Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 100)


— Но это же невозможно! — Элине казалось, что сейчас она должна проснуться. — Сила магии ушла из мира, ушла навсегда!

— Как видите, это не совсем так, — улыбнулся Зендергаст. — Заклятие так хорошо запечатало Зурбестан, что магическая энергия оказалась законсервированной здесь вместе со всем остальным. Конечно, совсем без потерь не обошлось, но ее уровень все еще вполне достаточен. Мы не были уверены, что дела обстоят именно так; сказать по правде, когда я впервые высказал эту гипотезу, остальные братья сочли ее безумной, — он обвел коллег лукавым торжествующим взглядом. — Однако мои — наши — надежды оправдались.

— Ненадолго, — фыркнул Артен, — скоро магия иссякнет и здесь, и тогда вам останется уповать лишь на королевское милосердие. Впрочем, если вы откажетесь от вашего идио… неуместного заговора прямо сейчас, то я готов ходатайствовать…

— Мы знаем, что не можем повернуть историю вспять и навеки вернуть магию в мир, — печально произнес Зендергаст. — Но я ведь уже сказал, что мы не намерены повторять ошибки предшественников. Тех погубил консерватизм. Они всегда полагались исключительно на магию, как и их учителя, и учителя их учителей, и когда та стала терять силу, смирились с неизбежным, вместо того, чтобы искать альтернативный выход. Но у нас есть опыт, которого не было у них. Той магии, что еще сохраняется здесь, нам хватит, чтобы вернуть себе власть и создать мощное всемирное государство. Однако удерживать эту власть в дальнейшем мы будем светскими средствами. Опираясь на армию, тайную стражу и все то, чему мы научились у времени меча.

— Значит, мой отец и в этом был прав! — потрясенно произнесла Элина.

— Все, о чем вы мечтали — это снова захватить власть над миром. А я-то за вас заступалась… (она уже не пыталась изображать из себя Эрварда).

— Элина, неужели ты думаешь, что нам нужна власть ради власти, как всем этим вашим правителям, вечно грызущимся друг с другом? — маг сокрушенно покачал головой. Он, кажется, и сам не заметил, как перешел на «ты» — перед ним ведь была уже не высокородная аристократка, дочь приближенного короля и любимица королевской семьи, а всего лишь одна из миллионов подданных его будущей империи — впрочем, подданная, к которой он испытывал отеческую симпатию. — Поверь, мне было бы легче дожить свой век старым чучелом, над которым все смеются, чем принимать на себя ответственность за весь мир. Но мир погряз в дикости и нуждается в руководстве мудрых. Ты пересекла чуть ли не весь Великий континент, Элина. Видела леса и реки, моря и пустыни, степи и горы. И ты видела людей разных рас и народов. Ты видела, до чего они довели этот мир, получив право самим распоряжаться его судьбой. Междуусобные войны. Истребление целых рас. Заговоры и перевороты. Нищета и голод. Цветущие земли, превращенные в пустыню, болезни и стихийные бедствия. Упадок культуры, утрата связей между народами. Разбойничьи набеги, бандитизм на море и на суше. Рабовладение и работорговля…

— Мне казалось, кое-кто тут совсем не против рабовладения, — ядовито изрек Артен на древнем едином.

— Не в таких варварских формах! — возразил Рандавани. — Я считаю рабство эффективным, когда раб рождается рабом и знает, что всю жизнь будет рабом. Рабов надо выращивать и разводить, как мы делаем это, выводя нужные нам породы скота. Раб — не более чем самое смышленое домашнее животное, и при соответствующем воспитании — и обращении без ненужной жестокости — он будет считать такое состояние единственно нормальным и подходящим для себя. Но хватать свободных людей и превращать их в рабов — это совершенная дикость. Я не раз пытался довести эту мысль до и прежнего, и нынешнего хана, но они, увы, не вняли. Впрочем, теперь это уже неважно…

— Я хочу подчеркнуть, что это — позиция Восточных братьев, — тут же вмешался Зендергаст также на едином языке. — Мы, Западные, ее не разделяем. Мы исходим из того, что всякий, рожденный человеком, имеет право на свободу… в определенных пределах, разумеется.

— Вы еще не построили ваше идеальное государство, а уже грызетесь, — язвительно констатировал принц.

— Вовсе нет! — не согласился Рандавани. — По главным вопросам мы всегда достигаем единства. А частности вроде этой остаются на усмотрение фракций. Каждая из них на своей территории может вводить свои правила, согласующиеся с генеральной линией, но учитывающие местную специфику.

— Я вообще не понимаю, Рандавани, как вас занесло в эту… в эту компанию, — произнес Артен. — Вы же ученый!

— Это вы, на Западе, противопоставляете науку и магию, — пожал плечами тургунаец. — А мы на Востоке стремимся к гармоничному единству.

— Скажите еще, что ваши непричастны к гибели Зурбестана, — усмехнулся принц.

— Нет, решение такого уровня могло быть только общим, — признал Рандавани. — Но зурбестанцы как раз нарушили гармонию. Опасно нарушили. А мы теперь, в конце концов, в любом случае не обойдемся без науки, поскольку магия со временем иссякнет, а чисто социальными методами можно решить не все проблемы. Мы лишь не допустим дикого развития науки, а поставим ее под необходимый централизованный контроль…

— Братья, — вмешался еще один маг, — вам не кажется, что у нас есть более важные и неотложные дела, чем оправдываться перед профанами?

— Несомненно, — согласился Зендергаст, — однако мы должны, по крайней мере, решить их судьбу. Я рад, что, несмотря на первоначальные разногласия, в итоге все

согласились, что восстановление благого правления не может начинаться с убийства. Более того, я настаиваю на максимально гуманном обращении с людьми, оказавшими нам столь существенную помощь, хотя и не ведавшими при этом о наших целях. Мы вынуждены лишить их свободы до тех пор, пока не окрепнем достаточно, чтобы никто из профанов не мог нам помешать, но пусть их заточение будет максимально комфортным. В пирамиде им делать, конечно, нечего, но предлагаю предоставить в их распоряжение один из окрестных домов, разумеется, сперва произведя необходимые проверки и поставив блокировки.

— Я поддерживаю брата Ральтивана, — сказал Рандавани. — Мы обязаны этим людям успехом нашего дела, а лично я обязан им жизнью и свободой. Я знаю, что эмоциям нет места при принятии важных решений, однако справедливое воздаяние — один из принципов благого правления.

Артена коробило, что их судьбу обсуждают в их присутствии так, словно они — бессловесные животные (впрочем, Элина не понимала ничего и Эйрих — почти ничего, но Артен-то понимал! ), и он, несмотря на благожелательное высказывание Рандавани, ехидно осведомился, отчего тот ждал освобождения, а не подчинился требованиям хурданистанцев — ведь они тоже доставили бы его в Зурбестан.

— Мне нужно было попасть не просто в Зурбестан, а в пирамиду, притом свободным, — ответил тургунаец. — А хурданистанцы убили бы меня сразу после снятия барьера. Вас бы, впрочем, тоже, но меня первым. Они знали, что я — один из самых сильных магов на Востоке. Недаром двое их лучших магов блокировали меня круглые сутки. Но при этом им уже не хватало сил, чтобы эффективно заблокировать вас. Они не ожидали, что в наше время кто-то сможет установить магическую связь с полным профаном. Сказать по правде, мы тоже. Инициатива Элины спасла нас всех.

— Братья, — решительно перебил другой маг, — давайте все же перейдем от изъявлений благодарности к делу. И для начала заблокируем наших… эээ… гостей в какой-нибудь чистой комнате рядом, а потом уже решим, куда их поместить и… прочие наши вопросы.

— Верно, — кивнул Зендергаст и обратился к пленникам по-тарвилонски:

— Сейчас вы получите свободу ровно настолько, чтобы положить оружие на пол. Пожалуйста, все оружие, включая ножи и те штучки, которыми нашпигована одежда Эйриха — ему, боюсь, вообще придется снять куртку и пояс. Пытаться что-либо скрыть от нас бесполезно, так что давайте не будем терять время и обострять наши временные разногласия.

Пленники, включая и Эйриха, вынуждены были повиноваться. Едва, исполнив требование, они снова выпрямились, как все сложенное на пол само собой заскользило прочь через комнату. Потом один из магов, незнакомый Элине и Артену, но знавший тарвилонский, вывел их из комнаты и повел по коридору, шагая при этом сзади. Пока конвоируемые шли туда, куда им велели, они не чувствовали ограничения свободы; но стоило им попытаться чуть отклониться в сторону или сменить темп, как воздух вокруг тут же обретал твердость камня. «Примерно то же ждет и человечество под властью магов, — подумал Артен и тут же уверенно добавил: — Ничего у них не выйдет! « Их конвоир заглянул в несколько комнат, но, видимо, остался недоволен. Наконец он остановил свой выбор на небольшой комнатушке, где были свалены потертые ковры и старые стулья. Здесь их оставили одних.

— Интересное у них представление о чистых комнатах, — пробормотал Артен, оглядывая весь этот пыльный хлам.

— Они имели в виду — чистая от магии и каких-либо иных предметов, которыми мы могли бы воспользоваться, — пояснила Элина.

Эйрих без особой надежды потрогал дверь, на вид не особо прочную. Она даже не шелохнулась.

— Боюсь, Эйрих, что против магии все ваши умения бессильны, — вздохнула графиня.

— Если бы мы спохватились на полминуты раньше… — возразил Эйрих. — Мне оставался один мах меча… Интересно, если они такие крутые, зачем понадобилось заманивать нас в музей? Почему было не обездвижить сразу?

— Очевидно, это было не так-то просто — вытащить тринадцать человек со всех концов немагического мира. Рандавани потребовалась вся его сила, он не мог отвлекаться на что-то еще. И потом, он сам не был уверен, что все получится… Кстати, Артен, о чем вы говорили с ним и Зендергастом?

— А… — отмахнулся принц. — Рандавани делился планами по построению идеального рабства, а ваш старый друг хвастал своим гуманизмом, не позволившим убить нас сразу, как только мы стали не нужны. И оба благодарили вас за неоценимую помощь, оказанную их делу, — не удержался он.

— Принц, ну я же не виновата, — жалобно ответила Элина, даже не пытаясь язвить в ответ. — Кто же мог знать, что они используют меня, как своего агента… Когда Зендергаст попросил мои волосы, я думала, он думает лишь о моей безопасности… как перед тем я — о вашей… и, кстати, однажды они мне действительно помогли, вылечив… одну травму… — Элина вдруг вскинула на него глаза, возвращаясь к предыдущей мысли: — Принц! Вы говорите, что тоже почувствовали головокружение там, у входа в Зурбестан?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать