Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 120)


Когда они начали пробиваться к горам на западе, их было около семи сотен; тогда бойцы имели возможность для отдыха — те, что дрались по периметру, через какое-то время передвигались внутрь отряда, а товарищи занимали их места. Потом их сдавили так, что ни о какой ротации не могло быть и речи; очередь биться доходила до находившихся внутри лишь после гибели сражавшихся снаружи. Тем, что внутри, впрочем, тоже пришлось несладко

— они пытались выстроить жесткие ребра из щитов, упертых краями друг в друга, но экипировка привыкших биться на просторе воинов не предусматривала такой тактики, круглые щиты соскальзывали, и многие из хардыгар, находившихся в центре, были задавлены насмерть или покалечены. На счастье Элины и ее отца, они тогда оказались как раз в промежуточном слое — не в центре и не на периметре; позже, по мере сужения периметра, они вновь вступили в бой, прикрыв совсем уже измотанного Редриха. С тех пор у них уже не было возможности для отдыха.

Они все-таки продолжали продвигаться, медленно, но верно, и маги не оставляли попыток их задавить. Вновь начавшийся натиск оказался самым тяжелым. Отряд словно резко сжали гигантскими клещами. Хардыгары пытались обороняться, но были бессильны; множество их погибло в давке, не сумев даже поднять руку с мечом. Но магам так и не удалось стиснуть своих противников равномерно со всех сторон; зомби, смыкавшие кольцо, попросту мешали друг другу. Когда основная масса обрушилась на центр — арьергард и авангард выдавило в противоположные стороны, где оказалось посвободнее. В авангарде, вместе с Айзендоргами и Редрихом, тогда спаслось чуть больше сотни человек; теперь их осталось уже менее шести десятков.

Хардыгарские мечи поднимались все тяжелее, удары все реже наносили зомби реальный вред. Элина все еще держалась на ногах и дралась, но жара, усталость, давка, духота и ядовитые аммиачные испарения делали свое дело. Графиня понимала, что еще немного — и она попросту потеряет сознание. Она уже видела, как это случается с сильными мужчинами. Участь упавших была очевидной — их затаптывали враги или свои, других вариантов просто не было. Элине и самой в этот день не раз пришлось чувствовать под ногами корчащиеся в агонии тела…

Рядом с ней бился Редрих. Он уже сломал один из мечей, лишился шлема, его лоб был рассечен до кости, и кровь заливала глаза. Когда-то он мечтал о том, чтобы сражаться плечом к плечу с Элиной; вряд ли теперь это доставляло ему удовольствие… Граф, оттесненный от дочери очередным колебанием толпы, рубился несколько поотдаль; высокий рост давал ему уже то преимущество, что голова его находилась выше многих, и он меньше страдал от духоты — однако и он чувствовал себя заметно хуже, чем во время своего последнего серьезного боя девять лет назад. «Возраст, демоны бы его сожрали… « — думал он, поднимая и опуская меч, чья превосходная сталь успела уже затупиться и иззубриться за время нынешнего сражнения.

Именно благодаря росту граф первый заметил поднявшийся впереди штандарт и громко крикнул об этом.

— Что изображено? — крикнул в ответ Редрих, отбивая очередной удар.

— Сейчас… Вроде рука держит за волосы отрубленную голову!

— Второй ферлук! — понял Редрих. — Хаган, кыр ферлук шанди-ла!

Новость приободрила измотанных бойцов; к тому же впереди вдруг оказалась очередная группа практически невооруженных зомби. Отряд рванулся вперед. Но что ждало его через несколько сотен футов? Может быть, такая же маленькая группка, из последних сил отбивающаяся от наседающего со всех сторон противника?

В какой-то момент среди зомби образовался просвет, и Элина увидела впереди союзников. Это была не группка. Даже и не ферлук. К ним на помощь шло множество хардыгар — наверное, целая тысяча, или даже больше! Видимо, это были те, кому удалось избежать окружения после уничтожения второго мага. И… они просто шли навстречу, ни от кого не отбиваясь — вокруг них не было зомби! Выходит, окруженным удалось-таки пробиться на самый край воинства мертвецов, и от спасения отделяло одно, последнее усилие!

Все эти мысли пронеслись в голове Элины в одно мгновение; в следующий миг брешь в рядах зомби вновь закрылась, но графиня успела разглядеть еще кое-что — точнее, кого. Не узнать фигуру того, кто с поднятым мечом шел во главе хардыгар, было трудно.

— Эйрих! — радостно закричала Элина. — Он жив! И с ним половина полка как минимум! Мы почти выбрались!

В другой обстановке граф заметил бы дочери, что новости следует сообщать в порядке их важности, а не в обратном, но сейчас, конечно, никто не был бы в претензии, даже если бы Элина перепутала порядок слов во фразах. Редрих поспешно перевел ее сообщение на тургунайский.

— Ак-ла! — вновь рявкнули хардыгары, и хотя теперь, когда их осталось всего сорок восемь, этот клич звучал уже не так мощно, как прежде, но угрозы и решимости в нем было не меньше, словно и не было многочасового изматывающего боя, в котором полегло множество их товарищей и сами они уже успели утратить надежду…

Они вспороли рыхлую окраину войска зомби с той же легкостью, с какой в начале боя прорывали растянутый фронт мертвецов, и наконец-то вырвались наружу. Элину, правда, несколько удивило, что хардыгары, шедшие им навстречу, все еще находиись в некотором отдалении — по ее прикидкам, они должны были уже врубиться в толпу зомби, спеша на выручку товарищам. Но, должно быть, за тот краткий миг она неверно оценила расстояние. Элина оглянулась, не требуется ли помощь ее отцу и Редриху — но они уже были рядом с ней — и бросилась бежать по песку навстречу Эйриху и остальным. Ее боевые

товарищи последовали ее примеру, стремясь как можно скорее оторваться от врага, пока маги не двинули на перехват новые силы.

— Эйрих… — Элина остановилась, тяжело дыша; на последних футах ей пришлось перейти с бега на шаг; она с трудом поборола искушение бросить тяжелый щит… — Если б вы знали… как я рада… все мы…

Эйрих взял ее за руку. Нет, Эйрих схватил ее за руку и резко вывернул кисть. Меч графини упал на песок. Она уставилась на своего верного товарища расширенными от изумления и боли глазами.


И только тут поняла, что, хотя от вражеского войска ее отделяет добрых полтораста футов, она по-прежнему чувствует запах аммиака. За эти часы он стал ей таким привычным, что она не обратила на него внимания сразу…

Человек, бывший ей другом на протяжении долгих месяцев опасного путешествия, смотрел на нее равнодушным взглядом глаз-стекляшек. Лицо его выражало тупое безразличие.

— Эйрих… — почти плачущим голосом выдохнула Элина. — Нет…

Такие же лица, разумеется, были и у хардыгар, пришедших вместе с Эйрихом. Теперь, только теперь графиня увидела, что шлемы их побиты, кольчуги разорваны и в крови (кто же мог подумать, что это не кровь врагов? ), у многих неестественно вдавлены грудные клетки… В груди знаменосца, стоявшего под штандартом второго ферлука, зияла огромная рана, в которой виднелись два перерубленных ребра. На теле Эйриха не было видно ран — вероятно, он был убит магией.

Рассматривать его дольше Элина не могла. Он выкрутил ей руку за спину, и она вынуждена была повернуться — как раз для того, чтобы бессильно наблюдать гибель последних бойцов, вырвавшихся вместе с ней из окружения. Меньше половины хардыгар все же успели оказать сопротивление, когда на них внезапно набросились бывшие товарищи, но силы были слишком неравны, а контраст между ожидавшимся и действительным — слишком велик. Все было кончено в несколько минут. В живых оставили только троих, схваченных в первый же момент — Элину, графа Айзендорга и Редриха.

Пленникам связали руки за спиной, хотя они были слишком измучены и подавлены, чтобы сопротивляться. Они стояли молча, не зная, что сказать друг другу; лишь граф пробормотал, глядя на Эйриха: «Все и впрямь вышло, как мы договаривались. Наша вторая встреча закончилась смертью одного из нас. « Тот, разумеется, не ответил. Элина вообще ни разу не слышала, чтобы зомби говорили, хотя и знала, что в принципе они на это способны.

Усталость, забывшаяся было в последнем рывке к спасению, навалилась с удвоенной силой; Элина почувствовала, что сейчас упадет. Тяжело и неловко, как всякий человек со связанными сзади руками, она опустилась на песок. Остальные последовали ее примеру. Зомби не препятствовали.

Они просидели так минут сорок. Потом подвели еще одного пленника — им оказался Артен.

— И вы? Я надеялась, что вы ушли через туннель, — без выражения произнесла Элина.

— Я же предупреждал, что это ловушка, — пожал плечами принц.

— Выход оказался перекрыт сразу после начала боя. Может быть, вам и удалось бы взломать барьер, как вчера в Нан-Цоре, но я с этими магическими штучками, сами знаете…

— Кто-нибудь, кроме вас, остался в живых? — перебила Элина.

— Нет, они всех убили. На стоянке и было-то всего несколько человек, в основном раненые во время обвала, в котором погиб командир герцога…

— Выходит, мы им еще для чего-то нужны, — мрачно констатировала графиня.

— Я вообще не солдат, — вновь напомнил Артен. — С какой стати меня убивать?

— А если нас, как солдат, показательно прикончат, вы будете стоять в стороне, смотреть и благодарить магов, сохранивших вам жизнь? — взорвалась вдруг Элина.

— Нет, разумеется, я стану умолять их, чтобы казнили меня первым! — ядовито ответил принц. — Послушайте, кузина, мы все оказались в крайне дрянном положении, но это не повод делать его еще хуже, ссорясь между собой.

— Артен прав, — поддержал его граф. — И вообще, не знаю, что эти способны услышать и воспринять, но на всякий случай в их присутствии лучше не говорить лишнего.

Они просидели молча еще около получаса; за это время, надо полагать, маги и их подручные окончательно разделались с последними разрозненными остатками ханской гвардии. Затем толпа мертвецов начала обретать правильные очертания; победоносная армия строилась перед возвращением домой. Зомби подняли пленников на ноги. Элина видела вдали магов на носилках, но ни один из них не удостоил побежденных своим вниманием. «Похоже, игры в добрых правителей закончились», — пробормотал Артен.

Его предположение не замедлило подкрепиться практикой. Пленников, трое из которых, вымотанные боем, едва держались на ногах, погнали пешком через пустыню. Они должны были пройти под конвоем зомби более восьми миль, по жаре, без единого глотка воды, не имея даже свободной руки, чтобы вытереть лоб. Они не знали, что будет, если кто-то из них упадет, но от конвоиров не приходилось ждать ничего хорошего, и они задались целью не проверять. Время от времени, когда кто-то совсем изнемогал, двое других на ходу подпирали его плечами слева и справа — вот вся помощь, которую они могли оказать друг другу…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать