Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 117)


— Он был один против двенадцати, — пробормотала Элина. — Неудивительно, что первый удар они нанесли по нему. Почему тургунайцы не взяли с собой больше магов?

— Думаю, хан испугался, что они могут перейти на сторону врага, — ответил Эйрих.

— Хардыгары! — Берхани выскочил вперед, поднимая руку с мечом. — Враг пытается нас запугать, но у него ничего не выйдет! Маги уязвимы для магии, но мы не маги, и с нами им не удастся проделать ничего подобного. Ничто не остановит гвардию Великого Хана! Помните, от исхода сегодняшней битвы зависит судьба всего мира! Победа покроет вас бессмертной славой! Вперед, хардыгары! Смерть врагу!

— Смерть! Смерть! Смерть! — выдохнули две тысячи глоток. Ферлуки пятью колоннами двинулись вперед.

Вскоре Берхани отдал короткую команду: «Щиты! « И на следующем шаге шедшего в ногу войска две тысячи мечей разом ударили по щитам. Затем снова, и снова, и снова — с каждым шагом хардыгар ритмичный отрывистый грохот разносился на мили вокруг, отражаясь эхом от гор.

Затем последовала новая команда, и ферлуки развернулись в линию, наступая широким фронтом. Впереди уже маячили недвижные шеренги зомби; когда до них осталось меньше полумили, прозвучала очередная команда — «Знамя вперед! « Знаменосец со штандартом на Т-образном древке увеличил шаг и занял позицию примерно в восьмидесяти футах впереди полка.

Хардыгары действительно были превосходными солдатами, однако не брезговали и мелкими хитростями, призванными сбить с толку противника. Этому служила уже численность полка, в состав которого входил дополнительный ферлук: враг, знающий, что будет иметь дело с тургунайским полком, рассчитывал встретить лишь 1600 бойцов. Причем момент истины обычно откладывался до последнего — как правило, полк наступал четырьмя ферлуками по фронту, а пятый ферлук двигался сзади (или сбоку, при фланговых маневрах) оставаясь невидимым для противника. Сейчас, впрочем — при таком соотношении численности сторон — приуменьшать собственное количество смысла не имело.

Со знаменосцем была связана другая хитрость. На нем были двойные доспехи, настолько тяжелые, что драться он не мог — даже просто идти ему было нелегко, хотя со стороны это и не было заметно. Со стороны солдаты противника видели надвигающегося на них знаменосца под жутким, сулящим смерть знаменем, который идет невредимый под градом стрел впереди своего полка, словно бы обещая, что и остальные хардыгары столь же неуязвимы. Бывало, что одного этого зрелища хватало, чтобы посеять панику в рядах врагов хана. Отсюда брали начало легенды о том, что хардыгары — на самом деле даже и не люди. Если же враг стоял не дрогнув, то на последнем участке пути знаменосец укорачивал шаг, позволяя товарищам догнать себя, и, прикрытый ими, уже врезающимися в строй противника, быстро дергал специально сконструированные застежки и сбрасывал вторую броню наземь, после чего уже мог сражаться в полную силу. Знамя при этом крепилось особыми зажимами к внутренним доспехам, освобождая знаменосцу обе руки для боя.

Со знаменами была связана и еще одна уловка — у хардыгар было несколько разных полковых штандартов. В начале сражения поднимался только один, но потом, в горячке боя, показывались и другие — это должно было создать у противника впечатление, что к хардыгарам подошло подкрепление. Имелись также и дубликаты знамен, на случай, если оригинал будет непоправимо испорчен или даже утрачен; хотя хардыгары весьма дорожили своей честью, им чужда была западная манера превращать знамя в фетиш, без которого полк — не полк; они рассматривали его лишь как опознавательный знак для союзников и угрозу для врагов.

Однако все эти психологические приемы не имели смысла с тем противником, что молча ждал наступавших хардыгар, противником, лишенным самой возможности испытывать страх и колебания. Правда, управлявшие зомби маги все-таки были людьми, но способны ли были обмануть их подобные фокусы? Или они, уничтожившие ир-Фарлади, даже не видя его, тем паче способны были, благодаря своему искусству, раскусить трюки, разыгрываемые в зоне прямой видимости?

До первой линии зомби оставались считанные десятки футов. Хардыгары нагоняли своего знаменосца. Затем последовала новая команда, и они, перестав отбивать ритм по щитам, внезапно перешли с шага на бег, одновременно перестраиваясь из шеренг в расходящиеся клинья. Еще несколько секунд топота бегущих сапог — и пять ферлуков в пяти местах врубились в строй мертвецов.

Как и планировал Берхани, хардыгары легко прорвали фронт. Клинья ферлуков прошли сквозь порядки зомби, словно зубья вил сквозь кучу песка, и оказались в тылу у мертвого воинства, не потеряв ни одного человека убитым

— лишь несколько получили легкие ранения. Среди зомби же вечный покой обрело около пяти десятков; это число могло быть и большим, но солдаты помнили свою задачу — не застревать на месте, а поскорее прорваться в тыл противника. Элина успела-таки обновить хардыгарский меч, снеся голову одному из зомби; клинок оказался испачкан какой-то бурой вязкой жижей, больше похожей на слизь, чем на кровь.

С тыла воинство магов представляло собой жалкое зрелище. Почти ни у одного зомби здесь не было даже меча, не говоря уже о доспехах. Зато здесь были маги, уже покинувшие, разумеется, свои шатры и восседавшие на носилках под балдахинами; каждый такой паланкин держала на плечах восьмерка зомби. Замысел Берхани удался как нельзя лучше — оказавшись чуть ли не лицом к лицу с внезапно прорвавшимися хардыгарами, маги рефлекторно потянули своих зомби к себе, спеша отгородиться ими от вражеских солдат. Тут же стало ясно, что

каждый из чародеев действительно командовал той частью зомби, что находилась ближе к нему. В сторону магов полетели стрелы, однако все они падали, не достигая цели — и виной тому было отнюдь не неискусство стрелявших. Впрочем, командир хардыгар, после своих консультаций с ир-Фарлади, предполагал, что стрелы будут практически бесполезны — магам было достаточно легко от них защититься, а зомби они почти не могли повредить — и основную ставку делал на более весомые мечи.

Ферлуки маневрировали, нанося быстрые, как бы кусающие удары частям зомби и поспешно отходя, тем самым усиливая сумятицу и неразбериху в стане противника. Маги, пытавшиеся все время разворачивать своих бойцов так, чтобы хардыгарам противостояли хорошо вооруженные зомби, не успевали с должной скоростью манипулировать многотысячными толпами мертвецов, да к тому же еще действовали без должной взаимной согласованности, так что отряды зомби сталкивались флангами, перемешивались и кое-где, кажется, уже и рубили друг друга. Наконец Берхани решил, что хаос достиг своей кульминации, и выбрал первую цель для настоящей атаки — мага, вместе со своими зомби наиболее оторвавшегося от других. Тот, кажется, вообразил, что ему удалось потеснить хардыгар, приняв их маневр за вынужденное отступление, и попытался их преследовать; преследуемые, однако, быстро обернулись своей противоположностью, атаковав преследователей с фронта и с флангов.

Четыре ферлука с разных сторон вспороли толпу зомби, вгрызаясь в безоружную сердцевину и легко прокладывая в ней кровавые коридоры; по этим коридорам устремились сотни первого ферлука, направляясь прямиком к магу. Лица его еще не было видно; «что, если это Ральтиван? „ — подумала Элина. Не дрогнет ли ее рука? «Нет, не дрогнет“, — ответила она сама себе, представив эту сцену. Меж тем меч ее вновь и вновь обрушивался на зомби, и почти каждый удар достигал цели. Мертвецы действительно оказались никудышними солдатами — они били сильно, но бестолково, и парировать их удары щитом не составляло труда. Единственным их преимуществом — не считая, конечно, численности — была поразительная живучесть; не так-то просто снести человеку голову или раскроить череп одним ударом, особенно если тот в доспехах, так что нередко зомби приходилось добивать в несколько приемов, и на протяжении всего этого времени они продолжали сопротивляться, хотя головы их уже мотались на полуразрубленных шеях или сочились беловатым желе через проломы в черепах. И все же наибольшее впечатление на Элину произвело не это, а их лица — не искаженные яростью или страхом, как у большинства солдат в бою, не сурово-сосредоточенные, как у самых опытных и хладнокровных бойцов, а пустые и безразличные маски. Зомби не дышали, от них не разило пОтом, но запах аммиака, пусть даже и не резкий, едва ли был приятнее.

Айзендорг и Эйрих действительно составили недурной дуэт; они наступали практически на острие первой сотни первого ферлука, лихо орудуя мечами, по всей длине уже влажно блестевшими от вязкой крови зомби. Лицом эти двое не походили друг на друга, но сейчас казались близнецами, легендарными исполинами Запада, возвышающимися, словно два незыблемых утеса, над беснующимся морем восточных полчищ.

Но вот, вместо того чтобы и дальше стремительно прокладывать дорогу к магу, граф начал отклоняться вправо, наступая на зомби; Элина, сражавшаяся правее и сзади, невольно повторила его маневр. В том и состоял замысел Айзендорга — при всей своей храбрости он не хотел лезть на мага в первых рядах и тем паче позволять это своей дочери, ибо имел все основания подозревать, что против такого противника бессильны доблесть и искусство боя

— задавить мага можно только количеством, причем первые, кто вступит с ним в бой, обречены. В свою очередь, и Эйрих свернул влево, пропуская хардыгар вперед.

И действительно, едва первые тургунайцы прорвались к магу, как сверкнула вспышка, и загрохотал гром. Атакующих расшвыряло в разные стороны, и большинство из них уже не поднялось с земли. Правда, окрестные зомби при этом утратили всякие остатки разумности поведения, чем воспользовались воины четырех остальных ферлуков. Но и хардыгары первого ферлука, несмотря на гибель товарищей, вновь с разных сторон бросились к магу. Все они, не только ук-хаффы, в свое время усвоили этот урок — сражаться надо даже тогда, когда все говорит, что шансов на победу нет.

Маг, должно быть, не ожидал такого поворота событий. В эпоху, когда чародеи были сильны, даже и куда более слабое заклинание, не причинявшее серьезного вреда, повергало непокорных (редких в те времена) в ужас. И пусть люди однажды уже перешагнули через свой страх, обагрив руки кровью магов, однако заговорщики рассчитывали, что с возвращением чародейской силы вернется и былой мистический трепет перед хозяевами мира — достаточно лишь продемонстрировать эту силу достаточно наглядно. Что ж, возможно, в отношении многих людей такой расчет был оправдан… но только не в отношении хардыгар. Уже в начале боя заговорщикам следовало понять, что те, кто не испугались зомби, не испугаются и их хозяев. Философию хардыгар исчерпывающе выразил чернокожий ферлукер: чем сильнее враг — тем славнее победа.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать