Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 101)


— Да, легкое. Но…

— Значит, у них и ваши волосы тоже, — убито констатировала Элина. — Очевидно, Зендергаст взял их, когда я давала ему медальон. Хотя теперь это уже не имеет значения — они в любой момент могут получить волосы любого из нас… И, едва мы вступили в Зурбестан, они испробовали, насколько могут управлять нами. Но над вами у них власти меньше, поскольку вы не учились магии.

— И надо мной тоже, даже если они захотят проделать этот фокус с волосами, — удовлетворенно констатировал Эйрих. — Хотя, приходится признать, в их арсенале есть и другие сильные средства. Но грубая сила, пусть даже не физическая — это все-таки лучше, чем возможность копаться напрямую в мозгах.

— Вы полагаете, у нас еще есть шанс? — с надеждой обернулась к нему Элина.

— Предложить программу спасения прямо сейчас я не могу, но… пока человек жив, шанс есть всегда.

— Но мне вы уже не можете доверять, — снова грустно опустила голову графиня.

— Мне бы очень не хотелось терять такого бойца, как вы, — ответил Эйрих. — Может быть, теперь, когда вы знаете, что они могут влезть вам в мозг, вы сможете этому противостоять?

— Вряд ли, — покачала головой Элина. — Во внешнем мире — да, но здесь они слишком сильны. Знаете что, Эйрих… и Артен… если выйдет так, что между вами и свободой… вашей и всего мира… буду стоять я, то обещайте, что не станете меня щадить.

— Погодите, кузина, вы что же, предлагаете нам вас убить?! — ошарашенно произнес принц.

— Если это будет необходимо, — твердо сказала графиня, отвернувшись и глядя в стену, чтобы они не видели, как предательстки блестят ее глаза.

— Кузина, но это же бред! И вообще… я в жизни не убивал никого крупнее лабораторной лягушки…

— Обещаю, Элина, — серьезно сказал Эйрих. — Обещаю, что не буду вас щадить.

— Спасибо, Эйрих, — тихо ответила она.

— Да, — продолжал Эйрих, — я вырублю вас одним ударом. И к тому времени, как вы придете в себя, мы все будем уже далеко за пределами Зурбестана.

Элина улыбнулась, хотя слезы все еще наворачивались ей на глаза.

— Однако пока что мы не можем выбраться даже из комнаты, — напомнила она.

— Все еще впереди, — ответил Эйрих, поднимаясь с перевернутого стула и разминая мышцы. — В конце концов, одну ошибку они уже сделали. Помните, что я сказал вам при первой встрече?

О да, обстоятельства той встречи были достаточно яркими, чтобы она запомнила его слова. «Вы совершили ошибку. Никогда нельзя оставлять врагов в живых. «

Пару часов спустя за ними пришел Зендергаст, чтобы отвести их в предназначенный им дом. По дороге, пользуясь тем, что маг находится вдали от своих собратьев, Элина пыталась обратиться к нему с увещеваниями, но тот лишь качнул головой:

— Я понимаю, что все вы сейчас чувствуете себя обманутыми. Но когда-нибудь вы поймете, что нами движет исключительно забота о благе мира. Вы еще увидите, как расцветет земля уже через несколько лет, как цвела она на протяжении тысячелетий…

Они поднялись на крыльцо пятиэтажного дома, расположенного неподалеку от пирамиды. К счастью, из его окон не была видна устланная трупами площадь.

— Первые два этажа в вашем полном распоряжении, — сказал Зендергаст.

— О питании и прочем не беспокойтесь. Если вам вдруг чтонибудь понадобится, вы сможете передать записку со слугой. Если понадобится срочно, Элина сможет вызвать меня. И помните, что ограничение вашей свободы — лишь временная мера. Когда порядок будет восстановлен, мы перенесем вас домой… или в иную страну, если вы того захотите. А до той поры вы, надеюсь, проявите сознательность и не будете изводить себя бесплодными мечтами о бегстве. Вы уже могли убедиться, что обычному человеку не под силу бороться против магии.

Они вошли внутрь. Зендергаст остался снаружи и закрыл заскрипевшую дверь. В передней уже лежали их вещи. Эйрих проследил в окно, как удаляется старый маг, после чего подергал дверь — естественно, без всякого успеха. Тогда он попытался высунуть голову в лишенное стекла окно, хотя и догадывался, что из этого ничего не выйдет. И действительно, лоб его уперся в невидимую, но незыблемую преграду.

— Бесполезно, — устало сказала Элина, — весь дом накрыт магическим коконом.

— Вы среди нас единственная, кто что-то в этом смыслит, — сказал Эйрих. — Может, вам удастся найти слабое место?

— Нет, в области магии я им не соперник, — твердо повторила прежние слова Элина. — Скорее уж трехлетний ребенок одолеет вас в мечном бою. Причем пока они лишь осваиваются с новыми возможностями, а со временем их сила будет только расти. Магия — это не наука, здесь недостаточно теории. Сейчас они подобны воинам, изучившим все боевые приемы, но никогда не бравшим в руки ничего тяжелее картонного меча. Но теперь они смогут восполнить недостаток практики…

— Господа, неужели вы не слышали, что он сказал? — глаза Артена радостно сияли совсем не под стать моменту. — Он сказал, что у нас будет слуга! Очевидно, не один из них. Значит, они собираются перетащить сюда и простых людей в качестве обслуживающего персонала. Логично — они не хотят тратить свои драгоценные магические силы на низменные бытовые задачи. И по крайней мере один из этих людей сможет входить и выходить из нашего дома…

— Разумеется, я обратил внимание на фразу о слуге, — несколько нетерпеливо перебил его Эйрих. — Но я предпочитаю рассматривать все возможности. И я не уверен, что слуга — это так уж хорошо. Несомненно, сейчас, на самой уязвимой фазе их операции, они доставят сюда лишь тех, кто им фанатично предан. И мы скорее получим на свою голову соглядатая, чем потенциального сообщника. Хотя, конечно, работать в этом направлении тоже надо. А сейчас давайте осмотрим дом.

Дом, по всей видимости, принадлежал богачу или сановнику — об этом свидетельствовали роскошные ковры на стенах и на полу, выложенные мозаичным орнаментом потолки, изысканная мебель (кровати и диваны были непривычно широкими и низкими, а вот стулья и столы вполне походили на западные, разве что ножки и спинки украшала резьба в

причудливом восточном стиле), светильники в виде золотых статуэток, золотая и серебряная посуда. К неудовольствию Артена, нигде не обнаружилось книг — может быть, они были на следующих этажах, но все лестницы выше второго яруса были обрушены, причем, судя по всему, совсем недавно. Трупов на первых двух этажах также не оказалось.

Закончив осмотр, трое собрались в обеденной зале на первом этаже — во всяком случае, скорее всего это помещение, вся мебель в котором состояла из овального стола в центре и девяти стульев вокруг него, выполняло именно эту функцию. Принц уселся во главе стола; Элина и Эйрих расположились слева и справа от него.

— Интересно, они нас подслушивают? — задал риторический вопрос Артен.

— В принципе могут, — ответила Элина, — не обязательно даже через меня. Но, кажется, у них и без нас дел хватает.

— Да, они считают нашу тюрьму вполне надежной и вряд ли будут отвлекаться на то, чтобы прослушивать нас из простого любопытства, — согласился Эйрих. — В любом случае, выбора у нас нет. Они прибыли со всего континента и наверняка знают все языки, на которых мы могли бы общаться.

— Ну что ж, тогда будем считать, что им и впрямь не до нас, и обсудим ситуацию, — Артен явно считал, что место во главе стола наделяет его председательскими полномочиями; впрочем, возможно, он исходил из своего титула. — Прежде, чем мы решим, что делать дальше, пусть каждый даст четкий ответ на вопрос: действительно ли он считает, что заговор магов должен быть сорван?

— Принц! — возмутилась Элина. — То, что они воспользовались мной, еще не повод…

— Кузина, я не имею в виду конкретно вас. Сейчас все мы злы на них из-за того, что нас использовали обманным путем. Но со временем раздражение пройдет, и чья-нибудь позиция может измениться. Ведь то, что говорил Зендергаст о современном состоянии мира — правда. И я, допустим, и сам от этого мира не в восторге. Так вот, я хочу, чтобы каждый внятно сформулировал свое отношение к идее так называемого благого правления. Потому что если мы боремся лишь за свою личную свободу — это одно, и в этом случае самое разумное — просто подождать, пока они сами нас выпустят, а я не сомневаюсь, что они так и сделают. Иное дело — если мы боремся против нависшей над миром угрозы…

— Артен прав, — поддержал его Эйрих. — Действительно, это надо четко решить, чтобы ни у кого не возникло сомнений в критический момент.

— Хорошо, — согласилась Элина. — Я против их планов, потому что… потому что они хотят загнать человечество в стойло. Пусть нынешний мир несовершенен, но никто не давал им права решать за всех, что есть совершенство. В нынешнем мире у человека есть право выбирать и возможность защищать свой выбор с мечом в руках. Даже когда совершается несправедливость, как это было с моим отцом, это не повод опускать руки, можно бороться и победить… А если бы несправедливость совершили маги? Что противопоставить им тогда? И потом, у солдат моего отца была грубая, но точная поговорка — если ты хочешь съесть один обед дважды, во второй раз тебе придется есть дерьмо. Обычно ее употребляли в том смысле, что нельзя дважды применять ту же уловку с одним противником… Но я имею в виду, что эпоха магии кончилась давно и безвозвратно. Наверное, в ней были свои плюсы, но заново ломать весь мир, пытаясь восстановить ее сейчас — это безумие. Кроме того, — лицо Элины обрело каменное выражение, а в голосе зазвенел металл официальных формул, — как верноподданный и защитник Тарвилонской короны, я обвиняю бывшего придворного мага Ральтивана Зендергаста в предательстве, мятеже и злоумышлении на законную власть короля Анриха Первого, и мой долг — воспрепятствовать ему и его сообщникам в совершении преступления, каковое, в соответствии с законом Королевства Тарвилонского, карается смертью.

— Прекрасно, кузина, — кивнул Артен. — Я бы тоже мог процитировать наш Кодекс, но лучше скажу о другом. Это прозвучит крамольно, тем паче в устах принца Вангейского, но я не считаю нынешние наследственные монархии идеальной формой правления. История учит, что даже у великих королей нередко рождаются ничтожные наследники, и никакие учителя и воспитатели не дают гарантии, что во главе государства окажется достойный правитель. Но идея всенародного избрания правителя, которой грезят некоторые радикалы и бунтовщики, ничуть не менее порочна. Съезд свинопасов может избрать лишь хорошего свинопаса, но никак не хорошего короля. Правитель, приведенный к власти волей черни, либо станет марионеткой тупой и невежественной толпы, либо, желая избавиться от шаткости своего положения, превратится в тирана, не ограниченного никакими законами. Поэтому в принципе идея о власти мудрейших мне импонирует… проблема в том, что мудрейшими наши заговорщики провозгласили сами себя. Если бы речь шла о власти ученых, я был бы на их стороне! Но что такое власть и мудрость магов, мы уже видели. Мудрость страха перед любыми переменами, мудрость стагнации, мудрость статического равновесия… Ничего другого они и не могут предложить. Не доверяя людям, они пытаются всем управлять сами. А сложная система, в которой отсутствует саморегуляция, негибка и неустойчива. Малейшие отклонения пустят ее вразнос. Да, маги создали людям тепличные условия, но — ценой полного запрета на развитие. Сегодня в музее я увидел это с особенной отчетливостью. Мы воюем тем же оружием, что и наши предки не то десять, не то пятнадцать тысяч лет назад… Сколько времени потеряно впустую, каких высот уже могла бы достичь цивилизация! Наверное, и войны уже были бы не нужны, наука дала бы людям способы получать то, что им нужно, без насилия…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать