Жанр: Исторические Любовные Романы » Кэтрин Дэннис » Исцели меня любовью (страница 49)


Тем временем опустили разводной мост, и конный отряд Гилроя прошел под железной решеткой. Двор замка кишмя кишел солдатами и лошадьми. Посреди двора были разбиты походные палатки. В воздухе пахло войной, кровью и потом. Неподалеку от оружейного склада жарились поросята, куры и огромные куски говядины. Вокруг копошились обитатели замка, которых заставили обслуживать захватчиков. Они подносили поленья, разжигали костер и следили за тем, как готовится мясо. Элдсуайт увидела, как кузнец, который работал у ее отца, повернул голову и посмотрел в ее сторону. Было заметно, что появление в воротах Креналдена всадников его встревожило. Ни он, ни его юный подмастерье не подали виду, что узнали дочь бывшего хозяина, которая прибыла сюда вместе с Джоном Гилроем – человеком, который напал на замок Креналден. Элдсуайт не знала, испытывал ли кузнец к ней симпатию или просто терпел ее присутствие в конюшне, выполняя распоряжение ее отца. Хотя кузнец был немногословен, когда лошади болели, он делал все, о чем просила Элдсуайт, для того, чтобы их вылечить.

Когда Элдсуайт с Гилроем проезжали мимо конюшен, девушка отметила про себя, что все стойла заняты. Лошади стояли не только в конюшнях, но и во дворе возле них. Коней было сотни три или четыре, а людей раза в три больше – включая лучников и пехоту, которые слонялись без дела по двору.

Гилрой остановил лошадь и спешился. Элдсуайт последовала за ним. Гилрой перерезал веревки у нее на руках и повел ее вверх по ступенькам.

– Добро пожаловать домой, – сказал он и потащил Элдсуайт за руку через массивные дубовые двери, которые вели в главный зал. – А теперь, может быть, вы покажете мне наконец, куда ваш отец спрятал столовое серебро? Мы обыскали весь дом, но почти ничего не нашли. Поверить не могу, что вы на самом деле были так же бедны, как об этом говорит убранство дома.

Элдсуайт почувствовала слабость в ногах. На нее внезапно накатила сильная усталость. Едва войдя в свой дом, она испытала горькое чувство безвозвратной потери. Ее душили слезы. Горе теснило грудь.

– Чтобы собрать денег для крестового похода, мы продали почти все, что у нас было. А остальное, видимо, разорили и разграбили ваши солдаты.

Гилрой покачал головой:

– Значит, распродали все свое богатство ради святого дела? Как вам не стыдно, леди Элдсуайт! Это сомнительное предприятие было обречено на провал с самого начала. Я лично это прекрасно понимал. Я заплатил за корабли только потому, что этот широкий жест с моей стороны дал мне возможность прибрать к рукам то, что мне было нужно. Теперь я – лорд Креналден, новый хозяина замка Креналден и окружающих земель. Этого момента я ждал много лет. Только прибыль от прибрежных земель позволит мне набить мои сундуки золотом. – Глаза Гилроя алчно загорелись. – Наш отец хотел сына, наследника – и он его получил. Вот он – я. Если бы он не пренебрегал мной всю свою жизнь, мне не пришлось бы прибегать к насилию. Мы поладили бы, решили дело миром, сестрица. Ну что ж, много лет пребывавшие в разлуке родственники наконец-то воссоединились. Сестра и брат теперь вместе. А сейчас на радостях нам надо поцеловаться.

Элдсуайт отшатнулась.

– Вы – не лорд Креналден! И не смейте называть меня своей сестрой! – Элдсуайт плюнула Гилрою в лицо.

Он схватил Элдсуайт за руку и потащил наверх, на второй этаж. Они вошли в комнату, которая раньше была спальней Элдсуайт. В комнате все осталось по-прежнему, как было при Элдсуайт, – та же мебель, те же гобелены на стенах. Ее бесценные книги – все шесть, за исключением безвозвратно утерянной «Хилики», – стояли на полках возле камина, где Элдсуайт их оставила. И только раскрытые сундуки были пусты. Не было ни ее одежды, ни мехов.

Гилрой втолкнул Элдсуайт в комнату и захлопнул за собой дверь. Он подошел к сундуку и вынул из него свернутый кнут. Вне себя от бешенства он вскричал:

– Послушай, что я решил, колдунья: если хочешь спасти свою шкуру, ты должна прилюдно встать передо мной на колени и молить меня о пощаде. Должна сделать это во дворе замка, на глазах у всего моего войска, перед началом сражения. А жители Креналдена – те, что остались в живых, – пусть смотрят на твое унижение. На то, как ты признаешь себя побежденной.

В этот момент за дверью послышались чьи-то торопливые шаги. В комнату вбежал часовой, охранявший ворота замка, и поклонился Гилрою. Рукав его жакета быя испачкан кровью.

– Милорд, прибыл Саймон де Монфор. Он привел с собой еще три сотни людей и лошадей. Он хочет срочно увидеться с вами. Настаивает на том, чтобы вы заплатили вперед за его услуги. Утверждает, что вы ему должны.

– Де Монфор? – переспросил Гилрой. – Он прибыл вовремя, благослови его Бог! – Он похлопал часового по спине: – Ты принес хорошую весть. – Показав на Элдсуайт, он добавил: – А ее нужно приковать к столбу напротив конюшни. Я займусь ею, как только поужинаю с моим гостем. – Он вручил кнут часовому: – Если будет упираться, пусти в ход этот кнут.

Караульный вел Элдсуайт через двор замка, прсреди которого было развернуто множество круглых палаток, ярко горели костры, толпились люди.

Элдсуайт попыталась вырваться, но стражник ее крепко держал.

– Я – единственная дочь графа Креналдена, графиня Креналден! – кричала она. – Когда все закончится, вы будете молить меня о прощении!

Стражник только рассмеялся в ответ. Элдсуайт споткнулась и упала в грязь, он подал ей руку, помогая

подняться.

«О, святая Женевьева, помоги мне!»

Элдсуайт старалась выиграть время, шагая как можно медленнее. Решившись пойти на уловку, она прошептала:

– Любезный сэр, я расскажу вам, где мы прячем наше столовое серебро – только помогите мне выбраться из крепости.

Караульный остановился, но не отпустил Элдсуайт.

– Я слышал собственными ушами, как вы признались лорду Гилрою, что все ваше серебро распродано. Я видел по вашим глазам, что вы говорили правду. А если я вас отпущу, Гилрой прикончит меня также быстро, как прикончил старого графа Хиллсборо. И вас тоже он выследит и убьет. Вы даже до леса не успеете добежать.

Слова стражника произвели на Элдсуайт огромное впечатление. У нее словно камень с души свалился. Значит, отца Роберта убил не ее отец, а Джон Гилрой? О Боже милостивый! Как он убил графа Хиллсборо и за что?

– Бросьте, леди Элдсуайт. Вам здесь никто не поможет. Лучше сами позаботьтесь о себе и присягните на верность вашему брату.

Элдсуайт промолчала. Этот человек прав. Ни одна живая душа не сможет здесь ей помочь. А раз к войску Джона Гилроя присоединились военные части де Монфора, рыцари Хиллсборо обречены потерпеть сокрушительное поражение. В воображении Элдсуайт предстали леденящие душу картины ближайшего будущего – кровавая бойня, после которой поле за стенами замка Креналден будет усыпано горами мертвых тел – солдат, рыцарей и лошадей. Теперь страх за свою жизнь отошел у Элдсуайт на второй план: она стала думать о том, как предотвратить грядущую беду.

Элдсуайт приковали цепями к столбу посреди двора. Дородный стражник замахнулся на нее плеткой.

– Все войско Гилроя не спускает с вас глаз. А также те немногие из жителей Креналдена, которых мы сочли нужным оставить в живых, чтобы они нас обслуживали. Покажите всем пример разумного поведения: когда к вам подойдет лорд Гилрой, поклонитесь ему и облобызайте его ноги. Не то я буду вынужден преподать вам урок с помощью кнута.

На дворе было темно. Стоя у столба, Элдсуайт вглядывалась в фигуры людей, толпившихся вокруг. Рыцари грелись возле костров и беседовали между собой. Их оруженосцы занимались подготовкой доспехов и подсчитывали оружие. В одну из палаток, игриво смеясь, вошла походная прачка. Она вернулась через несколько минут, поправляя юбки. Привязанные лошади стояли группами и нервно ржали. Они били копытами в поисках травы. Если удастся испугать лошадей, вызвать панику в лагере, можно будет воспользоваться этим для… Впрочем, для чего? Ведь она посажена на цепь, как собака. Нет, как ни старайся, этот трюк не поможет ей сбежать отсюда.

Элдсуайт охватил животный страх. У нее закружилась голова. Лишь одна мысль вертелась у нее в мозгу: только бы увидеть Роберта перед смертью.

Обессиленная, она закрыла глаза и стала вспоминать те счастливые дни, которые провела в Креналдене, пряный запах свежескошенного сена. В то время она была совсем другим человеком – беспечной девчонкой. Прошло около месяца с тех пор, как она уезжала отсюда на берег Па-де-Кале. И вот теперь она снова в Креналдене – прикованная цепями к столбу женщина, охваченная отчаянием, лишенная надежды обрести счастье, даже надежды остаться в живых. Но зачем ей жить? Если рядом не будет Роберта Бретона, который похитил ее сердце! Элдсуайт зажмурилась. О святая Женевьева, храни его.

– Элдсуайт, – раздался чей-то шепот в темноте. – Элдсуайт, вот хлеб и вино.

Элдсуайт открыла глаза:

– Кто здесь?

Это был тот самый мальчик-конюх, который сопровождал отряд Гилроя, ухаживая за лошадьми. Он снял с головы капюшон.

Увидев его лицо, Элдсуайт ахнула от неожиданности. Сафия!

– Я решила, что будет лучше, если ты не догадаешься о том, кто я. – Она снова надела на голову капюшон. – Верзила-часовой послал меня сюда, чтобы я покараулила тебя, пока он немного отдохнет. – Она показала рукой на палатку, где охранник, держа под мышкой кнут, пил вино с разбитной прачкой.

Элдсуайт снова перевела взгляд на Сафию.

– Сафия! Глазам своим не верю! Неужели это ты? – выдохнула Элдсуайт, сияя от счастья.

– Когда месяц назад ты в первый раз проезжала через лес Белуэй, я была сама не своя от радости. С тех пор я все время старалась держаться неподалеку.

– Боже милостивый! Ты была моим ангелом-хранителем! Значит, это ты спасла нас с Робертом, убив шпиона, посланного Гилроем. Ты пришла, чтобы мне помочь? Ты ведь больше не оставишь меня?

– О, Элдсуайт, ты мне как дочь! Когда мне пришлось оставить замок Креналден, а вместе с ним и тебя, у меня сердце кровью обливалось. – Опустив глаза, она призналась: – Я была беременна от твоего отца.

От изумления Элдсуайт не могла вымолвить ни слова.

– Местные жители убили бы ребенка колдуньи, заговаривающей лошадей, которая отказалась назвать имя его отца. Узнав о том, что у меня будет ребенок, твой отец впал в бешенство. Он стыдился меня и нашего греха. Он был помолвлен с Изольдой. И у него уже был один незаконнорожденный ребенок – Джон Гилрой. Зачем ему еще один?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать