не потерял контроль.

— Давай, Феламора, покажи, на что ты способна! Я спроектировал свою машину так, чтобы она противостояла всем твоим чарам.

Он направил луч света прямо на Феламору. Та вскрикнула, галлюцинация рассеялась, и Феламора начала извиваться на полу, словно ее пригвоздили пикой. Схватившись за живот, она застонала. Затем принялась с воплями кататься по полу.

Вскоре Феламора затихла, потом напустила на Рулька фантомы. Они причинили карону боль, но Феламоре не удалось ни сломить его, ни уклониться от безжалостного света его машины.

Наконец Феламора выдохлась. Грудь ее тяжело вздымалась. От пота платье прилипло к телу, волосы спутались. Сейчас она была просто маленькой женщиной, на возраст которой указывали дряблая кожа и морщины вокруг запавших глаз. Куда ей было тягаться с гигантом Рульком и его неумолимой машиной!

Феламора была побеждена. Ее взгляд и поза выражали отчаяние, но Магрете не было жаль свою бывшую наставницу.

Вдруг Феламора взглянула на Рулька, лицо ее исказилось, и она с трудом выкрикнула:

— Марием!

Магрета похолодела от ужаса, сама не зная, что так напугало ее. Рульк превратился в ледяной столб. Кровь отхлынула от его смуглого лица. Он пошатнулся и ухватился за рычаги, чтобы не упасть с машины, отчего она накренилась и уткнулась носом в пол.

— Откуда… откуда ты… взяла это?! — задыхаясь вымолвил Рульк. — Это наше тайное название — единственная память о жизни каронов до бездны. Все, что у нас осталось от нашего утраченного мира. — В голосе его зазвучали ярость и боль. — Как ты узнала о нем?

На мгновение его словно парализовало, но Феламоре большего и не требовалось. Она выкрикнула это название в отчаянии, поскольку ничто иное не могло бы отвлечь Рулька. Из сумки, висевшей у нее на плече, Феламора достала предмет, сделанный из красного золота и драгоценного черного дерева. Это был наноллет, изготовленный феллемами, инструмент со сложной системой звучащих дощечек и с золотыми струнами. Феламора постучала по нему, и послышалось тихое жужжание.

Рульк смотрел застывшим взглядом, не в состоянии постичь только что услышанного. И вдруг его осенило.

— Таллалам! — воскликнул он. — Таллалам, Тал-ла-лам. Феллемы. Фел-ле-мы. Мариемы. Ма-ри-е-мы! — Словно пробуя слова на язык, он произносил их по слогам. — Ощущение боли. Утраты. Преступление! Самое великое предательство из всех — геноцид!

Он ударил по одному из рычагов своей машины коленом, и, прежде чем Феламора успела воспользоваться наноллетом, ее швырнуло на барьер, через который не могла пробраться компания, находившаяся во вратах, открытых Шандом. Она рухнула на пол, все еще сжимая в руках инструмент и сплевывая кровью.

— Значит, это ты вышвырнула нас в бездну умирать! Ты!

—  Нет, не я, — возразила Феламора. Кровь капала с подбородка ей на грудь, пачкая белое платье. — Это за несколько поколений до моего рождения.

— Позор лег на все поколения. Зловоние исходит от всех феллемов. И ты еще глумишься надо мной! Я буду мучить тебя до конца времен. Я никогда тебя не отпущу.

Рульк повернул маленькое колесико, и крошечный лучик очертил овал вокруг сердца Феламоры. Ее платье начало дымиться.

— Таллалам был и нашим домом, — сказала она. — Теперь он кричит о помощи. Неужели ты разрушишь свой мир из-за того, что было сделано так давно?

— Мы изменились в бездне. У нас больше нет мира — кроме того, который мы сами себе возьмем.

— Ты жесток, — заплакала Феламора. Овальный кусок выжженной лучом материи упал на пол, но на золотистой коже феллемки не осталось никаких следов.

— Мы учились жестокости у отличных мастеров, — ответил Рульк.

— Все, что я делала, было ради моего народа и моего мира.

— А то, что делаю я, делается ради моего народа. Теперь ты умрешь, Феламора. А потом будешь умирать снова, и снова, и снова!

Карон вновь взялся за

рычаги.

— Рульк! — настойчиво произнесла Феламора. — Помни, что наноллет сделан из золота Золотой флейты.

Рульк снова заколебался, но беспомощность Феламоры была просто одной из ее уловок. Она взяла отчаянный аккорд, и этот унылый звук окончился другим, походившим на удар бича, — это Непреодолимая Преграда пыталась разорваться.

На прозрачной поверхности Стены показались звезды, послышался свист, какой бывает, когда из воздушного шара выходит воздух, — и в центре круга, где Стена особенно истончилась, появилась слеза.

— Нет! — вскричал Рульк. — То золото пропитано злом! Ты не должна…

Феламора взяла еще один аккорд.

— Ты не дал мне выбора, — прошептала она.

— Ты погубишь нас всех. Это будет возмездием тебе, — сказал Рульк.

Не успели затихнуть звуки его голоса, как мир вывернулся наизнанку. Внутреннее пространство машины вышло наружу. В Непреодолимой Преграде образовалась дыра — зияющая, неконтролируемая, бешено расширяющаяся и сокращающаяся. Множество существ рвалось в эту дыру, царапаясь когтями, потом она снова закрылась. Рульк появлялся, исчезал, снова появлялся — то внутри машины, то вне ее. Потом его подбросило, он описал в воздухе круг, рухнул на спину и затих. Магрета подползла к нему и влажными пальцами коснулась лба.

Дыра в Преграде снова открылась, и самое смелое создание просунуло в нее голову. Голова была размером с небольшую бочку, ее украшал красный роговой гребень с иголками на конце.

Рульк со стоном произнес какое-то слово, и его машина направила на отверстие мягкий луч света. Заверещав, существо втянуло голову обратно, и дыра снова закрылась. Что-то со звоном упало на пол: срезанный рог и окровавленный коготь. Непреодолимая Преграда затряслась, пытаясь разорваться на куски. Шатаясь как пьяный, Рульк добрел до своей машины и с помощью Магреты взобрался на нее. Феламора взяла еще один аккорд. В Непреодолимой Преграде образовалось новое отверстие, потом еще одно. Рульк качнул световую линзу, и Феламору отшвырнуло к лестнице, которая спиралью поднималась к прозрачному потолку Большого зала. Феламора заползла под лестницу, укрывшись там. Из разбитого носа текла кровь.


Лиан, Шанд и остальные колотили кулаками в прозрачный, словно бы стеклянный, барьер. Единственное, что им оставалось, — это наблюдать. В отверстия, возникшие в Непреодолимой Преграде, ломились обитатели бездны. Если они прорвутся, сначала погибнут все, кто находился в Шазмаке, а затем и весь Сантенар.

— Сделай же что-нибудь! — накинулся Лиан на Иггура.

— Нам нужно туда пробраться, — сказала Таллия. — Иггур, одолжи мне опять свою силу.

— Я ничего не могу сделать, — ответил Иггур. — Рульк уже нанес Феламоре один из своих цветовых ударов, и если я попытаюсь применить сейчас нечто подобное, чтобы разрушить барьер, я могу убить Магрету. Правда, и поделом ей — ведь она перешла на сторону моего врага.

Схватив Иггура за воротник, Шанд встряхнул его.

— Прости, — кротко произнес Иггур, ярость которого испарилась. — Не обращай внимания. Ярость — все, что у меня осталось.

— Смотрите! — воскликнула Лилиса. — Карана! — Девочка указывала на дверь, в которую как раз входила Карана. Она бросила взгляд через плечо, потом спотыкаясь побрела по залу. За ней гналась дюжина гаршардов. Волосы у Караны растрепались, лицо ракраснелось.

При виде Караны Лиан обезумел от тоски и страсти. Подняв над головой тяжелый металлический стул, он изо всех сил швырнул его в барьер. Но стул отскочил обратно, чуть не разбив Лиану голову. Юноша едва успел уклониться от удара.

— Тебе его не разбить, — сказали Шанд с Малиеной.

Они испробовали все, но барьер оставался невредимым. Обойти его тоже не было возможности, так как все выходы на их стороне зала были заблокированы таким же прозрачным материалом. Они оказались в ловушке.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать