Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Незаконная планета (страница 42)


Уходит под воду субмарина, окутанная дымом. Море, вот это самое море, такое ласковое сегодня, тогда с шумом врывалось в рваные пробоины, завладевало лодкой, как своей добычей, увлекало ее в вечный придонный холод.

Вглядеться бы в их лица, услышать живые голоса. Понять их муки и ярость…

Они не думали о нас, умирая. Они жили своим последним боем. Но всей борьбой, и яростью, и ненавистью к фашизму они прокладывали дорогу в будущее — вот в этот ясный, без единого облачка, день.

Писк видеофонного вызова прервал его размышления. Он потянулся к разбросанной на песке одежде и вытащил из кармана рубашки белую коробочку видеофона.

На экране возникло сухощавое лицо Бурова.

— Все загораешь? — спросил он.

— Ага, загораю. А ты как? Сделали тебе эту штуку для дыхания?

— Больно ты быстрый, вице-президент. Пока только добился, чтобы приняли заказ на изготовление.

— Илья, тут подняли подводную лодку…

Морозов принялся было рассказывать, но Буров не дослушал.

— Это здорово, — сказал он без особого интереса. — Теперь вот что, Алеша. Думал завтра вернуться на Аланды, но только что мне позвонили из Москвы. Что-то случилось с Лавровским. Я вылетаю в Москву, а Инна завтра прилетит к вам, так ты попроси Свена, чтобы встретил.

— Ладно. А что с Лавровским?

— Пока не знаю. Позвонили ребята из лаборатории, попросили приехать. Ну, до свиданья.

— Счастливо, — сказал Морозов. И добавил: — Мы тоже скоро улетим.

— Почему вдруг заторопился? Хотел ведь два месяца…

— Дел много надо переделать перед отлетом.

— Куда еще собираешься лететь?

— Куда, куда… на Плутон.

Буров с экрана всмотрелся в Морозова.

— Решил все-таки?

— Ага.

— Алешка… Ну, мы еще поговорим… Ладно. Все правильно.

Все правильно, подумал Морозов, запихивая видеофон в карман. Просто нельзя, чтоб было неправильно. Так уж заведено в жизни, чтобы каждый занимался своим делом. Пусть Буров думает. Пусть Костя Веригин сидит на Луне у большого инкрата. Пусть Марта лечит людей. Ну, а он, Морозов… Да, все правильно. Разведка должна идти вперед…

Он вздрогнул от холодных брызг, упавших ему на спину, и живо обернулся. Витька, ухмыляясь, стоял позади, готовый к игре, и Морозов не обманул его ожиданий. Он погнался за Витькой, и тот, хохоча на все Аландские острова, пустился наутек. Минут десять они прыгали по скалам и кружили вокруг сосен. Потом улеглись на пляже, локоть к локтю.

— Скучно тебе без заостровцевских девочек? — спросил Морозов.

— Надо же и отдохнуть наконец, — совершенно по-взрослому ответил Витька. — Пап, что такое догматизм?

— Догматизм? — Морозов стал объяснять.

— Понятно, — сказал Витька, выслушав. — А кефалометрия?

С большим или меньшим трудом Морозов одолел с десяток вопросов. Но на ипотечном кредите он сдался.

— Не знаю, — сказал он сердито. — И знать не хочу. Где ты выкапываешь такие словечки?

Витька предложил сыграть в шахматы в уме. На одиннадцатом ходу они жестоко заспорили: Морозов не мог понять, как Витькин конь очутился

на с5, а Витька утверждал, что конь стоит там с шестого хода, и считал себя вправе взять отцовского ферзя на d7.

— Ладно, сдаюсь, — проворчал Морозов. — За тобой, как я погляжу, нужен глаз да глаз.

— За мной не нужен глаз да глаз, — твердо сказал Витька. — Просто нужно лучше запоминать. Пап, где ты высадишься — в той же долине, где Дерево, или в другом месте?

Морозов повернул голову и встретил Витькин взгляд — прямой, доверчивый. Он вдруг испытал радостное ощущение душевного контакта, который почему-то был утрачен, а вот теперь возник снова.

— Ты слышал наш разговор с Буровым?

— Я как раз выходил из воды, когда вы говорили. Пап, я думаю, надо в долине…

— Ну, раз ты так думаешь… — Морозов усмехнулся.



Вейкко пришел за ними на той самой старенькой яхте, на которой привез их сюда. Морозов, Свен и Витька быстро погрузили вещи.

— Вам понравилось у нас? — спросил Вейкко.

— Да, очень, — ответила Марта с улыбкой.

Эта слабая улыбка, будто приклеенная к лицу, появилась у нее в тот день, когда Морозов сообщил Марте о своем решении. «Я знала, — ответила она ему, — я так и знала…» Он сказал: «Мартышка, дорогая ты моя, пойми, я иначе не мог. Я там был и знаю обстановку — значит, мне и лететь. Нельзя в такой рейс посылать новичка. Понимаешь?» — «Понимаю», — кивнула она. «Я пройду курс подготовки, а сам рейс займет не больше года». — «Ты говоришь так, Алеша, словно мы будем жить вечно». — «Я вернусь — и больше уже никуда и никогда, даю тебе слово…» — «Ах, Алеша», — сказала Марта, и вот тут-то у нее и появилась эта застывшая улыбка.

— Приезжайте к нам каждое лето, — сказал Вейкко.

— Да… может быть… — Марта оглянулась на Свена и его планктонных соратников. — Что ж, давайте прощаться, мальчики.

— Мы проводим вас до Мариехамна, — сказал Свен.

— По местам! — скомандовал Морозов. — Инна, ты с нами на яхте?

Но тут и спрашивать было нечего: Инна последние дни не отходила от Марты, без конца они говорили о своем, никак не могли наговориться.

Вейкко оттолкнулся от пирса. Взвились паруса. Яхта, кренясь и покачиваясь, пошла к фарватерной вехе. Следом тронулся катер планктонной станции.

— Почетный эскорт, — засмеялся Витька.

— Знаете, что я вспомнил? — сказал Морозов. — Гонки! Как вы обогнали нас всех и утопили яхту. Помните?

— Еще бы не помнить ваш великий прыжок, — сказала Инна, сидевшая рядом с Мартой в углублении кокпита.

Вейкко протянул Марте шкоты:

— Хотите?

Она молча покачала головой. Морозов покосился на нее. Марта все улыбалась, но в ее глазах, устремленных на удаляющийся остров, стояли слезы.

Морозов тоже стал смотреть на остров. Утренние тени лежали на серых скалах, сосны смыкали вверху негустые зеленые кроны.

«Милые Аланды, — подумал он. — Когда-то увижу вас снова?»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать