Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 10)


Трибуны шумели, приветствуя победителя. Теперь «Отверженному» предстояло получить награду из рук самого короля — но сначала, согласно правилам, он должен был открыть свое имя и лицо, и принц заранее улыбался, предвидя, какой поднимется переполох. Впрочем, прежде надлежало открыться проигравшему — второе место тоже считалось почетным, но вознаграждение, разумеется, было скромнее и принималось из рук маршала.

Двое бойцов подошли к королевской ложе. Эрвард с явной неохотой снял шлем.

Принц увидел раскрасневшееся — не столько даже из-за горячки боя, сколько от смущения за свой проигрыш — лицо Элины. Все это время он болел не за того.

Переполох поднялся не сразу — на турнире было много гостей, не знавших Элину и не понявших в первый момент, что стоящий перед ними юноша на самом деле юношей не является; даже и среди тех, кто знал дочь графа, не все сразу поверили в подобную дерзость. Но, пресекая всякие сомнения, девушка гордо подняла голову и звонко провозгласила свое имя:

— Элина, графиня Айзендорг!

Вот тут уже по рядам зрителей прокатился настоящий гул. В нем слышались восхищенные выкрики, но еще больше было тех, кто возмущался таким попранием традиций. Больше всего недовольных было среди участников турнира, узнавших, что они были побеждены женской рукой. Многие оборачивались в сторону Айзендорга, чье лицо оставалось непроницаемым.

Маршал, некогда столь категорично возражавший против участия девушки в турнире, вручил ей приз — серебряный медальон на цепи, кинжал в ножнах и кожаный кошелек с деньгами — едва ли не избегая смотреть Элине в лицо и подчеркнуто казенным тоном произнося поздравление. Однако посрамление маршала не радовало юную воительницу, ибо она была убеждена, что поздравлять ее не с чем. Сейчас она проклинала ту минуту, когда решила взять громкий псевдоним, надеясь победить на этом, самом необычном за много лет, турнире, в присутствии иностранных гостей — и вот вместо этого на глазах у всех потерпела поражение. Теперь ее интересовало только одно — кому же ей пришлось уступить.

Этот интерес, разумеется, разделяли и зрители. Не успели они обсудить личность одного финалиста, как все взоры уже сосредоточились на втором, также снимавшем шлем.

Это был молодой человек лет восемнадцати, не отличавшийся от природы ни богатырской статью — ростом он был не выше Элины — ни красотой округлого лица, черты которого, хоть и лишенные явных изъянов каждая в отдельности, вместе образовывали достаточно невзрачную комбинацию. Никто в Роллендале не знал этого молодого рыцаря — однако смутное сходство уже зажгло огонек воспоминания в некоторых умах. Но, подобно своей сопернице, юноша не стал дожидаться, пока подозрения перейдут в уверенность, и, глядя прямо в глаза королю, громко и четко произнес:

— Редрих, герцог Урмаранд!

Все всплески волнения, прокатывавшиеся по трибунам в этот богатый на сенсации день, были сущим пустяком по сравнению с бурей, поднявшейся теперь. Правда, иностранные гости в ней не участвовали, с любопытством взирая со стороны; однако тарвилонцы единодушно пылали гневом. Многие вскакивали с мест, кое-где сверкнули даже обнаженные мечи. Как?! Сын казненного узурпатора, навеки изгнанный из страны, осмеливается вернуться — и не стоять вдалеке бледной тенью, скрывая свое лицо, а победить на Большом Роллендальском Турнире! Какая неслыханная наглость!

Тем не менее, формально Редрих не нарушил закона. На турнир были приглашены желающие рыцари из соседних королевств. Идущие с незапамятных времен правила провозглашали, что на время турнира прекращаются все распри и преследования, все участники равны и охраняются законом Тарвилона. Но все равно, какая наглость!

Меж тем молодой герцог стоял неподвижно под шквалом проклятий и оскорбительных выкриков. По его бледному, несмотря на только что законченный бой, лицу текли капли пота, но ни один мускул не дрогнул. Лишь в синих глазах стыла ледяная ненависть.

Пауза затягивалась. Наконец король, понимая, что другого выхода нет, поднялся, чтобы провести церемонию награждения. Редрих шагнул вперед, и взгляд его, точно меч, уперся в лицо Анриха. Молодой герцог должен был получить награду из рук человека, пусть и не виновного непосредственно в гибели его отца — Анрих был призван на царство уже после переворота — но возвысившего и осыпавшего привилегиями его убийц и подписавшего указ о вечном изгнании Урмарандов.

Король, в свою очередь, не испытывал той ненависти, которой пылали теперь его подданные. Не будучи тарвилонцем, он не особо интересовался подробностями внутритарвилонских распрей, которые привели его на трон. Возвышая сторонников Кандерлиндов и преследуя урмарандистов, он просто выполнял соглашение с приведшей его к власти партией и упрочал свое положение. Поэтому вначале он почувствовал не столько гнев, сколько смущение из-за неловкости ситуации; однако королевское смущение быстро переходит в гнев.

За те несколько секунд, что враги молча смотрели друг на друга, король, как ему казалось, нашел верный тон. Поначалу он собирался произнести поздравление подчеркнуто сухо и официально, но — это слишком напомнило бы слова, обращенные маршалом к Элине, и тем уравняло бы девчонку — хотя и слишком дерзкую, однако общую любимицу во дворце и гордость графа Айзендорга

— с отпрыском преступного рода, изгнанником, самим своим появлением в Роллендале нанесшим

оскорбление короне. Поэтому Анрих произнес поздравительные слова откровенно насмешливым тоном, словно Редрих не победил в честной борьбе, а публично опозорился, и гневные выкрики были притворными, а теперь, вслед за словами короля, должен грянуть взрыв хохота.

Урмаранд выслушал это, по-прежнему не меняя выражение лица, и лишь один раз губы его дернулись. Настал черед вручения призов — золотого медальона, меча с драгоценным камнем на рукояти и кошеля с монетами. Когда король протягивал кошель, тесемки его были развязаны; к тому же Анрих разжал пальцы за мгновение до того, как Редрих принял приз. Монеты посыпались на арену; в руках молодого герцога остался пустой кошель. Зрители радостно загоготали и приготовились смотреть, как Редрих будет ползать в пыли перед королевской ложей, подбирая деньги.

Но молодой человек не доставил им такого удовольствия. Он швырнул кошель на землю, повернулся, и, по-прежнему сжимая в руке рукоять призового меча с алым рубином, зашагал прочь.

В этот момент Элина сделала шаг по направлению к нему.

— Герцог!

Урмаранд обернулся, готовый к новому оскорблению. Трибуны замерли, ожидая, какой укол припасла для врага острая на язык дочь Айзендорга.

— Я хочу поздравить вас с победой. Вы полностью заслужили ее, — сказала девушка, и ни тени насмешки не было в ее словах.

Каменная маска лица Редриха наконец расслабилась. Он улыбнулся.

— Благодарю вас, графиня, и позвольте выразить вам признательность за прекрасно проведенный бой. Вы были достойным соперником.

Он отсалютовал ей мечом. Элина ответила тем же. На трибунах стояла тишина.

Элина нагнала отца на аллее, ведущей к дому Айзендоргов. Граф не стал ждать ее после турнира — может быть, не хотел, чтобы посторонние были свидетелями их разговора, а может, выражал свое неудовольствие. Элина обогнала его — граф по-прежнему шел своим широким шагом — и заглянула в глаза.

— Ты на меня сердишься, папа?

— Хвастовство не делает чести рыцарю. Берущий громкие псевдонимы скорее смешон, нежели страшен. Обычно больше всех хорохорится тот, кто меньше уверен в себе, и опытный противник знает это.

— Я уже и сама жалею, что назвалась Эрвардом. Но… я не об этом. За это я уже достаточно наказана своим проигрышем.

— Хорошо, что ты это понимаешь. Впрочем, — граф позволил себе улыбнуться, — сегодня ты вполне могла победить, но тебе достался действительно сложный соперник. У него необычный стиль, ломающий правила. Рыцари так не дерутся. Однако во время моих скитаний мне приходилось встречаться с подобным стилем… Тебе не следовало расслабляться под конец боя. Если бы ты была готова, он бы не смог вырвать меч. Правда, тебе, вероятно, пришлось бы упасть, чтобы удержать его, но лучше упасть с мечом, чем остаться на ногах без него.

— Давай не будем уходить от темы, — решительно произнесла Элина. Я поздравила Урмаранда, когда все готовы были его растерзать. За это ты на меня не сердишься?

Айзендорг, наконец, остановился и положил ей руку на плечо.

— Элина, ты поступила красиво и благородно. Если хочешь знать, ты единственная вела себя достойно среди этой воющей толпы. Каким бы ни было мое отношение к Урмарандам, я воздаю должное мужеству Редриха, который решился приехать сюда и участвовать в турнире, и я считаю низким пытаться принизить честную победу врага. Мне жаль, что мой король повел себя не лучшим образом, и я рад, что моя дочь это исправила. Но… честь и благородство — красивые понятия, а в жизни грязи больше, чем красоты. И я хочу предостеречь тебя, дабы ты не слишком рассчитывала на эти качества и всегда помнила, что ответом на благородный жест может быть удар в спину. Урмаранды — не та фамилия, которой следует доверять. Обрати внимание, что даже сегодня он побеждал за счет коварства. Да, все было в рамках турнирных правил, но тем не менее. На самом деле стиль, которым он пользуется — это стиль боя без правил. Я уже сказал, что встречался с таким. Его использовали наемные убийцы.

— Тем не менее, ты учил меня некоторым из этих приемов.

— Да. Потому что они могут тебе пригодится, как раз в свете того, что я только что сказал.

— А этот, последний, которым он вырвал меч — ты знаешь?

— Должен признаться, я увидел его впервые. Иначе ты бы уже владела им.

Элина закусила губу. Ей непременно хотелось освоить новый эффективный прием.

— Как ты думаешь, Редрих согласился бы показать мне его? В знак благодарности…

— Элина, я уже предостерег тебя относительно Урмарандов.

— Я приняла к сведению. Но нельзя же впадать в обратную крайность и всюду видеть одно коварство.

— К тому же, если он хотя бы вполовину столь же умен, сколь и смел, ты вряд ли его еще увидишь, — продолжал Айзендорг. — Закон охраняет его еще один день после окончания турнира, но на его месте я бы уже покинул Роллендаль. Слишком многие после сегодняшнего жаждут его крови, и закон в таких случаях — не особенно надежная защита.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать