Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Ледовая шхуна (страница 3)


Подумав, молодой человек произнес:

- Нет, оставайся здесь до прихода моего сменщика. Ты должен рассказать нам все, что тебе известно. Может, нам придется посылать спасательную партию.

- Но мне нечем помочь вам,- возразил Арфлэйн.

- Пожалуйста, останься хотя бы для того, чтобы точно рассказать, как ты нашел его. Так будет лучше.

Арфлэйн пожал плечами.

- Мне нечего рассказывать.- Нагнувшись, он потащил тело через ворота.Но я подожду, если хочешь. Мне нужен мой спальник.

За воротами стояла вторая стена, сложенная из ледяных блоков, по высоте доходящая до груди человека. Заглянув через нее, Арфлэйн увидел крутую тропинку, ведущую к первому уровню города. За ним, насколько хватало глаз, располагались другие уровни. На противоположной стороне расселины Арфлэйн увидел двери и окна домов жилого яруса. Многие из них были украшены затейливым орнаментом, вырезанным из кусков скалы. Более украшенные, чем жилые пещеры тысячелетие назад, эти допотопные дома весьма походили на первые постоянные укрытия далеких предков нынешних обитателей города. Возврат к такой форме существования был осуществлен несколько веков назад, когда стало невозможным строить дома на поверхности из-за понижения температуры воздуха и повышения уровня льда. Первые обитатели расселин показали предвидение грядущих перемен, строя свои дома как можно ниже уровня льда, сохраняя таким образом тепло. Они же построили и ледовые корабли, зная, что при невозможности пополнения запасов топлива парусники будут наиболее практичным видом транспорта.

В узком переходе от второго уровня к первому Арфлэйн увидел другого охранника, одетого в белую медвежью шкуру и вооруженного луком со стрелами. Он с трудом передвигался на шипованных сапогах, хотя они облегчали подъем и спуск по обледеневшим переходам, оснащенным лишь кожаной полоской ограждения.

Вновь прибывшему охраннику, старику с бесстрастным выражением лица, объяснили ситуацию, и он, молча кивнув, занял пост у ворот.

Присев на корточки, Арфлэйн отстегнул лыжи и надел протянутые ему шипованные сапоги. Покончив с экипировкой, они подняли тело в мешке и начали осторожный спуск.

По мере их движения, свет с поверхности льда становился все слабее. Они шли мимо мужчин и женщин, переносивших товары для торговли наверх, а запасы пищи и шкуры вниз. Кое-кто из жителей узнали лорда Рорсейна. Арфлэйн и его спутник игнорировали вопросы встречных и продолжали путь во все сгущающейся темноте.

Немало времени прошло, прежде чем они доставили тело лорда Рорсейна к уровню, находящемуся посредине расселины. Он тускло освещался лампами, работающими на том же источнике энергии, который обогревал и жилые кварталы города. Источник этот располагался на самом дне расселины и был окутан религиозными слухами и догадками даже в среде фризгальтийской знати, обычно открыто высмеивающей мифы. Для ледовых жителей холод был естественным условием обитания, тепло же являлось неизбежным злом, служащим для поддержания жизни.

На земле Ледовой Матери тепла не было вовсе, оно не нужно тем, кто пришел туда после смерти. Тепло может уничтожить лед, что с уверенностью доказывало его зло. По слухам, температура на дне расселины достигала огромных значений. Именно здесь те, кто оскорблял при жизни Ледовую Мать, после своей смерти обращались в облачко пара.

Семья лорда Рорсейна занимала целый ярус города, по обеим сторонам расселины. Через пропасть был перекинут легкий мостик, сделанный из шкур и раскачивающийся и прогибающийся при переходе по нему. На другой стороне моста их ждал средних лет мужчина с квадратным лицом, одетый в желтую ливрею прислуги Рорсейнов.

- Что это у вас? - угрюмо спросил он, полагая, что Арфлэйн и охранник принесли товары на продажу.

- Твой хозяин,- слегка улыбнувшись, ответил Арфлэйн. Он испытал чувство удовлетворения, увидев, как при этой новости изменилось лицо привратника.

Засуетившись, он пропустил их в низкую дверь, с вырезанным на ней гербом Рорсейнов. Прежде чем достигнуть приемного зала, им пришлось пройти еще две двери.

Большой зал был ярко освещен трубчатыми лампами, вделанными в стену. Здесь было жарко натоплено, и Арфлэйн вспотел, чувствуя себя неуютно и физически, и морально. Откинув капюшон, он развязал ремни плаща. Зал был богато обставлен: раскрашенные драпировки из тончайшей кожи на стенах, деревянные кресла, некоторые с матерчатой обивкой. Лишь однажды в жизни видел Арфлэйн такое кресло. Кожа, как бы тонко она ни была выделана, никогда бы не выглядела так утонченно, как увиденные им сейчас шелк и лен. Без сомнения, они на протяжении многих веков хранились где-то на складе. Их соткали его предки, когда на суше еще была растительность. Арфлэйн знал, что весь мир, включая звезды и луну, почти полностью состоял изо льда. Однажды, следуя воле Ледовой Матери, даже теплые водоемы и скалистые пещеры, поддерживающие жизнь человека и животных, превратятся в лед - естественное состояние любой материи.

Привратник в желтой форме ушел, но тут же вернулся в сопровождении высокого мужчины, ростом почти с Арфлэйна. У него было тонкое лицо с поджатыми губами и голубыми глазами, белая кожа, как если бы он ни разу не выходил на поверхность. На нем была красная куртка и крепкие черные брюки из мягкой кожи.

Остановившись рядом с бесчувственным телом Рорсейна, он задумчиво оглядел его. Затем, подняв глаза, неприязненно осмотрел Арфлэйна. Потом посмотрел и на охранника.

- Очень хорошо,- произнес он,- Можете идти.

Тон его возмутил Арфлэйна. Он повернулся к выходу, ожидая, хотя и не желая этого, хотя бы формальных слов

благодарности.

- Останься, незнакомец,- произнес пришедший.- Я имел в виду только охранника.

Охранник ушел, а Арфлэйн смотрел, как уносят тело старика.

- Мне бы хотелось получить назад мой спальник...

- Что с лордом Рорсейном? - перебил его мужчина.

- Вероятно, умирает. Другой бы умер. Но он, возможно, выживет. В крайнем случае, потеряет несколько пальцев на руках и ногах.

Собеседник Арфлэйна кивнул.

- Я - Янек Ульсенн,- сказал он,- зять лорда Рорсейна. Мы благодарим вас. Как вы нашли лорда?

Арфлэйн кратко объяснил. Ульсенн нахмурился.

- Больше ничего он не говорил?

- Чудо, что он нашел в себе силы сказать то, что сказал.

Возможно, Арфлэйну мог бы понравиться старик, но никогда, и он знал это, ему не будет нравиться Ульсенн.

- В самом деле? - Ульсенн на мгновение задумался.- Хорошо, я прикажу, чтобы вы получили награду. Тысяча хороших медвежьих шкур устроит вас?

- Я помог старику из уважения к его смелости,- резко произнес Арфлэйн.Мне не нужна награда.

Ульсенн, казалось, на мгновение удивился:

- Что же вы хотите? Я вижу, что вы из другого города. Вы не аристократ, что же...- Он явно смутился.- Удивительно, чтобы человек, не ведающий кодекса чести, совершил то, что выпало на вашу долю. Даже любой из нас подумал бы, прежде чем спасти незнакомца.

В его последних словах прозвучал вызов. Казалось, его возмущала сама идея спасения аристократа простолюдином. Арфлэйн пожал плечами.

- Мне понравилась его храбрость.

Он повернулся было к выходу, но в этот момент справа от него открылась дверь, и в зал вошла черноволосая женщина в тяжелом платье синего и желтого цветов. У нее было вытянутое бледное лицо, голубые глаза, в походке чувствовалось природное изящество. Вопросительно нахмурившись, она бросила взгляд на Ульсенна.

Коротко кивнув, Арфлэйн взялся за дверную ручку. У женщины оказался нежный, слегка взволнованный голос.

- Вы человек, спасший жизнь моему отцу? Неохотно остановившись, Арфлэйн обернулся к ней:

- Да, мадам, если он выживет,- бросил он.

- Это моя жена,- произнес Ульсенн. Она приятно улыбнулась:

- Он хочет, чтобы я поблагодарила вас. Сам он выразит свою признательность, как только почувствует себя лучше. Он хотел бы, чтобы вы остались на это время здесь в качестве нашего гостя.

До этого момента Арфлэйн не смотрел ей в лицо. Но сейчас, когда их глаза встретились, казалось, что она едва вздрогнула, но, впрочем, тут же овладела собой.

- Благодарю вас,- ответил он,- но, возможно, ваш муж считает излишним это гостеприимство.

Жена Ульсенна бросила на мужа взгляд, полный сердитого удивления.

Ульсенн вздохнул:

- Ерунда, он должен остаться, если так хочет ваш отец. Ведь лорд Рорсейн - глава дома. Я прикажу Освальду принести ему все необходимое.

- Может быть, наш гость не откажеться отобедать с нами,- резко произнесла она.

Арфлэйн понял, что женщина хочет смутить своего мужа в присутствии незнакомца-простолюдина. В отношениях супругов четко проглядывала враждебность.

- Ах, да,- едва слышно пробормотал Ульсенн. Устав от их перепалки, Арфлэйн любезно сказал:

- С вашего разрешения, я поем в отеле для торговцев, и там же отдохну. Я слышал, что на шестнадцатом уровне хорошие отели.

Об этом ему сообщил охранник, когда они проходили мимо. Женщина тихо произнесла:

- Пожалуйста, останьтесь у нас. После всего...

Арфлэйн кивнул и вновь посмотрел прямо на нее, пытаясь определить причину ее настойчивости. Эта женщина - не чета своему мужу, решил он. Внешне она до некоторой степени напоминала своего отца. Арфлэйн заметил в ней качества, которые восхитили его в старике, но сейчас он не хотел оставаться здесь.

Она избегала его взгляда.

- Что ж, кого спрашивать в отеле?

- Капитан Конрад Арфлэйн,- грубо ответил он,- из Брершилла. Да хранит вас Ледовая Мать.

Затем, коротко кивнув им обоим, он вышел из зала и прошел через все три двери, громко хлопнув последней.

Глава 3

"ЛЕДОВЫЙ ДУХ"

Вопреки своим привычкам Конрад Арфлэйн решил дождаться разговора со стариком, прежде чем покинуть Фризгальт. Он не знал, почему пришел к такому решению, но если бы его спросили об этом, причиной он назвал бы нежелание потерять хороший спальник. Ни за что на свете он не признался бы, что истинной причиной его задержки была Ульрика Ульсенн.

Большую часть времени он бродил среди кораблей. Будучи слишком упрямым, он не давал о себе знать, ожидая, что Рорсейны сами найдут его.

Несмотря на сильную неприязнь к Янеку Ульсенну, Арфлэйн думал, что понимает его лучше, чем любого другого фризгальтийца. Ульсенн не был типичным представителем фризгальтийской знати, забывающей суровый и надменный кодекс чести своих предков. В других, более бедных городах старые традиции были еще сильны, хотя тамошние торговые короли и не обладали могуществом Рорсейнов и Ульсеннов. Арфлэйн мог бы уважать Ульсенна хотя бы за нежелание смягчить, хоть и внешне, свою точку зрения. В этом у них было что-то общее. Арфлэйн ненавидел следы постепенного изменения нравов, полуосознанно подмечаемые им.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать