Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Черные Волшебники (страница 11)


Гигантская стена черной воды внезапно появилась у кормы и пронеслась мимо, обдав кораблик настоящим водопадом, так что на палубе «Утенка» оказалось на фут воды.

– Вычерпывайте! – закричал Роджер, кивком головы указав на большие ковши, валявшиеся на палубе, Тристан увидел, как под натиском бури тяжелый руль норовит вырваться из рук старого рыбака.

Принц опустился на колени, с удивлением заметив, что его больше не тошнит. Понтсвейн встал рядом с ним, и стал с остервенением вычерпывать воду. Тристан, хоть и с неохотой, но вынужден был признать, что лорд действовал довольно ловко, демонстрируя недюжинную силу. Он, конечно, понимал, что на карту поставлена его собственная жизнь.

Они отчаянно работали черпаками, но вода, казалось, переливалась через планшир быстрее, чем они ее выплескивали.

Тристан набрал очередной полный ковш, когда неожиданно в его ноздри ударила отвратительная вонь. Задыхаясь, он уронил ковш и отшатнулся назад.

Зловонные черви кишащей массой вылезали из коробки, стоящей на носу кораблика.

Он попытался закричать, но голос не слушался его. Черви продолжали вылезать наружу, и Тристан почувствовал, что дно становится склизким.

Отвратительный запах разложения густым облаком навис над суденышком.

– Колдовство! – воскликнул принц, обретший, наконец, голос.

– Что это за черное волшебство? – проревел Понтсвейн. Лорд был не столько напуган, сколько разъярен. – Это ты навлек на нас неприятности! – Он потряс кулаком в сторону Тристана.

Принц отрешенно покачал головой, наблюдая за Роджером, который с криком ужаса смотрел на гибель своего судна. Вдруг центр лодки стал подниматься вверх, а нос и корма остались под набежавшей волной, послышался жуткий треск. Когда вода отхлынула, Тристан увидел, что Роджер исчез и руль свободно болтается.

Рыбака нигде не было видно.

Дарус метнулся мимо Тристана на нос «Утенка» и попытался развернуть сверток, где лежало их оружие… и меч Симрика Хью!

Корпус с треском распался на две части, и сверток с оружием мгновенно соскользнул в черную воду. Дарус нырнул вслед за ним и исчез в бурлящих волнах.

Тристан, наконец, обрел способность двигаться и успел отпрянуть в сторону от падающей мачты. Он взобрался на корму, которая продолжала держаться на поверхности, и попытался разглядеть Даруса, но услышал лишь лай Кантуса где-то рядом. Калишит и собака оставались невидимыми в кромешной тьме.

Вдруг Дарус показался из воды совсем рядом, и Тристан успел заметить, что руки его друга пусты. Тут гребень волны ударил в остатки кормы, и последняя часть «Везучего Утенка» развалилась на части. Принц, захлебываясь, отчаянно забил руками по воде, но тяжелая черная волна навалилась на него.


* * * * *


– Кралакс, ксироз, зутар!

Короткие, проворные пальцы ласкали поверхность зеркала. От стекла, казалось, исходило мягкое свечение. Волшебник говорил нежным

голосом, словно успокаивал нервничавшую любимую кошку.

Но его слова были могущественными заклинаниями.

Поверхность зеркала затуманилась, и, постепенно, в нем проступили очертания комнаты. Синдр медленно обошел вокруг залы совета, и все его внимание сосредоточилось на высоком зеркале. Одна из кроваво-красных занавесок была отодвинута, открывая зеркало. Его золотая рама словно концентрировала и усиливала исходящий от него свет.

Волшебник посмотрел в зеркало и увидел Большой Зал в Кер Корвелле.

Зал был пуст, если не считать старой поварихи, собирающей с широких столов грязные тарелки.

– Зуакс, эли!

Картина в зеркале стала перемещаться, как будто наблюдатель вышел из зала, и начала подниматься по лестнице внутри замка. Несколько минут изображение переходило из комнаты в комнату, легко проникая сквозь закрытые двери. Кер Корвелл казался спокойным, почти брошенным.

Синдр почувствовал раздражение, но усилием воли снова сосредоточился: самоконтроль, напомнил он себе, – вот что самое главное.

Он с самодовольной улыбкой подумал о священнике Хобарте. Слепо служащий своему неистовому богу, этот толстый фигляр готов принести в жертву собственную жизнь, если его страшный хозяин потребует этого. И насколько смешными были его оккультные возможности, раздумывал довольный Синдр, по сравнению с могуществом волшебства главы Семерки. Так полагаться на богов – удел глупых и слабых людей, в этом Синдр был убежден абсолютно.

Изображение переместилось из башни на внешнюю стену, и здесь он увидел двух человек, равнодушно стоящих на своем посту. Один из них – совсем еще молодой – задал другому вопрос. Волшебник слегка улыбнулся, когда услышал его, и довольно ухмыльнулся, узнав ответ второго стражника.

Теперь он знал то, что его интересовало: принц Корвелла на пути в Каллидирр.


* * * * *


С растущим интересом Баал наблюдал за драмой, разыгрывающейся над Муншаез. Когда его внимание сосредоточилось на острове, он обнаружил сердце Казгорота, которое цепко сжимал в руке его верный слуга.

Настало время, решил Баал, передать сердце тому, кто сможет лучше его использовать. С каждым часом Хобарт все ближе подходил к хранителю сердца, и это сближение делало желание бога невыносимым.

Хобарт возьмет сердце, и могущество священника возрастет неизмеримо.

Хобарт обретет необходимый инструмент, а Баал получит обратно душу Казгорота. Эта мысль была для бога смерти особенно приятна.

Так Баал привел в действие свой дьявольский план – теперь только требовалось, чтобы один человек, уже почти сведенный с ума биениями сердца Казгорота, перешел последнюю грань.

И биения стали еще громче и сильнее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать