Жанр: Фэнтези » Дуглас Найлз » Черные Волшебники (страница 7)


– Мне кажется, что вы слишком спешите принять решение. Над вами – даже над вашим королем – есть законный правитель. Попросите его помочь вам разрешить эту сложную проблему. Дайте возможность Высокому Королю определить, кто из этих людей станет вашим королем!

– Я категорически протестую! – прорычал Понтсвейн.

Фергюс вскочил на ноги, при этом улыбка заплясала у него на губах.

– Лично мне нравится предложение брата Нолана.

Пусть Высокий Король выбирает.

– Точно! – закричал Коарт. – Я за то, чтобы Высокий Король решил, кто станет королем Корвелла!

Лорды дружно согласились с этим предложением, а Тристан с Понтсвейном посмотрели друг на друга с вызовом, но через мгновение принц снова взглянул на собравшихся: он не мог понять, что означала мрачная уверенность на лице Понтсвейна.

– Я отправлюсь в Кер Каллидирр к Высокому Королю с просьбой рассмотреть мои претензии на трон Корвелла, – спокойно сказал Тристан.

– А я буду вас сопровождать – и получу его поддержку, – хвастливо заявил его соперник.

– Решено, – промычал Галрик, который поднялся и, с трудом держась на ногах, поднял свою кружку:

– Высокий Король решит!


* * * * *


И снова Совет Семерых собрался вокруг своего полукруглого стола. Семь свечей освещали большой круглый зал. Его унылые каменные стены кое-где были украшены бархатными гобеленами, неясные рисунки которых прочерченными алыми полосами очень напоминали потоки крови, струящиеся по бархатной поверхности. Синдр сидел в центре стола, а по комнате плыл его, как обычно, мягкий, приятный голос. Он обратился к колдуну, сидевшему справа от него.

– Алексей? Мне кажется, ты не одобряешь наших планов?

– Может быть, не стоит с такой готовностью пользоваться услугами этого убийцы. Я сомневаюсь, что ему можно доверять. Вполне возможно, что ваш жирный священник преследует свои цели и, чтоб их достичь, хочет использовать нас, – ответил тот, кого назвали Алексей.

– Как ты смеешь сомневаться в правильности решения нашего господина!

– перебил его колдун, расположившийся слева от Синдра. Его резкий голос зазвенел прямо из-под черного капюшона. Он ничем не отличался от остальных, разве что его плечо украшала крошечная бриллиантовая брошь. Он не мог унять нервной дрожи своих изукрашенных бриллиантовыми кольцами пальцев.

– Ну, ну, Крифон, – заговорил Синдр. – Давайте вести себя как воспитанные люди. Пожалуйста, – Глава семерки кротко улыбнулся. Конечно же, никто из присутствующих не увидел его улыбки, она надежно затерялась в складках его капюшона, но все как-то поняли, что он улыбается.

– Хорошо, – спокойно ответил Крифон. – Я хочу спросить своего коллегу: не считает ли он, что мы должны проигнорировать опасность, угрожающую нашему господину. Высокому Королю?

– Нет, конечно, – объяснил Алексей. – Но нам стало известно об опасности лишь из предсказаний этого священника, который посвятил себя богу Баалу!

– Весьма могущественный служитель очень могущественного бога, – добавила Дорик. Она сидела слева от Крифона. Ее лицо, так же, как и лица остальных присутствующих на совете колдунов, скрывал капюшон, но голос отличался холодным высокомерием. Ока нервно постукивала по столу неестественно длинными пальцами.

– Вы правы. Но я считаю, что мы должны проверить достоверность его сведений доступными нам способами.

– Ты думаешь, я – глупец? – спросил Синдр. – Конечно же, я все проверил, используя такие возможности, о которых этот священник и мечтать не может! Теперь священник – а с ним и его «страшное» божество – послужат нашим целям!

Если Синдр и заметил, что члены его совета невольно вздрогнули, услышав эти слова, вида он не подал. Глава совета колдунов продолжал говорить, обращаясь к своим слушателям так, словно это были упрямые дети.

– Имевшие вес короли и лорды ффолков уничтожены или нейтрализованы.

Очень скоро наш господин будет править всеми островами Муншаез. – Да, – тихо сказал Алексей, – я…

– Тише, – голос Синдра, словно музыка, коснулся ушей присутствующих, но все отлично знали, что это приказ и в зале повисла тишина.

Синдр взмахнул рукой – Семерка поняла, что двери в зале заседаний открыты, и вскоре они услышали легкий шорох: мягкие кожаные башмаки скользили по полу темного коридора. Через мгновение в зале появились трое мужчин и с опаской остановились неподалеку от стола.

На самом деле, лишь двое из них были людьми, – третий, который был намного выше своих товарищей, лишь напоминал человека. Его руки были слишком длинными, а лицо – невероятно уродливым. Нервно облизывая губы, он обнажил острые клыки.

– Ну, Разфалло? Что слышно в Корвелле? – вопрос Синдра был простой формальностью, и, вне всякого сомнения, убийца это знал. Волшебное зеркало показало Синдру как было выполнено его задание.

– Мы не смогли… хозяин. Король спас принца ценой своей жизни. А потом

вмешался телохранитель принца – выпускник Академии и, в прошлом, мой ученик. Я потерял пятерых самых искусных…

– Вот что я думаю о твоих лучших… коллегах, – в голосе Синдра не было и следа угрозы, но указательные пальцы его правой и левой рук были направлены на двоих наемников, стоявших по бокам Разфалло, – те тут же схватились за горло и, задыхаясь, упали сначала на колени, а затем, как тряпичные куклы, повалились на пол. Еще несколько минут они конвульсивно дергались у ног Разфалло, потом их лица почернели, и они умерли медленной мучительной смертью.

Разфалло равнодушно наблюдал за казнью своих товарищей, а когда все было кончено, повернулся к Синдру.

– Я оставляю тебе жизнь только потому, что ты мне еще нужен, – объяснил ему колдун. – Служи мне как следует, и, может быть, тебе будет позволено прожить свою жалкую жизнь.


* * * * *


– Что случилось, наставница? Ты меня звала? – Робин прижала руку к губам, увидев изможденное лицо Генны, выглядывающее из-под массы одеял.

– Больно! – выдохнула Генна Мунсингер и попыталась еще глубже спрятаться под одеяла. Она смотрела мимо Робин, как будто опасалась, что в дверях вот-вот появится нечто ужасное.

– Я могу помочь тебе? Скажи, чего тебе хочется?

– Оставь меня, милая! Уходи! – Робин еще ни разу не слышала, чтобы у Генны был такой сердитый голос.

Перепуганная и смущенная, девушка нетвердыми шагами переступила порог хижины и затворила за собой дверь. «Незнакомец», – она по-прежнему так его называла, – поливал по ее просьбе розы. Робин быстро отвернулась от него и зашла за домик – ей хотелось побыть одной.

Когда она проходила сквозь живую изгородь, которая расступилась, пропуская ее, послышалось громкое сопение – и навстречу ей поднялся Грант.

Девушка задумчиво чесала ему за ухом, но мысли ее были не здесь: она пыталась понять, что же происходит с Генной. Ее наставница последнее время стала резкой и неразговорчивой, казалось, здоровье Генны Мунсингер день ото дня становилось все хуже и хуже.

Грант неожиданно потерся о руку девушки, стараясь привлечь ее внимание, и нечаянно сбил Робин с ног.

– Черт тебя подери, какой ты неуклюжий! – закричала она, и тут же ей стало стыдно, она поняла, что ни за что обидела беднягу. – Извини. Дело не в тебе – мне не следовало так с тобой разговаривать. – Довольный, медведь уткнулся носом ей в руку, чтобы она еще погладила его, и девушка, думая совсем о другом, исполнила его просьбу.

Робин думала о Тристане; она вообще часто вспоминала о нем в последнее время. Иногда она представляла себе, как он вдруг возьмет и неожиданно появится в роще, выехав из леса на своем белоснежном Авалоне, и как обрадуется, увидев ее, – и еще она представляла себе, как крепко ее принц поцелует свою Робин при встрече.

Она была уверена, что случилось какое-то несчастье – вдруг король и вправду умер. Она бы непременно отправилась в Кер Корвелл, если бы не болезнь Генны: Верховная Друида слишком нуждалась сейчас в ее помощи.

Неизвестно на что надеясь, Робин посмотрела на лес, окружавший рощу, словно ожидала увидеть белого жеребца и его прекрасного всадника.

Но увидела лишь трепещущие на ветру листья деревьев.


* * * * *


Богиня, Мать-Земля, была божеством, непохожим на Баала во всех отношениях. В то время как его интересы охватывали миры и страны – ее занимало лишь то, что происходило на островах Муншаез. В то время как он черпал свое могущество в смерти – она становилась сильнее благодаря жизни и процветанию своих подданных. Хаос и разрушение доставляли Баалу наслаждение, а Мать-Земля мечтала лишь об одном – о Равновесии всех сил.

С незапамятных времен острова были ее телом, ее жизнью. Но сила богини уходила, поскольку только через своих друидов она могла сберечь свое тело. В прошлые века северяне прогнали друидов со многих ее островов.

Нападение злых сил на большом острове Аларон, постепенно отняло у нее и эти земли. Она не знала, что случилось с друидами на Алароне, – знала только, что их всех лишили жизни, как будто какая-то неизлечимая болезнь поразила остров.

Ее острова Сноудаун и Морей, небольшие и малонаселенные, все еще придерживались древней религии и верили в свою богиню. Друиды на этих островах были простыми людьми, верными служителями Матери-Земли, а их угодья содержались в полном порядке. Только в Гвиннете друиды были по-настоящему сильны. Чутьем, присущим лишь богам, она понимала, что скоро ей понадобится вся их сила, если она собирается выжить,



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать