Жанр: Исторические Любовные Романы » Кэтрин Дэннис » Исцели меня любовью (страница 13)


Сэр Роберт вынул из голенища письмо короля и еще раз перечел строчки с размытыми дождем буквами.

«После казни Джона Гилроя – государственного изменника – сэр Роберт Бретон, второй сын Рольфа, графа Хиллсборо, должен быть вознагражден двумя сотнями гектаров земли, расположенной вдоль реки Грев, граничащей на севере с Шропширом, на юге – с Таддингли, на западе – с замком Креналден, а на востоке – с графством Уиллоу. Этот участок, являющийся собственностью Генриха II, короля Англии, а также пятьдесят гектаров земли, в свое время перешедшей по наследству второму сыну графа Хиллсборо, в настоящее время находящейся во владении графа Креналдена, явится рыцарским вознаграждением для сэра Роберта, которое будет ему пожаловано после разгрома Джона Гилроя и его войска».

Роберт спрятал его обратно в голенище сапога. Хотя этот земельный надел являлся всего лишь частью усадьбы Кренатден, он был большим и включал в себя участок, по традиции передаваемый второму сыну графа Хиллсборо, пока Генрих не разрешил графу Креналдену забрать его себе за какие-то услуги, оказанные им Короне. Гарольд не оспаривал это решение, но король дал понять, что землю можно вернуть одним-единственным путем – нужно завоевать это право, разбив Джона Гилроя. Тогда в придачу можно будет получить не только тот самый земельный надел, но и участок, гораздо больший по размеру.

Роберт задумался. Обещанное королем в качестве рыцарского вознаграждения – гораздо больше, чем то, на что сэр Роберт был вправе рассчитывать. Больше любого принадлежащего Хиллсборо особняка или крестьянского хозяйства. Он наконец-то сможет находиться в равных условиях со своим старшим братом. Заручившись необходимым покровительством, можно будет даже выкупить для себя графский титул. Генрих любил даровать титулы в обмен на деньги.

Проклятие! Он не рассчитывал ехать на одной лошади с наследницей той самой земли, на которую он претендует. Было бы намного проще, если бы он, позабыв о неприязни, которую испытывает к подлому отцу этой девушки, прямо сейчас на ней женился. Но об этом не могло быть и речи. Она помолвлена с графом Глостером, и скорее всего их будущий брак официально одобрен королем. Одному Богу известно, какую цель преследовали Генрих и граф Креналден, организовав эту помолвку.

Сэр Роберт рассеянно провел рукой по густой шевелюре. Господи! О чем он думает? Жениться на этой девушке? Это безумие.

Он мог представить, какой крик поднимет леди Элдсуайт, узнав о том, что содержится в этом письме. Чего доброго, еще огреет его чем-нибудь в порыве ярости. Она так просто не откажется от земли, которую он отчаянно хочет себе вернуть. И в довершение ко всему, она чрезвычайно привлекательна. Что только еще больше все усложняет. Да что там скрывать, девушка просто очаровательна. Его влечет к ней, и останься он наедине с ней в хижине немного дольше – неизвестно, чем бы все закончилось.

Тысяча чертей! Угораздило же его влюбиться в хорошенькую колдунью, заговаривающую лошадей, которая и слышать не хочет о том, что она – колдунья. И даже не догадывается, как сильно его к ней влечет. Никогда ему так сильно не хотелось обнять женщину и целовать ее до бесчувствия. Женщины всегда проявляли к нему интерес и дарили свою благосклонность. Маргарита Саттон уж точно не имела ничего против связи с ним. В этом-то все и дело. Воспитанная в монастыре, леди Элдсуайт наверняка не имела понятия, о том, как далеко ее мог завести поцелуй.

Роберт почувствовал угрызения совести. Элдсуайт наверняка девственница. Любовные игры с ней влекли за собой другие осложнения, довольно многочисленные. Прежде всего леди Элдсуайт – дочь его заклятого врага. И если обнаружит, что он старается вернуть себе землю, которую Элдсуайт ошибочно считает своей, неизвестно, чего от нее можно ждать. В порыве гнева она может нанести увечье ему или, чего доброго, его верному Барстоу, которым он так дорожит.

От этой мысли Роберту стало не по себе.

Нужно действовать осторожно, не отрицая и. не подтверждая ее подозрений. До поры до времени ему удавалось вести себя, именно так. Однако проклятая совесть нашептывала ему, что честнее было бы открыться леди Элдсуайт. Но если он прислушается к голосу совести, придется платить за это высокую цену.

Роберт озяб и сильно проголодался. Пора возвращаться в хижину. Прошло достаточно времени, и леди Элдсуайт успела переодеться.

Войдя в лачугу, он увидел, что девушка спит, свернувшись калачиком, укрывшись убогим потрепанным одеялом. Ее темные волосы рассыпались по плечам.

Роберт приблизился к ней. Ему вдруг захотелось поправить прядку у нее на лбу. Он протянул к Элдсуайт руку, но вовремя спохватился. Не стоит ее будить. Его обуревало неудержимое желание погладить роскошные волосы Элдсуайт. До чего же она хороша! Король должен издать закон, запрещающий таким красивым девушкам носить вуаль.

Элдсуайт повернулась на другой бок. Одеяло соскользнуло, обнажив ее пышную грудь.

Роберт зажмурился. Господи милостивый! Почему он стоит сейчас здесь и любуется ею? Неужели эта колдунья, заговаривающая лошадей, приворожила его? Даже сейчас у него в ушах звучит ее сладостный голос. Он помнит каждое слово, произнесенное

Элдсуайт. Думает только о ней.

«Сэр Роберт, я не могла себе представить, чтобы человек, который прославился не только своим искусством объезжать лошадей, но и своим распутством, подчинился призыву Господа и возглавил войска принца, чтобы нести другим народам христианскую веру».

Когда она произнесла это – там, на берегу, – он чуть не расхохотался. Даже сейчас Роберт с трудом удержался от смеха.

Он вздохнул. Одним махом проглотив суп, Роберт прилег на тюфяк рядом с Элдсуайт, так, чтобы чувствовать тепло ее тела, но не прикасаться к ней.

Элдсуайт пошевелилась во сне, и из-под короткого одеяла показалась ее обнаженная нога. Когда Элдсуайт случайно коснулась Роберта ногой, он мгновенно ощутил жар во всем теле.

А затем увидел большой черно-синий синяк у нее на бедре.

Проклятие. Он не мог вспомнить, когда поставил ей этот синяк. Роберт заставил себя закрыть глаза, перевернулся на другой бок и постарался заснуть.

Проснувшись посреди ночи, Элдсуайт увидела, что лежит, прислонившись к спокойно спящему возле нее мужчине. Сэр Роберт дышал спокойно и ровно. В довершение ко всему, Элдсуайт с удивлением обнаружила, что его обнаженная рука покоится на ее оголенной груди. От ужаса она боялась пошевелиться.

Боже милостивый! Почему этот мужчина лежит так близко от нее?

Осторожно, чтобы не разбудить сэра Роберта, она убрала его руку со своей груди. Обмотавшись одеялом, Элдсуайт поднялась с тюфяка, надела туфли и вышла из хижины. К счастью, сэр Роберт даже не пошевелился. Вдохнув прохладный ночной воздух, Элдсуайт окончательно проснулась. Вглядываясь в темные густые заросли и убедившись, что поблизости не видно притаившихся в засаде людей Гилроя, она осмелилась пройти дальше в лес, ступая по мягкому ковру шуршавших под ногами листьев. Лес был полон ночных приглушенных звуков. Стрекотали сверчки. Где-то вдали кричала сова. Элдсуайт подошла к Барстоу. Увидев ее, он поднял уши. Она уткнулась лицом в его шею. Вдыхая знакомый и милый ее сердцу запах лошади, она потерлась щекой о шелковистую шею скакуна.

– Я потеряла Цереру и Халифа. Самых лучших коней, которых я видела в жизни.

Говоря это, она улыбалась, но слезы струились у нее по щекам. Элдсуайт вытерла их.

– Все, хватит. Больше не буду плакать. Прошлого не вернешь. – Она ласково погладила шею коня. – Ты устал, тебе нужно хорошенько отдохнуть. До рассвета еще несколько часов. Вчера ты нас спас. Спасибо тебе за это.

Услышав шаги за спиной, Элдсуайт оглянулась. Перед ней стоял сэр Роберт.

– Что вы здесь делаете, сэр Роберт? Шпионите за мной? – резко спросила она.

– Пойдемте в хижину, леди Элдсуайт, – миролюбиво проговорил сэр Роберт. – Вам опасно здесь находиться. Тем более одной. Вокруг снуют разведчики Гилроя. – Взгляд Роберта случайно упал на ее ноги.

Только в этот момент сообразив, что ее оголенные нога выглядывают из-под короткого одеяла, Элдсуайт резко повернулась и направилась к хижине. Войдя внутрь, она минуту-другую стояла, прислонившись спиной к стене и закрыв глаза. Ей было стыдно из-за своего нелепого вида, из-за слез. Гордость Элдсуайт была уязвлена. Господи! Только бы сэр Роберт не заметил ее слез! Она тяжело вздохнула. Достаточно с нее перенесенного унижения. Она прижала одеяло к обнаженной груди и гордо расправила нагие плечи.

Пресвятая Дева Мария! Элдсуайт безразлично, что думает о ней какой-то там сэр Роберт! Зато граф Глостер относится к ней с уважением. Возможно, даже немного ее побаивается. Элдсуайт хотела мысленно представить своего жениха, но безуспешно: его далекий образ растворился в дымке, вытесненный образом другого мужчины. Элдсуайт никак не могла выбросить из головы сэра Роберта – мужественного и прекрасного.

Элдсуайт потрогала рукой щеку. Боже милостивый! Почему лорд Глостер ни разу не целовал ее так, как сэр Роберт? Пусть даже это был бы поцелуй в щечку.

Послышались тяжелые шаги. Элдсуайт поспешно схватила сорочку и платье. Одежда была влажной, но девушка не обращала на это внимания. Она торопливо оделась и поправила растрепанные волосы. На пороге появился сэр Роберт. Войдя в хижину, он лег на соломенный тюфяк.

– Ложитесь спать и вы, леди Элдсуайт. До Хиллсборо путь неблизкий, вам нужно хорошенько отдохнуть. Не вздумайте больше выходить из хижины. А если возникнет необходимость, я пойду вместе с вами, – сказал он, держась за рукоятку меча.

Элдсуайт нахмурилась и легла на тюфяк. Она лежала, вслушиваясь в ночные звуки. Где-то вдали раздавались трели коноплянки, у реки шуршал на ветру камыш. Элдсуайт никак не могла уснуть. Сон бежал от нее.

Вдруг она услышала, что Барстоу бьет копытом землю.

Обеспокоенная Элдсуайт села на тюфяке. Роберт – тоже.

Конь чем-то встревожен. Элдсуайт нутром чуяла: что-то неладно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать