Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 15)


Четырнадцать свечей озаряли подвальную комнату. Четырнадцать человек в белых мантиях сидели вокруг стола. Это число не было постоянным — обычно их собиралось здесь меньше, но благодаря восточному посольству им удалось съехаться в одном месте, не привлекая внимания.

— Это неспроста, братья, — говорил один из них. — За несколько дней

— два покушения, и оба на наших кандидатов.

— Ну, покушение на Редриха вполне прозрачно, — отозвался другой. — Месть пострадавших при Урмарандах…

— Разве видеть скрытую суть за внешней ясностью — это не азы Мастерства?

— Но кто, кто это может быть? — третий едва удержал свою интонацию от восклицания, которое поколебало бы пламя. — Никто из профанов не знает наших планов. Тогда что же, это один из нас? Но он не смог бы этого скрыть. Мы все в равной мере владеем Мастерством.

— Предположим, — спокойно сказал четвертый, — что среди нас есть некто, превосходящий остальных в Мастерстве и скрывший это.

Сразу у нескольких свечей дрогнули огоньки.

— Новый Отрицающий?

— Да. Скажете — не та эпоха? Так ведь ниоткуда не следует, что Отрицающий не может появиться в такую эпоху.

— Если это так, то он еще более безумен, чем его предшественники… — пробормотал третий.

— Многие из наших предшественников сочли бы безумцами нас, — ответил первый.

— Но что же нам делать, если это правда?

— Если Отрицающий среди нас, и если по каким-то причинам он пытается нам помешать, то, отказавшись от своих планов, мы сделаем ему лучший подарок, — рассудил четвертый. — Значит, мы должны продолжать. Раз он скрывается, значит, вместе мы сильнее. И важно лишь не пропустить момент, когда он откроется.

— Я хочу обратится к нему, — сказал третий. — Одумайся, брат! Одумайся, пока не поздно! Вспомни, чем это всегда кончалось, и подумай, ЧТО стоит на кону сейчас.

Естественно, ответом ему было молчание.

— А может быть, — произнес пятый, — это вовсе не Отрицающий? Может, среди братьев есть те, кто, как и все мы, радеет о судьбе общего дела, однако считает себя мудрее других и хочет устранить неподходящего кандидата? Беда лишь в том, что один считает неподходящим Редриха, а другой Артена.

— Это неразумно. Если их возможности равны нашим, мы сможем это выяснить, — возразил первый.

— Может быть, на то и расчет, что мы сочтем такое неразумным и не станем проверять.

— Меж тем проблема-то как будто решилась сама собой, — проворчал шестой. — Мы так и не можем найти Редриха. Остается Артен.

— Ничто не постоянно, — ответил четвертый. — А сейчас предлагаю провести проверку. Не думаю, что она что-то даст, но…

Перед самым отъездом Артен, все это время проведший в своих апартаментах, забежал проститься с Элиной. Двое гвардейцев из его охраны остались ждать снаружи.

— Кажется, мы поменялись ролями, — грустно усмехнулся он. — Теперь вы можете распрашивать меня, каково это, когда на тебя впервые покушаются.

— Мне ужасно жаль, кузен. Бой лицом к лицу — это еще куда ни шло, но подлая стрела исподтишка… Я не узнаю Роллендаль. Конечно, здесь и раньше случались скверные дела, но 8 лет, что я здесь прожила, были годами мира и спокойствия…

— Может быть, Роллендаль не так уж и виноват. Здесь сейчас слишком много чужих, из-за этого посольства… Тирлонду надо учесть этот урок. Но главное, я не понимаю — кому это могло понадобиться? У короля Гарлонга двое взрослых сыновей, причем у старшего — свой маленький сын, да и у младшего, наверное, скоро будет. Только если бы что-то случилось с ними всеми, престол перешел бы к моему отцу, а после него — к моему старшему брату, тоже уже женатому. И только после него, умри он бездетным, очередь дошла бы до меня. Неужели кто-то всерьез считает, что у меня есть шансы стать королем?

— Может быть, дело не в этом?

— А в чем?

— Принц, — вздохнула Элина, — вы ведь все равно не расскажете, что вы там затеваете с тургунайцами?

— Увы, кузина, мне чертовски неприятно что-то от вас утаивать, но эти проклятые государственные интересы…

— Правда, что вы отправляетесь в какую-то экспедицию?

Артен чуть не поперхнулся.

— Откуда вы знаете?

— У меня тоже могут быть свои маленькие тайны, — лукаво улыбнулась Элина.

— Это серьезней, чем вы думаете! Если сведения просочились… Может быть, этот ваш информатор причастен к покушению!

— Нет! Это совершенно невозможно. Поверьте мне. Вы бы сами рассмеялись, если бы знали… но я дала слово не выдавать… мой источник. Да и сами посудите, с какой стати заговорщикам что-то сообщать мне?

— Не знаю. Все это так запутано… всегда ненавидел политику. Право же, кажется, в экспедиции я буду в большей безопасности, чем здесь или дома.

— Как бы мне хотелось поехать с вами… — мечтательно произнесла Элина.

— Вам мало роллендальских приключений?

— Мало! — горячо воскликнула графиня Айзендорг, в секунду отбрасывая недавнюю меланхолию. — Я и не заметила, как меня засасывает обывательское благополучие. Я полжизни провела в военных походах, а теперь вздыхаю об утраченной эпохе мира и спокойствия. Скоро такими темпами превращусь в благовоспитанную девицу из высшего общества, буду носить платье и танцевать на балах, слушая глупые комплименты, — Элина состроила гримасу, красноречиво выражавшую ее отношение к подобному образу жизни. — Мне нужны неизведанные дали, вольный ветер и стук копыт!

— Очень поэтично, — хмыкнул принц. — Вообще-то, кузина, если бы это зависело от меня, я был бы рад иметь такого спутника, — он намеренно не сказал «спутницу». — Но… ни Тургунай, ни Тирлонд не захотят подключать к этому делу еще и третью страну.

Кто-то вежливо, но решительно постучал.

— Ваша светлость! — донесся из-за двери голос гвардейца. — Пора ехать!

— Видите, кузина, даже здесь я не властен, — развел руками Артен. — Все тургунайское посольство не может ждать одного меня. Ну что ж, прощайте. Боюсь, теперь мы увидимся не скоро.

— Обещайте, что напишете мне перед отъездом.

— Непременно.

— Удачи вам.

— Спасибо, она мне пригодится.

Принц вскинул руку в прощальном салюте и вышел. Элина опустилась на стул. Ей было грустно — никогда прежде она не чувствовала такой грусти при расставании. Может быть, потому, что теперь Артен мог и не вернуться? Совсем. Никогда…

С растущим удивлением Элина поняла, что к ее глазам подступают слезы. Такой подлости от своей натуры она не ожидала! Дочь графа Айзендорга в ярости вскочила, схватила меч и устроила прямо посреди

комнаты бешеный бой с тенью.

Прибытие ханского посольства в город Тирлонд (в отличие от Тарвилона, соседнее королевство называлось по имени своей столицы) не вызвало того же ажиотажа, что в Роллендале три недели назад. Хотя было и торжественное шествие, и толпы зевак, и горожанки, визжавшие при виде зубастых чудовищ — все это уже не имело аромата новизны и тайны. Многие тирлондцы из числа знати и торговцев уже имели дело с пришельцами в Тарвилоне, другие были премного наслышаны о них и понимали, что никаких особых чудес не предвидится, что послы со своими слугами наглухо запрутся за стенами королевского дворца, где будут идти тайные переговоры с властями, а чужеземные торговцы проявят чрезвычайную разборчивость, к тому же многие выгодные сделки уже перехвачены в Роллендале.

Тирлондский двор меж тем со всем энтузиазмом старался наверстать упущенное из-за большей расторопности соседей. Король Гарлонг поначалу даже не понял важности проекта совместной экспедиции, считая его незначительной частностью на фоне глобальных договоров о торговле и сотрудничестве. Тургунайцы, в свою очередь, заинтересованы были поддерживать его в этом заблуждении, однако принц Артен спутал им карты, разъяснив своему дяде, о чем, собственно, идет речь. Тот не то чтобы сразу ему поверил — ибо, подобно многим владыкам эпохи меча, считал занятия наукой блажью, недостойной члена правящего дома — однако на всякий случай поручил своим советникам, в число коих, конечно, входил и придворный маг, подготовить отчет о Зурбестане. Ознакомившись с отчетом, Гарлонг понял, что, если легенды не врут, то успех экспедиции может дать Тирлонду оружие, равного которому нет на всем континенте — и его тон в разговоре с тургунайцами резко переменился. И хотя последние по-прежнему пытались делать вид, что речь идет о малозначительном частном вопросе, имеющим более познавательную, нежели практическую ценность, эта тема вызвала, как и предвидел принц, наибольшие затруднения на переговорах. Гарлонг, желая обеспечить гарантии Тирлонду, поначалу настаивал на посылке в Зурбестан чуть ли не целой армии; тургунайцы в ответ предлагали благороднейшему монарху наказать переводчика, который дурно справляется со своими обязанностями, ибо то, что они услышали, не может, конечно же, соответствовать словам мудрейшего владыки Тирлонда. Мудрейший владыка, привыкший к рыцарской прямоте и проклинавший цветистость восточной дипломатии, заявлял, что не позволит водить себя за нос, и сокращал-таки предполагаемую численность солдат до одного полка. Тургунайцы в ответ давали понять, что здесь явно какое-то досадное недоразумение, ибо они, собственно, оказывают Тирлонду услугу, приглашая, в знак дружбы и добрых намерений, тирлондских представителей участвовать в географической экспедиции, но, если подобные экспедиции для достойнейшего королевства малоинтересны и обременительны, то они, конечно же, не смеют настаивать. Гарлонг, не понимавший толком, зачем вообще тургунайцам понадобилось участие Артена и насколько оно для них критично, вынужден был вновь отступать…

Принц, собственно, и сам не до конца понимал свою роль в этом деле. Он знал, что когда-то пророчества и проклятия имели бОльшую силу, чем все указы современных королей, однако его рационалистический ум решительно восставал против подобных вещей в нынешние времена. Нехотя признавая, что остатки магии еще способны на какие-то фокусы, он находил совершенной дикостью рассматривать их как фактор, влияющий на большую политику. Рандавани представлял дело так, словно роль принца была едва ли не чисто символической

— присутствие человека, удовлетворяющего трем условиям пророчества, должно было вселить веру в успех экспедиции даже в заядлых скептиков. Но будь это и вправду так, тургунайцам не понадобился бы иноземный принц со всеми сопутствующими проблемами — для его роли подошел бы любой бродячий актер. Выходило, что легенды все же принимаются всерьез. Как-то раз Артен даже задумался, не может ли все тургунайское посольство быть прикрытием для главной цели — заполучить его для зурбестанской экспедиции, однако отверг эту мысль как совершенно нелепую. Даже если предположить, что государство, расположенное на другом конце огромного континента и веками не имевшее связей с Западом, располагало настолько обширными сведениями об Артене, чтобы сделать вывод о его соответствии магическим условиям, и правитель государства во все это верил — неужели нельзя было найти кого-нибудь поближе? Да вырастить собственного принца, подходящего под условия, в конце концов… Правда, это лишние несколько лет (но не так уж много, ведь магии начинают обучать не с рождения, да и в пророчестве не говорится, что принц должен быть взрослым), зато не пришлось бы делиться зурбестанскими секретами с кем-то еще. А что, однако, если у ханства просто нет этих нескольких лет? Проходы в горах открылись недавно, а Тургунай — не единственная страна на Востоке… Поразмыслив еще, принц решил, что если не зацикливаться на собственной персоне, а считать поиск подходящего принца на Западе одной из задач посольства — не единственной, но, возможно, одной из главных — то все становится куда более правдоподобным. В пользу этого предположения говорил и весьма неприятный аргумент: обмануть западное королевство, уничтожить его представителей и свалить это на несчастный случай в горах было для ханства куда легче и безопаснее, чем поступить таким образом со своими соседями… От подобных мыслей, разумеется, принцу становилось весьма неуютно, и он, обычно относившийся к возне политиков с высокомерием ученого, на сей раз возлагал малодушно большие надежды на таланты своего дяди, который обеспечит гарантии безопасности тирлондцам. Но даже и в такие минуты слабости Артену не приходила в голову мысль отказаться от участия в экспедиции и лишить себя шанса приобщиться к древнему знанию — возможно, величайшему в современном мире, и не утратившему истинности, в отличие от магических премудростей. Всякий истинный ученый согласился бы рискнуть жизнью ради такого знания — согласен был и Артен.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать