Жанр: Современные Любовные Романы » Барбара Бреттон » А может, в этот раз? (страница 25)


Кристина услышала сдавленный смешок Марины и не­вольно улыбнулась. Честно говоря, ей больше ничего не пришло в голову, кроме как притормозить, лишь бы отодви­нуть неизбежное. Можно было бы пустить машину задним ходом, но это глупо. От чего, собственно, она бежит?

Она любит свою семью.

Она скучала по своей семье.

Она собиралась повидаться с ними.

Откуда же этот спазм в животе?

Ранчо, подумала Кристина. Все дело в нем. Куда бы она ни взглянула, она всюду видела себя вместе с Джо. Все равно как если бы вас посадили в машину времени и заста­вили заново переживать все свои ошибки, но не дали бы и пальцем пошевелить, чтобы их исправить.

Марина на заднем сиденье отстегнула ремень и встала на колени, выглядывая в окно.

– Марина! Пристегнись!

– Кто-то едет за нами! – сказала Марина, заметно нервничая. – На лошади!

– Вниз! – заорал Джо. – Всем на пол! Кристина заглянула в зеркало заднего вида как раз в тот момент, как Марина исчезла из поля зрения.

– Очень смешно! – процедила она. – Какие вы оба с Джо остроумные! Поднимайся с пола, Марина. Словно дети. Марине еще простительно, но Джо!

– Заткнись и гони вперед! – заявил Джо тоном Клинта Иствуда.

– Заткнись и гони вперед? Я не ослышалась? Кристина начала хохотать.

– Как ни больно мне говорить это, дорогая, – сказал Слейд, – мне кажется, ты должна его послушать. Похоже, этот Одинокий Рейнджер вооружен.

Стук копыт приближался. В зеркале заднего вида Кри­стина увидела огромного черного жеребца с таким же чер­ным громадным всадником, одетым с ног до головы в стопроцентный хлопок, кроме кожаных штанов и сапог из змеиной кожи, сверкавших на утреннем солнце.

Кристина нажала на тормоза, и Джо ударился головой в переднюю панель.

– Проклятие! – рявкнул он. – Какого дьявола ты это сделала?

Если бы Кристина не знала Джо так хорошо, она бы решила, что он рассердился.

– Это Франклин.

Джо вытянул шею, чтобы рассмотреть приближающего­ся всадника.

– В сапогах из змеиной кожи? Нет, давай пришпорим нашу клячу.

– В чем проблема? Мы на территории Кэннонов, и наткнуться здесь можем только на родственников.

– Так ты все-таки не уверена, что это Франклин, – заметил Джозеф.

– Ну и что? Если это не Кэннон, то кто-то, кто рабо­тает на Кэннонов.

– Мне это не нравится, – пробормотал Джо.

– И мне тоже, – огрызнулась Кристина. – Какого дьявола с тобой происходит, Джо? Не ищет ли тебя, случа­ем, полиция?

И вдруг ужасная мысль поразила ее.

– Это правда? – испуганным шепотом спросила Кри­стина. – Тебя действительно ищет полиция?

– С чего ты взяла? Глупость какая! Кристина рассмеялась недобрым смехом, почти на грани истерики.

– Посмотри на себя! – сказала она, повернув зеркало так, чтобы Джо мог лицезреть собственное отражение. – Ты похож на дикаря, а жена твоя прячется на полу. Мо­жет, я и не Шерлок Холмс, Джо, но кое-какие подозрения и у меня возникли.

– Я же говорил, надо обратиться в полицию, – подал голос Слейд.

– Заткнись, – хором ответили ему Кристина и Джо.

– Ковер ужасно пахнет, – донесся Маринин голос с пола. – Джо, сколько еще мне… Кристина выскочила из машины.

– Больше не могу! – воскликнула она. – Вы довели меня до чертиков! Остаток пути я проделаю пешком.

Или по крайней мере она будет идти пешком до тех пор, пока не подъедет Франклин, и тогда они поедут домой вме­сте. И если Марина и Джо действительно скрываются от властей, пусть сами решают свои проблемы. Может, Слейд успеет их заснять и отправить фото ФБР, и тогда на них наденут железные наручники и отправят в тюрьму, чего если не Марина, то Джо уж наверняка заслужил.

Кристина быстро зашагала по дороге, не замечая ни прохладного ветерка, ни душистого запаха утра, ни того, что брат был совсем рядом.

– Кристи! – крикнул Франклин. – Готовься!

Кристина улыбнулась и внезапно остановилась.

Будучи детьми, они иногда разыгрывали сцены из гол­ливудских вестернов. Кто-то играл роль красавцев ковбоев, кто-то негодяев. Любимым сюжетом было похищение.

Надо же, подумала Кристина, с удивительной ясностью припомнив детскую игру. Как давно это было, и как четко помнится. Секунда, и старший брат подхватил ее, забросил в седло и умчался – как много лет назад.


– Он ее украл! – воскликнула Марина, глядя, как муж­чина, подхвативший Кристину, удаляется в облаке пыли. – Джо! Гони за ними!

Джо открыл окно, высунулся и смотрел вслед всаднику и Кристине, пока они не исчезли из виду.

– Ты что, сумасшедший? С ней беда! Марина с заднего сиденья попыталась перелезть на пе­реднее, за руль.

– Нам надо их догнать!

– Не шуми, детка, – с бессовестной беззаботностью сказал Джо. – Она вне опасности.

– Да ее только что украл какой-то маньяк! Марина вновь сделала попытку сесть за руль, но Джо опередил ее, заняв водительское место.

– Ты жалкий негодяй! – бушевала Марина. – Вы оба жалкие негодяи! Этот человек, невесть откуда взявший­ся, схватил Кристину как тряпичную куклу, а вы… Вы про­сто чудовища!

– Это был ее брат, – спокойно ответил Джо.

– Я тебе не верю.

– Это Дикий Запад, детка, – сказал Слейд. – Они играют не по правилам.

– Твой американский акцент просто ужасен, – бросила Марина через плечо и, обернувшись к Джо, спросила: – Так он действительно ее брат?

– Франклин Кэннон, – подтвердил Джо. – Перве­нец и управляющий ранчо.

– В ботинках из змеиной кожи? – поморщившись, спросил Слейд. – Боже мой!

– Я и сам удивился. Раньше, насколько мне помнится, он

предпочитал прочную воловью.

– Но разве ты не видел, как он ее схватил? – спроси­ла Марина.

Теперь, когда опасность миновала, на смену тревоге пришло восхищение ловкостью и силой.

– Прямо как в кино! – выдохнула девушка.

– Оглянись, еще не то увидишь, – сказал Джо.

Все вокруг оставалось таким, каким он помнил, и даже еще красивее. Дикая, необузданная красота. Небо с бегущими по нему облаками, всадник, словно рожденный в седле.

И это полузабытое чувство, будто все в твоих силах, и надо только трудиться и очень-очень захотеть.

– Ты потерял классный снимок, – сказал Джо Слейду, перезаряжавшему аппарат. – Как думаешь, сколько тебе заплатили бы за снимок, изображавший похищение Кри­стины доисторическим ковбоем?

– Чертовски много, – признался Слейд. – Особенно если бы никто не знал, что тот ковбой – ее брат.

– Да если бы и знал? С каких это пор твой друзья-рекламщики стали такими честными?

На самом деле Джо был рад, что Слейд опростоволо­сился с этим снимком. Не потому что он ненавидел все, с чем у него ассоциировался этот британец, но потому что в этом эпизоде было нечто особенное, нечто такое, с чем ни Джо, ни Кристина не захотели бы делиться с посторонними.

Когда она выскочила из машины и пошла по дороге, то выглядела смешно в своих брюках из светлого льна и туфлях на высоком каблуке. Городская девушка, играющая в деревенскую. Но в тот момент, когда она оказалась на спи­не жеребца, с волосами, развевающимися на ветру, когда он услышал ее звонкий смех, Джо почувствовал, что вновь влюбляется в нее.


– Ты всегда знала, как сделать свое появление собы­тием, – сказал Франклин уже возле дома. – У папы будет настоящий праздник.

– Все дома? – спросила Кристина. – Не хотелось бы, чтобы такая сцена пропала зря.

– Конечно же, все. Считают минуты до вашего появ­ления.

– Так хотят увидеть Джо?

– За всех не скажу, но я больше рад видеть его, чем тебя, сестренка.

Кристина поддела брата локтем в живот.

– Чурбан, – сказала она. – А живот у тебя все еще твердый, как стиральная доска.

Франклину не нужна ни «бегущая дорожка», ни аэро­бика. Чтобы держаться в форме, достаточно жить той жиз­нью, которой жил он.

– Ты посветлела, – заметил Франклин. – Видел эту обложку. С каких это пор у тебя глаза стали голубые? Что они все придираются к цвету ее глаз?

– Контактные линзы.

– И прежний цвет был хорош.

– Так лучше для телевидения, – сказала Кристина, с удивлением замечая, что объяснение, по мере того как она его давала разным людям, кажется ей все более глупым.

Между тем они оказались на вершине хребта, откуда открывался вид на дом. Сердце запрыгало в груди. Как-то раз она готовила приуроченную ко Дню благодарения пере­дачу о том, что для человека значит дом. Все рассказывали о разном, но сходились в одном: дом, в котором жил в детстве, при каждом возвращении кажется все меньше и меньше.

Но этот дом был исключением.

Кристина знала, что дело лишь в капризе памяти и чувств, но этот дом, казалось, рос вместе с семьей и с каждым годом становился все более гостеприимным. И несмотря на это, у нее было чувство, что для нее там нет места.

Я ведь не заплачу, приказала она себе, отчаянно мигая. На этот раз все пройдет гладко.

– Держись, сестричка! Поехали!

Франклин погнал лошадь вперед, и они на полной ско­рости полетели по склону к дому.

Сэм выскочил навстречу первым, несмотря на свой се­мидесятилетний возраст. Мать к этому времени едва успела выйти на крыльцо. Со стороны амбара раздался восхищен­ный крик, и Нэт в сопровождении целого выводка ребяти­шек побежала к дому.

Мы здесь все одной крови, так почему я чувствую себя тут такой чертовски одинокой?

Казалось, они бегут отовсюду из конюшен, амбара, из дома, – смеясь, что-то крича, все такие энергичные, все как на подбор. Кристина увидела себя маленькой девочкой, слишком маленькой, чтобы играть со старшими детьми, но в то же время слишком взрослой, чтобы возиться с младшими братьями. Девочкой, которая искала уединения и мечтала о том, как однажды станет богатой и знаменитой и все узна­ют ее имя.

Будь осторожной с мечтами…

Еще мгновение, и Кристина оказалась в крепких объя­тиях отца.

– Ты такая худая, девочка! – сказал Сэм, отодвигая дочку, чтобы лучше рассмотреть ее. – Сидишь на черто­вой диете?

– На пленке ты кажешься полнее, папа, – ответила Кристина, обнимая отца. – Каждый лишний фунт на виду. Телевидение не прощает слабостей.

– Брось, дочка! – сказала мать, раскрывая объятия дочери. – Ты дома, и я уж постараюсь как следует тебя накормить.

От мамы пахло, как всегда, шампунем и розовой водой: уютный запах, знакомый до боли.

– Новая стрижка, мама?

Нонна поправила прическу и элегантно покружилась.

– Нэт сказала, что мне пора сменить образ.

– Я тебе повторяла то же самое все последние пять лет. Сколько раз я звала тебя к своему парикмахеру, по­мнишь?

Нонна поморщилась:

– Знаешь, Кристина, я чувствую себя ужасно неловко в этих шикарных салонах, куда ходишь ты. Нэт отвезла меня в Бранчуотер, и я осталась довольна.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать