Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 128)


Облицованный гладкими гранитными плитами коридор шел с некоторым понижением и где-то в полусотне футов от входа вливался в другой, более широкий. Артен немедленно зафиксировал это обстоятельство — он взял с собой самый большой лист пергамента, чтобы рисовать план. Они осторожно двинулись дальше (граф настаивал на осторожности — раз уж для доступа в подземелья требовался код, здесь могли быть ловушки для непосвященных) и вскоре увидели устье еще одного бокового коридора, который, как выяснилось, был совсем недлинным и заканчивался тупиком, справа от которого на стене висела коробка кодового устройства. Принц не удержался от искушения попробовать прежний код, но тот, разумеется, не подошел. Путешественники вернулись в главный коридор.

— Все ясно, — заявил Артен, — эти подземные ходы связывают дома в центральной части города, где, очевидно, проживала научно-политическая элита Нан-Цора.

— Вряд ли только дома, — заметил граф, — ходить друг к другу в гости они могли бы и поверху. В подземельях должны быть и еще какие-то специфические сооружения.

Предположение графа получило первое подтверждение лишь минут через сорок; до этого подземелья выглядели удручающе однообразно — выложенный плитами квадратный в сечении главный коридор (дважды разветвившийся), в который вливались более узкие ходы — по всей видимости, от таких же частных домов. Но вот, наконец, путешественники увидели впереди металлическую дверь, перед которой, как когда-то в пирамиде, лежал мумифицированный труп охранника. Граф посмотрел на мертвеца недоверчиво: если прежде он был убежден, что бояться покойников могут только суеверные бабы, то за последние недели ему пришлось пересмотреть эту точку зрения. Он почувствовал бы себя гораздо уверенней, если бы ему было чем отрубить мумии голову. Однако Элина поспешила успокоить его и остальных, объяснив, что состояние трупа как раз доказывает полное отсутствие попыток магического воскрешения и служит лишним доказательством, что маги до сих пор не знают о подземельях. Впрочем, трехглазых охранников маги, по всей видимости, не воскрешали — но, по крайней мере, и не оставляли их валяться на проходе.

Айзендорг не удержался от искушения снять шлем мертвеца — ведь прежде ему не приходилось видеть трехглазых. Но был у него к покойнику и более практический интерес. Первым делом он снял с мумии пояс с четырьмя глубокими кожаными карманами, из которых торчали стальные рукоятки ножей. Граф извлек один из них; узкий клинок с остро отточенным жалом хищно сверкнул в луче падавшего с потолка света. Как видно, стражники подземелий не пользовались крюкастыми мечами, которые, хотя ими и можно было зарубить, предназначались в первую очередь для разгона и растаскивания толпы. В этих же тайных коридорах никакой толпы появиться не могло, а против одиноких злоумышленников метательные ножи (которые, впрочем, могли использоваться и как обычные) были более полезны. Оружие в виде трубки с рукоятью и спусковой скобой у этого охранника тоже было (того же типа, что и у охранников внутри пирамиды), но граф, уже зная историю с едким газом, не стал его трогать, хотя и подивился тому, что ктото применял такое оружие в подземных коридорах, где газ надолго остался бы в воздухе.

Таким образом, четверо узников — все, кроме Артена — получили ножи, и, хотя в борьбе с магами это было слабым аргументом, все же все они, включая эльфа, почувствовали себя уверенней.

Граф меж тем обшарил одежду мертвеца и, наконец, нашел ключ от двери. Замок был самый обычный, без кодовых устройств. Коротко и неприятно скрипнув, дверь отворилась.

За нею была каменная лестница, достаточно круто уходившая вниз. Она оказалась недлинной: спустившись гуськом футов на двадцать, исследователи подземелий снова оказались в длинном коридоре. Он выглядел похоже на тот, который они только что покинули, однако сюда выходили не узкие проходы от подвалов зданий, а углубленные в ниши массивные одностворчатые двери из окрашенного белой краской металла. Двери шли через неравные, иногда — в несколько сотен футов, расстояния, и были разного размера — от обычных, высотою в восемь футов и шириною в четыре, до достигавших пятнадцати футов в высоту и столько же — в ширину. Перед некоторыми из них также лежали мертвые охранники.

Однако здесь уже никакой обыск не мог помочь. Двери открывались не ключом и не штырьковым кодом; все, что удалось обнаружить на их гладкой, лишенной даже ручек поверхности — это узкие вертикальные щели высотою от полутора до трех дюймов (одна щель у левого края каждой двери). Артен лишь мог предположить, что здесь требуется какой-то особый, плоский ключ; у охранников ничего подобного не было.

— Наверное, здесь их главные лаборатории, — сокрушался принц,

— может быть, даже оружие против магов! А мы не можем туда попасть…

Коридор пересекался с другим, подобным ему; тот, в свою очередь, также имел перекрестки… Размеры подземного комплекса были впечатляющими, он занимал почти всю западную часть центрального района города, а отдельные туннели уходили и дальше, в сторону окраин. Однако тяжелые двери, об которые раскрошился бы в щепки любой таран, надежно хранили свои секреты от незванных пришельцев. В конце концов Артен предложил вернуться на верхний подземный уровень и поискать счастья там. Поскольку проходы в жилые дома охранялись явно не столь тщательно, как лаборатории — судя хотя бы по отсутствию стражников —

существовал шанс, что хоть какие-то из этих проходов окажутся открытыми.

Поначалу и эти поиски не приносили успеха, но вот, когда узники уже собирались возвращаться в свою тюрьму (чувствуя себя по-идиотски из-за того, что могли пройти под землей полгорода, но не могли нигде выйти на поверхность), им наконец улыбнулась удача. Они поняли это, когда, войдя в очередной проход, увидели мумию человека в белом халате. Гибель Зурбестана застала одного из ученых-магов (впрочем, все ли здешние ученые были магами? ) прямо на подземном пороге его дома, по пути в лабораторию или обратно. Проход остался открытым.

Артен готов был броситься вперед бегом, но Айзендорг напомнил об осторожности. Вряд ли нежеланные встречи могли грозить им в подвале — в противном случае маги, скорее всего, знали бы о подземельях — но кто знает, что могло поджидать их в доме. Стараясь ступать беззвучно и вслушиваясь в тишину мертвого здания, они вступили в подвальный полумрак.

К разочарованию принца, здесь никаких лабораторий и библиотек не обнаружилось. Хозяин этого дома использовал подвал самым обывательским образом, для складирования всякого пыльного хлама. Правда, среди рассохшейся мебели, потертых ковров и сложенного в кучи белья обнаружилось нечто, заставившее вздрогнуть даже Редриха, неожиданно наткнувшегося на этот предмет. Это была большая стеклянная банка, заполненная мутной жидкостью; в жидкости этой висел, не доставая до дна, отвратительный белесый уродец, весь скрюченный, с поджатыми крохотными ручками и ножками и непропорционально большой, вытянутой и словно раздутой головой.

— Гадость какая, — пробормотал герцог, сглатывая ком в горле. — Артен, ваша наука всегда занимается подобными вещами?

— Когда-то вы сами были такой же гадостью, — ответил довольным тоном принц. — Однажды мне довелось присутствовать при анатомировании беременной женщины, умершей от внутреннего отравления; именно так, господа, и выглядит человеческий плод в утробе. Хотя, пожалуй, я наблюдал чуть более позднюю стадию.

Элина разглядывала банку со смесью брезгливости и любопытства.

— Это не человеческий плод, — заметила вдруг она, стирая рукавом пыль со стекла. — Смотрите! У него три глаза.

— Д-да, действительно, — согласился Артен, всматриваясь. — Но на этой стадии он гораздо больше похож на человека, чем взрослые трехглазые. Взгляните, нос вовсе не выглядит как горизонтальная щель…

Редрих демонстративно отошел в сторону и отвернулся. Эльф тоже не испытывал никакого желания смотреть.

— Они делали трехглазых из людей, это очевидно, — сказал граф.

— Видимо, вы правы, — кивнул принц. — Каким-то образом воздействовали на зародыш… Это потрясающе! — в его голосе звучало искреннее восхищение.

— Могу лишь посочувствовать, что вы упустили свой шанс стать трехглазым, — откликнулся через плечо герцог.

— Как знать, возможно, ваши слова не настолько глупы, как вам бы хотелось, — спокойно ответил Артен. — Во всяком случае, в претензии к зурбестанцам трехглазые явно не были, иначе те не доверили бы им оружие. Впрочем, отсюда как раз следует, что эта участь была бы завидной для вас. Трехглазые были воинами, а не учеными.

— Господа, у нас мало времени, а нам надо еще осмотреть дом, — напомнил Айзендорг.

Дом оказался пятиэтажным, высотой около семидесяти футов, классической для Нан-Цора пирамидально-уступчатой формы с балюстрадами по периметру каждого этажа. Он находился примерно в миле к северозападу от пирамиды; и хотя было маловероятным, чтобы кто-нибудь оттуда в эту минуту рассматривал этот дом, тем паче что большинство окон было зашторено, пленники магов невольно избегали подходить к окнам, выходившим на ту сторону.

То, что после подвальной находки рассчитывал обнаружить Артен, а именно лазарет, оказалось на втором этаже. Здесь в центре находился большой продолговатый зал без окон (освещенный все тем же способом), заставленный двумя рядами необычно высоких для Зурбестана кроватей. Большинство кроватей были пусты, однако на шести под тонкими покрывалами лежали мумифицированные тела. Принц сдернул одно из покрывал. Мумия была обнажена, и сомневаться в ее принадлежности к женскому полу — равно как и к человеческому виду — не приходилось. Под пергаментной кожей на животе проступали очертания скрюченного детского скелета.

— Кто-нибудь, дайте нож! — Артен требовательно протянул руку. Элина исполнила его просьбу. Принц никогда прежде не делал вскрытия лично — лишь присутствовал при таковых — однако острое лезвие легко разрезало сухую кожу живота. Артен нетерпеливо повернул череп младенца, рассматривая — и разочарованно отнял руку. Череп был вполне человеческий.

— Может, там, внизу, и не настоящий трехглазый, просто случайное уродство… — пробормотал он.

— Вы лучше взрежьте вот эту, — посоветовал Редрих, откидывая покрывало с другой кровати. Артен вскинул на него удивленный взгляд — с чего бы это его недоброжелатель проникся сочувствием к его исследованиям? — однако последовал совету.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать