Жанр: Исторические Любовные Романы » Кэтрин Дэннис » Исцели меня любовью (страница 5)


Глава 2

Роберт Бретон вблизи своей палатки грел руки у костра. Желтый серп луны висел в вечернем небе. А всего в нескольких футах от лагеря волны бились о берег. Их шум вместо того, чтобы успокоить Роберта Бретона, действовал ему на нервы.

Он не сводил глаз со своих лошадей, стоявших в воде. Казалось, кони были довольны, что волны их ласкают. Лошади стояли смирно, позволяя леди Элдсуайт щекотать их за ухом.

Сэр Роберт смотрел, как завороженный, как эта женщина и его лошади общаются между собой. Казалось, они знали друг друга всю жизнь. Его животные не привыкли к дамским рукам и к женскому голосу. Он был несказанно удивлен, когда увидел, что его серая скаковая лошадь опустила голову и нежно терлась мордой о плечо леди Элдсуайт. Сэр Роберт Бретон поймал себя на мысли, что немного завидует своему коню и хотел бы оказаться на его месте.

В этот момент он услышал чьи-то шаги и, обернувшись, увидел, что к нему направляется его друг, сэр Хьюго Уотем.

Приятель протянул сэру Роберту деревянный кубок.

– Прощальное торжество, – сказал он, наливая золотистый напиток из большой бутыли. – Кто знает, возможно, мы в последний раз пьем эль на английской земле? Во всяком случае, еще несколько месяцев, а может, лет нам не придется его попробовать. Выпей это, дружище, за то, чтобы вернуться в Па-де-Кале с победой и полными карманами денег, греясь в лучах славы нашего Господа.

Роберт не сводил глаз с Элдсуайт и своих лошадей и ничего не ответил. Он был сыт по горло этим пойлом, которое уже не раз пробовал за сегодняшний день, и с трудом допил эль. Затем отшвырнул кубок и рассеянно провел рукой по своей шевелюре.

– Черт побери, Хьюго! Ничто не предвещало беды. – Он кивнул на лошадей. – Люди говорят, что порча коней перед военным походом – недобрый знак. Намекают, будто бы кампания завершится неудачей.

Хьюго – человек громадного роста и мощного телосложения – задумчиво почесал бороду.

– Дошли и до меня эти слухи. Только я им не верю. – Нахмурившись, он показал на лошадей: – О Господи. Сдается мне, твой вороной совсем плох.

Вороной бил хвостом и переступал с ноги на ногу, словно ходил по горячим угольям. Сэр Хьюго покачал головой:

– Никогда не видел, чтобы у лошадей так сильно болели копыта и после этого они выздоравливали. Дружище, тебе нужно иметь под рукой запасной вариант. Если к утру их копыта не заживут, тебе придется подыскать себе других боевых коней.

Роберт с ожесточением пнул песок ногой и выругался.

– Клянусь Богом, как только доберусь до Хоршема, он мне за это заплатит. Трус. Только трус мог обречь бедных животных на такие муки. Королю надо было вздернуть Хоршема на виселице, когда представилась такая возможность, а не даровать ему прощение. А запасных коней у меня нет. Я не смогу их заменить. Они – бесценны. Я потратил последние деньги, чтобы подготовиться к этому военному походу.

– Если у колдуньи, заговаривающей лошадей, ничего не получится, забирай себе мою лошадь. Знаю, тебе по душе мой гнедой. И забирай себе пегого. Может, он и не самый умный, зато не артачится во время боя.

– Я уверен, что у колдуньи все получится, – заявил сэр Роберт, пытаясь убедить в этом самого себя. Хотя на самом деле у него не было оснований полагать, что леди Элдсуайт вылечит его коней. Мало кому он мог доверить заботу о них. Раньше он целиком полагался на свой собственный опыт и общедоступные сведения. Тем более он никогда не передавал власть над своими лошадьми женщине. Однако леди Элдсуайт, похоже, находила общий язык с животными, проникалась их мыслями и сочувствовала их физическим страданиям.

Роберт вдохнул влажный соленый воздух. Может, леди Элдсуайт удастся поднять на ноги его лошадей? Сэр Роберт не хотел думать о плохом.

Приободренный поддержкой товарища, сэр Роберт похлопал Хьюго по спине.

– Мне не понадобятся другие лошади. Но все равно спасибо, Хьюго Уотем. Ты – настоящий друг. Другого такого нет на всем белом свете. На королевской службе нет никого лучше тебя.

Хьюго был польщен похвалой, и его глаза радостно заблестели. Чтобы скрыть довольную улыбку, он повернулся к морю и показал на Элдсуайт:

– Она довольно рослая девушка, правда? И обращается с твоими лошадьми, словно и впрямь знает в этом толк.

Роберт посмотрел на Элдсуайт. Мерцающий лунный свет освещал ее грациозный силуэт. Ветер развевал ее волосы, добавляя ей очарования. Намокшие в морской воде юбки облегали ноги, подчеркивая стройность фигуры.

Весело напевая, она достала из сумки какое-то лакомство и положила на ладонь. Вороной съел кусочек и попросил еще. Элдсуайт гладила его, шептала ему что-то на ухо, а он лизал ей руки и тыкался в подол юбки.

Роберт томно вздохнул:

– Боже милостивый. Ловлю себя на мысли, что начинаю завидовать этому коню.

Хьюго осушил бокал и вытер рукой мокрую бороду.

– Старый граф правильно делает, что прячет это сокровище – свою дочь – от такого, как ты – странствующего рыцаря. К тому же одного из Бретонов.

Не отрывая зачарованного взгляда от Элдсуайт, Роберт задумчиво проговорил:

– Эта девушка такая простодушная. Чует мое сердце, она чересчур доверчива. Не важно, идет ли речь о лошадях или о мужчинах.

Кустистые брови Хьюго удивлено поползли вверх.

– Ба! Ушам своим не верю. Неужели ты наконец-то стал думать о другой женщине? Это хорошо. Давно пора выбросить из головы нечестивую Маргариту и

подыскать себе более подходящую партию.

При упоминании имени Маргариты Саттон Роберт изменился в лице. Нахмурившись и скрестив руки на груди, он мрачно проговорил:

– Я никого себе не ищу.

Он молчал, глядя прямо перед собой немигающим взглядом. Он не видел ни Элдсуайт, ни своих лошадей – только один сплошной туман, который застилал ему глаза. Прошло несколько минут, прежде чем он вновь повернулся к другу.

– Отдал бы все на свете, чтобы удержать Маргариту от того, чтобы… – Он осекся и отвел взгляд. Он не собирался открывать Хьюго душу и обнажать перед ним всю глубину своих переживаний.

– Ты сделал все, что от тебя зависело. Учитывая сложившиеся обстоятельства и то, что тебе было в то время о ней известно… Честному человеку трудно представить, в какую бездну греха может погрузиться красивая женщина, окруженная соблазнами.

Роберт находил утешение в том, что в жизни у него есть на кого положиться – верный друг и любимые лошади. Он приосанился и сказал:

– Не стоит ворошить прошлое. И я не могу позволить, чтобы какая-то женщина отвлекла меня от намеченной цели. Тем более колдунья, заговаривающая лошадей. Меня ждут военные трофеи. Манят к себе богатства.

Хьюго горько рассмеялся.

– В распоряжении младшего сына есть только три способа разбогатеть или, как в твоем случае, вернуть себе свое богатство. Война, рыцарские турниры и женитьба на богатой невесте. – Он перевел взгляд на Элдсуайт и улыбнулся. – При этом брак – самый легкий способ из трех. Впрочем, с этим можно поспорить. Конечно, плохо, что она – дочь графа Креналдена, а ты – представитель семьи Бретонов. Но леди Элдсуайт хороша собой, ее отец богат, а участок земли, который дают ей в приданое, граничит с вашими владениями. Пусть участок не слишком большой, зато плодородный. К тому же расположен вдоль реки, что сулит несомненную выгоду. Ты можешь обратиться к лорду Креналдену и попросить руки его дочери…

– Участок, который дают за ней в приданое, и без того мой по закону. Он был незаконно изъят у моей семьи, практически украден. А между нашими семьями давнишняя вражда. Море ненависти и взаимной злобы. Есть на свете вещи, которые дороже денег и земли. И я не могу ими пренебречь.

Хьюго опустился на корточки возле костра.

– Поэтому ты решил покинуть Англию и поискать счастья в пустынях Востока? Потерпи, Роберт. Со временем у тебя будет богатство, к которому ты так стремишься. Я уже не молод. Акр станет моим последним приключением, последней попыткой разбогатеть. Мне нечего терять. Ты – другое дело. Тебе нужно остаться здесь. Отправь Черного Всадника в отставку и остепенись. Ты можешь заключить выгодный брак. Присмотрись: здесь есть подходящие партии. Когда-нибудь ты займешь место своего брата и заберешь себе то, что осталось от имения твоего отца. Не стоит рисковать жизнью ради того, во что не веришь.

– Я дал клятву сражаться за христианский мир. Я сдержу свое слово и отправлюсь в Акр.

– Послушай меня, ведь я – твой друг. Оставайся в Англии. Ты нужен королю. Ты нужен Хиллсборо.

– Нет. У меня был год на обдумывание. Здесь меня ничего не держит. Генрих – больной и немощный, он не обращает внимания на мое ходатайство. Сейчас для меня самый подходящий момент возвыситься при дворе принца Эдуарда.

Наступило неловкое молчание. Тишину нарушило тихое ржание вороного. Сквозь густой туман не было видно ни лошадей, ни мальчика – помощника конюха, ни леди Элдсуайт.

Роберта охватила тревога. Что может делать колдунья с его лошадьми под завесой сгустившегося тумана?

Хьюго, напротив, не подавал ни малейшего признака беспокойства. Он лежал, развалившись на песке, заложив руки за голову, и любовался черным ночным небом.

– Значит, завтра отплываем в Акр.

Сказав это, Хьюго тут же уснул.

Из лагеря, где пировали другие рыцари, донеслись звуки лютни. Рыцари устроили пир, прощаясь со своими невестами, женами и дочерьми. Слышался беззаботный смех. Горели костры, в воздухе пахло жареным мясом.

Роберт вспоминал Маргариту. Острую боль, которая пронзила его плечо и шею. И крик – последнее, что он услышал, падая на землю: «Черный Всадник повержен!»

О предательстве и унижении ему напоминал шрам. С тех пор прошел год. Роберт стал меньше доверять людям, предпочитая общество лошадей. Поэтому сегодня никто не пришел, чтобы отпраздновать его отъезд и проводить в дальнюю дорогу. Но Роберта это нисколько не огорчило. Одиночество врачевало его душу, приносило покой и душевное равновесие. Точно также, как море.

Вглядываясь в туман, он различал фигуру Элдсуайт, слышал ее тихое пение. Она пела вороному. У нее был тихий, проникновенный голос, который успокаивал Роберта. Элдсуайт ослабила узду коня и стала щекотать ему шею.

Наблюдая эту картину, Роберт неожиданно представил себе Элдсуайт в своей постели.

Он испытывал вожделение.

Проклятие!

Сэр Роберт схватил бурдюк с вином и снял зубами пробку. Ему нужно как следует выпить, чтобы выбросить из головы колдунью, заговаривающую лошадей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать