Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 134)


— Я попросил бы вас убрать отсюда все трупы, — сказал Йолленгел.

— Конечно, — поспешно заверил его Артен. Вместе с графом они отволокли в соседний коридор мумию в халате и двух охранников.

Вернувшись, принц принялся, сверяясь с вырванными из рукописного журнала страницами, объяснять эльфу последовательность действий. Самих действий было немного, но между ними полагалось ждать, пока те или иные стрелки займут требуемое положение. Выходило, что нужно около четверти часа, прежде чем установка придет в полную готовность, и можно будет поворачивать главный рубильник.

— Вот он, — Артен с невольным трепетом коснулся большой красной ручки, хотя и знал, что сейчас рубильник неопасен. — Ему в паз впихнули какую-то железку, чтобы нельзя было повернуть… все ногти обломал, пока вытаскивал.

— А если не сработает? — спросил эльф.

— Тогда магам повезет, а нам — нет, — пожал плечами Артен, не особо задумываясь, распространяется ли это «нам» на Йолленгела.

Когда они начали повторять порядок действий во второй раз, граф решил, что остальным стоит вернуться и не искушать судьбу.

Эльф и принц появились в первом доме спустя почти час. Артен хотел твердо убедиться, что эльф, никогда в жизни не имевший дела даже с куда более простой техникой эпохи меча, ничего не напутает; теперь он, наконец, в этом уверился. Чувство дискомфорта, которое испытывали остальные — в особенности Элина и ее отец — с возвращением Йолленгела только усилилось. Им хотелось как-то поддержать эльфа в его последний вечер, но они не знали, как лучше это сделать; любое сочувствие — со-чувствие — идущему на смерть от остающихся жить выглядит фальшиво. Йолленгел, наконец, заметил эти их попытки и улыбнулся:

— Друзья, давайте я вам лучше сыграю.

За все время зурбестанского плена он ни разу не доставал флейты; как-то раз Элина просила его сыграть, но эльф ответил, что не в настроении. Граф вообще никогда не слышал эльфийской музыки. И вот в помещении, где доселе обсуждались планы бегства и перспективы грядущей борьбы с магами, научные открытия и технические расчеты, виды оружия и тактика боя — полилась прекрасная и печальная мелодия, некогда тронувшая даже суровую душу Эйриха, а теперь заставлявшая сжиматься закаленное в боях сердце Айзендорга.

Йолленгел играл в последний раз в жизни и знал это. Более того, с ним окончательно уходила в небытие вся его раса… Мелодии сменяли одна другую, вспоминая об эпохах величия и славы древнего народа, оплакивая все эти бесчисленные гордые поколения, все эти тысячелетия блистательной истории, становящиеся пеплом, затихающим отзвуком, ничем… повествуя о долгой эпохе упадка и угасания, эпохе унизительной и проигрываемой борьбы за существование, эпохе умерших надежд, еще рождавшей, однако, новые произведения, уже не столь сложно-совершенные, как у древних мастеров, но от того не менее пронзительные… Йолленгел оплакивал и собственную непутевую судьбу, годы, проведенные в вечном страхе, на положении травимой лесной дичи, ужасную смерть от рук мучителей родных и друзей… и даже, наверное, скитания по свету в безумной и бесплодной надежде, месяцы заточения в выжженной солнцем мертвой котловине, за тысячи миль от родных лесов, и утро наступающего дня…

Элина чувствовала, что по щекам ее текут слезы, и, должно быть, впервые в жизни не стыдилась этого. Ее не волновало, что подумают другие, она даже не смотрела на них. А если бы посмотрела — увидела бы бледное, искаженное долго скрывавшейся ненавистью лицо Редриха. Он понимал, о чем пела эта музыка. О, как хорошо он это понимал! И ни при чем тут были какие-то эльфы…

Йолленгел оторвался от флейты, сделал короткую передышку и вдруг заиграл совсем по-другому — радостно, весело, задорно. Видимо, он не хотел, чтобы эльфы остались в памяти людей нытиками и неудачниками, безропотно проигравшими битву с судьбой. А может быть, попросту хотел подбодрить самого себя перед тем, что предстояло ему уже через несколько часов…

Легли в этот вечер сразу после ужина. Всем им предстояло встать еще до рассвета.

На сей раз погода полностью благоприятствовала планам беглецов. Дождя не быо, и ветер гнал темные еще силуэты облаков даже быстрее, чем накануне. Небо над горами на востоке еще только начинало светлеть. Беглецы оделись, подхватили собранные еще позавчера тощие котомки и узлы с книгами (набранными, по настоянию Артена, в счет веса Йолленгела) и быстро спустились в подвал. По пути Элина в последний раз окидывала взглядом эти стены, в которых они провели столько не самых лучших часов своей жизни. Казалось бы, у нее не было оснований сожалеть о них, и все же странно было сознавать, что уже через пару часов от них не останется даже развалин… Графиня перевела взгляд на Йолленгела. Эльф держался молодцом. Может, он и был бледнее обычного, но в свете факелов это трудно было различить.

Прежде, чем вступить в подземный коридор, Редрих замешкался.

— Графиня, — окликнул он ее, — я хочу кое-что сообщить вам.

— Да, герцог? — она остановилась, не ожидая от такого начала ничего хорошего. Остальные пока не заметили их заминки и шли вперед.

— На следующий день после битвы Зендергаст говорил со мной. И предложил мне трон Тарвилона.

У Элины похолодело в животе. Как раз чего-то в этом роде опасался ее отец. Когда-то она уже отнеслась легкомысленно к его недоверию к магам. И вновь повторила ту

же ошибку — ведь он говорил, что нельзя доверять Урмарандам! Неужели уже поздно, неужели сейчас маги встретят их с довольной улыбкой?!

— И… что? — холодно спросила она.

— Что? Я так и знал, что вы спросите — «что? «! Что у вас хватит совести задать мне этот вопрос! Знайте же, что вы предали меня, но я не предал вас! — и он быстро пошел вперед, догоняя остальных.

Артен не знал, сколько времени уйдет на заполнение шара теплым воздухом, поэтому эльф должен был присутствовать при этой процедуре, и лишь когда все будет практически готово к отлету, Йолленгелу надлежало вновь спуститься в подземелье и отправиться на пост управления реактором. Это было жестоко — заставлять его смотреть на шар, который вот-вот унесет других к свободе и жизни, шар, в котором было немало и его труда — но другого способа синхронизовать время взрыва с отлетом на безопасное расстояние не было.

Процедура подготовки к взлету давно уже была продумана до мелочей. На роль стартовой площадки предназначался балкон с северной или западной стороны — здесь вплоть до самого подъема шар был бы невиден с пирамиды, заслоненный от нее четырьмя верхними этажами второго дома. С учетом восточного ветра, выбрали западную сторону. Корзину и тщательно сложенную вместе с сеткой оболочку вынесли через широкие двери на балкон. Здесь оболочку частично развернули, а корзину привязали к балюстраде; граф и Редрих, поднявшись на третий этаж пирамидального здания, спустили оттуда пару веревок, которые Элина внизу привязала к сетке шара, и подняли еще пустой воздушный чехол до третьего этажа, а потом, тем же способом — до четвертого. Пирамидальная форма дома была весьма удобна тем, что шару, чья корзина стояла на балконе, было куда раздуваться, он не должен был упираться одним боком в отвесную стену — правда, пирамида была все же ступенчатой, и это условие начинало выполняться лишь на высоте около тринадцати футов, поэтому шар не был, собственно, шаром — его сшили скорее в форме груши.

Наступил едва ли не самый ответственный момент. Артен, стоявший возле кабины, поставил у ног первый сосуд с горючим, привинтив к его горлу кольчатый металлический шланг с краном и поршнем на конце — это была большая горелка, найденная в лаборатории. Приоткрыв кран, несколькими движениями поршня вперед-назад он подкачал топливо, так что на конце шланга появилась маслянистая капля. Элина поднесла факел. «Пффффф! « — вырвался из шланга длинный язык пламени. Принц предусмотрительно направлял в этот момент шланг в сторону от шара; больше всего он боялся ненароком поджечь оболочку. Лишь убедившись, что с помощью крана и поршня он может надежно регулировать силу пламени, Артен направил огненный язык в растянутую на веревках горловину шара.

Постепенно обвислые стенки оболочки начали расправляться; затем и в верхней части сформировался пока еще дряблый и вялый, но уже способный выдерживать тяжесть сетки пузырь; граф и герцог, державшие сетку на четвертом этаже, выпустили ее, и оболочка, пока еще вся в морщинах и складках, величественно качнулась прочь от балкона, обретая самостоятельное равновесие. У Артена меж тем иссяк запас горючего в первой емкости, и он быстро подсоединил вторую. Не склонный обычно к излишне поэтическим фантазиям, в эту минуту он ощущал себя сказочным демоническим существом, повелителем сразу двух стихий — воздуха и огня.

Элина меж тем считала вслух, отсчитывая время, которое требовалось проплывшему над Нан-Цором облаку, чтобы достичь кольца гор. Эльфу следовало запомнить это время и ритм счета. Артен понимал, что, поднявшись в воздух, они еще отнюдь не окажутся вне досягаемости магов — напротив, привлекут их внимание. Поэтому устраивать взрыв следовало как можно скорее, в идеале — как только шар перевалит через горную стену и опустится ниже ее гребня с той стороны, уже за пределами Зурбестана.

Когда шар был наполнен примерно на две трети, внизу появились зомби.

Принц не исключал такой возможности, хотя и надеялся, что обойдется без этого. Не обошлось. И все же, хотя сердце принца забилось быстро-быстро, когда он услышал предупреждение Элины, внешне он сохранял спокойствие и лишь уменьшил язык пламени, но не погасил его совсем. Все-таки до земли было добрых четырнадцать футов, а зомби слишком глупы, чтобы интересоваться происходящим у них над головой.

Артен продолжал смотреть вверх, в нутро шара, но Элина видела зомби во всех подробностях, насколько позволял утренний полумрак. За лошадью без возницы, запряженной в груженую деревянными ящиками повозку, шагало полтора десятка мертвецов. Шестеро из них были вооружены мечами. Странно, прежде, кажется, «военные» и «штатские» зомби не ходили вместе. Или в городе уже появились те, от кого необходимо охранять обозы? Не зомби и не маги, а — просто люди, переметнувшиеся на сторону магов, но не заслужившие абсолютного доверия? Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из этих неофитов объявился здесь, поднял голову и кинулся доказывать свою лояльность…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать