Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 112)


— Я должен закончить рекогносцировку, — важно ответил Редрих.

— Но позже я присоединюсь к вам. Перед боем все ферлукеры соберутся у Берхани.

Он что-то сказал по-тургунайски одному из сопровождавших его солдат, и тот поклонился, принимая приказ.

— Кстати, Редрих, — Эйрих, уже делая шаг за солдатом, обернулся к герцогу, — не умаляя ваших достоинств как бойца, все же хочу спросить, как вы стали ферлукером? Мне прежде не доводилось видеть столь молодых командиров батальонов. («А лично я бы тебе, с твоими страстями, и взвода не доверил», — добавил он мысленно. )

— Ну, по правде говоря, из Керулума я выехал лишь заместителем командира первого ферлука, — признался Редрих. — Его звали Бен-Баадар, а в прошлой жизни — Фенвайдер. Он был западным наемником, подавшимся на восток. В свое время командовал ротой у султана Тагратского, в одном из походов, раненый, попал в плен… в общем, тоже бывший ук-хафф. Ему понравилось, как я дерусь, он спросил, приходилось ли мне командовать солдатами — тут мне и пригодился пирвадийский опыт. Поговорив со мной, он взял меня заместителем. А вчера, когда мы шли по ущелью, случился обвал. Погибло девять человек, включая и Бен-Баадара… Однако, мы теряем время!

— Верно. Ну, до скорой встречи, Редрих, — Эйрих, а за ним и двое других, двинулись по крутой тропинке меж скал.

— Да, графиня, вас там кое-кто дожидается, — небрежно обронил вслед герцог.

— Друг? — сердце Элины забилось быстрее.

— Можно сказать и так, — усмехнулся через плечо Редрих и шагнул вперед, скрываясь за скалой.

Элина, подгоняемая нетерпением, поскакала вниз по камням, обогнав своих спутников и даже провожатого. Полусотней футов ниже она выбежала на широкий уступ, чуть не налетев на того, ради кого так торопилась.

— Элина!

— Папа!

Она протянула графу руку, как рыцарь — рыцарю, но он без церемоний крепко сжал дочь в объятиях. Она с облегчением ответила ему тем же.

— Слава всем силам вселенной! — он, наконец, выпустил ее и отступил на шаг, осматривая Элину с головы до ног. — Ты жива и невредима. И ты повзрослела.

— Зато ты ничуть не постарел, — улыбнулась она. — Такой же непобедимый герой Запада. Кстати, у тебя не найдется лишнего меча?

— Запасного, дочка, запасного, — рассмеялся граф. — Оружие лишним не бывает.

Графиня услышала позади шорох сыплющихся камешков и шаги — очевидно, подходили ее спутники. И вдруг выражение лица Айзендорга изменилось. Веселость исчезла, словно стертая тряпкой; черты окаменели, глаза превратились в грозные бойницы. Элина поспешно оглянулась, думая, что каким-то образом сюда уже подобрался враг — но это был всего лишь Эйрих, за ним, чуть дальше — тургунайский солдат и выше, еще на склоне — непривычный к быстрому перемещению по горам Артен.

— Элина, отойди от этого человека, — процедил граф.

— От какого? Это же Эйрих! — Элина все еще не понимала. Но тут она заметила, что и лицо Эйриха выглядит более суровым, чем обычно, хотя и не столь напряжено, как у графа — скорее печально.

— Вот мы и встретились, граф Айзендорг, — сказал Эйрих, — хотя, право же, я не хотел этого.

Рука Айзендорга уже лежала на рукояти меча; Эйрих еще не схватился за свое оружие, но, похоже, готов был это сделать в любой миг. В этот момент тургунаец, видя, что между двумя белыми, оба из которых были охарактеризованы ему как союзники, назревает ссора, обратился к ним с недоуменным вопросом. Сперва Эйрих ответил ему, а потом граф, очевидно, подтвердил его слова.

— Артен! — крикнул Эйрих подходившему принцу. — Ступайте за солдатом и расскажите Берхани обо всем, что мы видели. Попытайтесь убедить его уводить людей. Надеюсь, при нем найдется толмач… А у меня тут… разговор.

— Граф Айзендорг? — удивленно и обрадованно воскликнул Артен.

— Рад приветствовать вас, принц, но все подробности позже. Поступайте, как сказал этот человек.

— Кузина? — недоуменно спросил принц.

— Все в порядке, Артен, — механическим тоном ответила Элина, хотя была более чем уверена в обратном.

Тургунаец продолжил спуск, и Артен, пару раз удивленно оглянувшись, двинулся вслед за ним.

— Да что здесь происходит?! — воскликнула Элина, стоя между отцом и Эйрихом и переводя взгляд с одного на другого.

— Этот человек — наримати, — сказал граф, внимательно следя за Эйрихом и готовый броситься в атаку при малейшем подозрительном движении.

— Что за чепуха! — искренне возмутилась Элина. — Это Эйрих, он несколько раз спасал меня, он умеет лечить людей, он…

— Это правда, Элина, — спокойно произнес Эйрих.

Девушка почти рефлекторно отпрянула к своему отцу. Эйрих печально усмехнулся.

Наримати! Слово, внушающее ужас, слово из древних легенд, не связанное с магией, но от того не менее жуткое. Наримати, таинственный и непобедимый орден наемных убийц, не знающих пощады и промаха. Простаки рассказывают о них страшные истории темными зимними вечерами; люди просвещенные смеются над этими рассказами, считая наримати просто еще одной суеверной выдумкой, такой же, как никогда не существовавшие вампиры и волколаки; и лишь немногие — в основном из числа сильных мира сего — знают, сколь глупо это «просвещенное» высокомерие. Знают и вздрагивают от страха в своих толстостенных замках и неприступных крепостях, за поднятыми мостами и опущенными решетками, под охраной щитов гвардии и мечей стражи… Ибо для наримати нет преград. Он может идти к цели год, два, десять, но в конце концов отыщет единственную щель в защите и нанесет единственный и смертельный удар.

Однако

изначально наримати вовсе не были профессиональными убийцами. Орден наримати, что буквально означает «путь свободных», был основан еще в эпоху магов одним из Отрицающих (так именовали чародеев, не признававших профессиональную этику коллег). Участь Отрицающих была прискорбной — рано или поздно остальные маги (лоялисты), объединившись, уничтожали их; однако не было практически ни одного столетия, в которое не появился бы хоть один Отрицающий. Этими людьми двигали разные мотивы — чаще такие, как властолюбие и тщеславие, но бывало и по-иному. Сэнхаро, основатель ордена наримати, считал, что люди имеют право на свободу выбора и должны быть освобождены из-под тотального контроля магов; его целью было научить людей скрываться от всевидящего магического ока. Разумеется, обязательным условием для наримати было полное отсутствие каких-либо магических навыков; в орден специально отбирали детей, имевших наименьшие магические способности, и воспитывали их в изоляции от пронизанного магией тогдашнего мира. Однако в те времена и этого было недостаточно. Наримати могли избегать внимания чародеев, пока сидели тихо и ничего не предпринимали; однако, стоило им совершить какое-либо деяние, противоречившее правилам тогдашних владык мира (совсем не обязательно преступление), как те без особого труда брали след, находили и наказывали отступника. (Поэтому, кстати, условием выживания ордена была предельная децентрализация; наримати практически не знали своих собратьев и всегда действовали в одиночку — иначе, схватив одного, маги быстро добрались бы до остальных. ) Тем не менее, с точки зрения освобождения человечества и это был прогресс, ибо обычно маги пресекали подобные деяния еще до их осуществления.

Какое-то время Сэнхаро прикрывал своих подопечных собственной магией, однако в конце концов и он разделил участь всех Отрицающих. Лоялисты начали особенно активную охоту за его питомцами; они даже, еще до трагедии Зурбестана, выжгли несколько городов на дальних островах Восточного океана, где располагалась вотчина Сэнхаро — акт слабости и отчаяния, против которого возражали даже многие из числа самих лоялистов. Главное, что он оказался бесполезен — Сэнхаро успел позаботиться о том, чтобы наримати распространились по всему Великому континенту. Долгие столетия они практически ничего не предпринимали, а лишь таились и прятались, передавая из поколения в поколения знания и приемы, как унаследованные от Сэнхаро, так и разработанные позже самими наримати. Однако слухи о загадочных мастерах скрытного действия, способных обмануть бдительность магов, все равно распространялись, и среди людей — и даже среди представителей других рас — все чаще находились желающие воспользоваться их услугами. В те годы, годы сильной магии, принять такое предложение было для человека-наримати и его ближайших сподвижников практически равносильным самоубийству — не обязательно в физическом смысле, маги карали смертью лишь в самых крайних случаях, но превращение в этаких полузомби с промытыми мозгами было почти гарантировано. Однако орден нуждался в деньгах, да и новые наработки надо было испытывать. И отдельные наримати шли на жертву ради ордена, но брались при этом лишь за самые прибыльные заказы — а больше всего, разумеется, заказчики были готовы платить за самые серьезные преступления, в первую очередь — убийства. Впрочем, нельзя сказать, что такой профиль деятельности был для наримати исключительно чем-то навязанным; они и сами мечтали, совершенствуя свои приемы, добраться до своих главных врагов — магов: сперва низового звена, а потом и самих неуязвимых повелителей мира. И первое им со временем удалось; позже удалось и второе, но уже лишь тогда, когда сила магии стала слабеть. Когда, наконец, чародейские империи стали рушиться, наримати не участвовали в погромах — это был не их стиль, однако коегде именно они были закулисными инициаторами бунта. Впрочем, к этому времени орден уже претерпел значительные метаморфозы, превратившись из идеологического движения, ведомого «чистой» ненавистью к магам, в коммерческое предприятие, которое берет дорого, но обеспечивает уникальное качество выполнения заказа. С наступлением эпохи меча эта функция наримати стала единственной. Наримати не монополизировали рынок наемных убийств; они не разменивались на мелкую бытовуху и сведение счетов между конкурентами средней руки. Их услуги стоили слишком дорого для ординарных заказчиков, потому и жертвами становились лишь крупные фигуры политики и бизнеса.

Элина смотрела на человека, которого только что считала своим другом, со смесью ужаса и отвращения… и любопытства. Хотя даже после его признания ей трудно было поверить до конца. Да, конечно, он смеялся над рыцарской честью, нередко высказывал вещи, от которых ее коробило, знал много странных вещей и убивал… убивал с большой ловкостью, но все это может делать, например, солдат, выполнявший специальные операции в тылу врага — чем-то вроде этого она его всегда и считала… Эйрих вовсе не выглядел чудовищем. Элина готова была поклясться, что все эти месяцы, что они провели вместе, он честно сражался на ее стороне, это никак не могло быть хитроумной игрой… однако…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать