Жанр: Фэнтези » Юрий Нестеренко » Время меча (страница 18)


Часть вторая. Дорога На Тургунай

Прошло три месяца с тех пор, как ханское посольство покинуло Тирлонд. Осень вступала в свои права; листва на деревьях пожелтела, и по ночам было холодно, но дни все еще стояли теплые и погожие — последняя агония умирающего лета. Сенсации и тайны конца весны уже во многом изгладились из памяти рядовых тарвилонцев и тирлондцев, привыкших жить сегодняшним днем. В начале лета, конечно, не было такого трактира, рынка, домика ремесленника или дворца вельможи, где не обсуждали бы свежие события. Внезапная смерть короля Гарлонга сама по себе вызвала много слухов; припоминали произошедшее до того покушение на его племянника, кто-то упомянул в этой связи и имя Урмаранда, хотя в этом не было логики — у Урмарандов не было причин мстить королевской семье Тирлонда. Когда же на похоронах короля обнаружилось отсутствие принца Вангейского, это придало разговорам новый импульс; кто-то кстати вспомнил и довольно-таки спешно покинувшее город тургунайское посольство, и дошедшие из окраинных городов слухи о том, что вдали от столицы посольство сопровождал необычно большой конвой. Но даже те, кто связал эти вещи воедино и сделал вывод, что принц Артен вместе с посольством отправился на восток, не шли дальше предположений о тайной дипломатической миссии (удивляясь, впрочем, что ее доверили столь молодому человеку). Большинству жителей Тирлонда, равно как и Роллендаля, слово «Зурбестан» не сказало бы ничего; остальные припомнили бы легенду о темных жрецах, поверженных благородными магами — защитниками мира (удивительно, что несмотря на резко изменившееся отношение к магии в эпоху ее падения, легенда сохранила прежнюю расстановку акцентов) — однако никому не пришло бы в голову связывать старинные байки с современными реалиями. Никому, кроме совсем уже небольшого круга лиц.

Время, однако, шло, а ничего нового не случалось, и разговоры постепенно утихли. В середине лета разразился мятеж в одной из стран на севере, потом дошли сведения о войне на западе — но все это было далеко и ни Тарвилона, ни Тирлонда не касалось. Сейчас горожан больше всего интересовал грядущий Праздник Урожая — праздник этот, по происхождению своему сельский, широко отмечался в столицах обоих королевств.

В один из таких осенних дней — вернее, в одну из ночей — Элина, как обычно, спала в своей комнате на втором этаже дома Айзендорга. Ей снился на редкость скучный сон — она сидела в комнате для занятий, и учитель обучал ее придворному этикету. За окном сияло солнце и пели птицы, но Элина вынуждена была сидеть и слушать учителя с его противным, приторным от вечного лицемерия голосом. При этом она понимала, что ей уже 16 и в посещении этих уроков нет никакой необходимости, однако почему-то не могла просто встать и уйти. От скуки она начала вслушиваться в бубнеж учителя и обнаружила, что тот повторяет одну и ту же фразу.

Внезапно все переменилось. Исчез учитель, исчезла классная комната, погасли краски дня. Элина видела внутренность полотняного шатра, освещенного тусклым светом масляной плошки. Какой-то человек спал на тюфяке, укрывшись одеялом; он отвернулся к стене, и Элина не видела его лица. С этой спокойной картиной контрастировали крики и звон оружия, доносившиеся снаружи — и становившиеся все ближе. Спящий беспокойно заворочался, и в тот же миг, откинув полог шатра, внутрь ворвался воин с мечом в одной руке и факелом другой. Всполохи и тени заметались по стенам шатра.

— Ваша светлость, измена!

Человек сел, откинув одеяло и, кажется, еще не вполне понимая, что происходит. Элина увидела, что это принц Артен. Солдат, разбудивший его, судя по всему, принадлежал к тирлондской гвардии.

— Что такое? — воскликнул принц, натягивая сапог. — Где Рандавани?

Совсем близко раздались воинственные вскрики, но их пресек старческий, но властный голос: «Стойте! Прекратите! « В следующий момент, путаясь в полах наскоро надетого халата, в шатер с необычной для его возраста прытью вбежал седобородый старик, в котором Элина узнала одного из послов, частого собеседника принца Артена. Двое следовавших за ним тургунайских солдат ощетинились мечами при виде тирлондского гвардейца.

— В чем дело, принц? — старик говорил не на языке Запада, но Элина каким-то образом его понимала. — Почему ваши люди убивают моих?

— То же самое я хотел бы выяснить у вас, — ответил Артен, заканчивая одеваться. Видно было, что он сильно испуган, но старается держать себя в руках.

— Хан не отдавал такого приказа. Кажется, здесь какая-то роковая ошибка. Мы должны немедленно прекратить это, — сказал Рандавани.

Принц недоверчиво смотрел на двух тургунайцев с обнаженными мечами. Рандавани обернулся к ним и отдал какую-то команду, которую Элина на сей раз не поняла. Те нехотя сунули оружие в ножны. Тогда Артен велел тирлондцу сделать то же самое.

Лязг оружия послышался совсем близко. «Принц, спаса… « — отчаянно крикнул кто-то снаружи, и крик оборвался хрипом. Несколько стальных клинков разом вспороли стены шатра. Солдаты, только что убравшие оружие, вновь схватились за рукояти мечей, но не успели их вытащить и тут же были зарублены. Ворвавшиеся в шатер — это были воины Востока — переступили через трупы и окружили Артена и Рандавани, держа наготове окровавленные мечи.

В этот момент Элина проснулась. Она сидела на постели, тяжело дыша, ее волосы слиплись. Девушка сунула руку под подушку и извлекла медальон с волосами Артена. Ей показалось, что от медальона исходит пульсирующее тепло.

Элина даже не пыталась убедить себя, что это всего лишь сон. Ее познаний в магии было вполне достаточно,

чтобы понять — все увиденное произошло на самом деле. Где-то далеко на востоке в эти самые минуты Артен подвергался смертельной опасности. Может быть… уже был убит.

Элина действовала скорее автоматически, чем сознательно; ею все еще владели остатки магического транса. Она оделась, застегнула пояс с мечом, однако, натянув чулки, не стала сразу обувать сапоги, а взяла их в руку и на цыпочках сбежала по лестнице. Прошло совсем немного времени, и она уже колотила в дверь дома Зендергаста; весь путь она проделала бегом.

Маг не открывал очень долго; у Элины было время, чтобы прийти в себя окончательно и осознать, что глубокая ночь — не лучшее время для визитов. Однако она не отступилась от своего намерения и продолжала стучать.

Наконец Ральтиван отворил ей. Он был полностью одет, считая ниже своего достоинства появляться перед нарушителем спокойствия в затрапезном виде. Элина приготовилась выслушать его возмущенные реплики, однако Зендергаст уже и сам понял, что его не стали бы столь настойчиво поднимать с постели без серьезной на то причины.

— Что случилось? — только и спросил он.

Элина, все еще учащенно дыша после быстрого бега, в нескольких словах пересказала ему свой сон. Зендергаст нахмурился. Похоже, происходящее обеспокоило его не намного меньше, чем Элину.

— И вы хотите, чтобы я узнал побольше, — утвердительно сказал он.

— Да.

— Хорошо. Давайте медальон.

— Я думала, я сама с вашей помощью… как в прошлый раз…

— Нет. Теперь у нас есть волосы, и я могу получить сведения напрямую. Вы были бы только помехой.

Познания Элины в области магии позволяли ей в этом усомниться, однако она пожала плечами и протянула медальон. Зендергаст велел ей подождать, а сам удалился в ту комнату, которую использовал для колдовства в прошлый раз.

Он отсутствовал долго, не менее получаса. Элина уже совсем извелась, когда Ральтиван вернулся. В полумраке трудно было разглядеть выражение его лица.

— Они живы, — сказал он.

— Они? — Элина в эту минуту думала только об Артене.

— Принц и посол ир-Рандавани. Их взяли в плен.

— Кто?

— Нападавшие выглядят, как воины Тургуная, но при этом тургунайцы, защищавшие экспедицию, перебиты, также как и тирлондские солдаты. Похоже, что многие из них убивали друг друга, сбитые с толку напавшими. Трудно сказать, что произошло. Возможно, какой-то заговор, может быть, переворот в самом ханстве.

— Где теперь принц?

— Пока что пленников куда-то везут. Но если их и запрут в какой-нибудь темнице, на таком расстоянии ничего нельзя сказать определенно. Знаю лишь, что экспедиция не успела достичь своей цели. Вам надо отправляться в Тургунай, на месте вы уже сможете отыскать их с помощью медальона и того, чему я вас когда-то учил, — маг говорил об этом, словно о самоочевидном и давно принятом решении, и Элина тоже восприняла это, как само собой разумеющееся.

— Вы можете узнать что-то еще?

— Увы, — развел руками Зендергаст.

— Ну что ж, спасибо. Простите, что разбудила среди ночи, — вспомнила о вежливости Элина. — Где мой медальон?

— Вот он, графиня. И я хочу попросить вас о том же, о чем вы просили принца: ваши волосы…

— Конечно. Мне следовало самой об этом подумать. Будет лучше, если кто-то в Роллендале сможет получить весть обо мне, — здравый смысл дочери Айзендорга оказался сильнее гордыни, нашептывавшей, что настоящие герои со всем справляются в одиночку.

Зендергасту тоже не понадобилось долго искать ножницы.

— Как жаль, что таким способом нельзя поддерживать нормальную двустороннюю связь, — вздохнула Элина, глядя, как маг убирает отстриженную прядь.

— Эпоха цивилизации кончилась, графиня, — назидательно изрек Ральтиван в своей обычной манере. — Во времена варварства даже и односторонняя связь возможна лишь от случая к случаю.

— Не говорите никому раньше времени, — попросила девушка. — Я оставлю отцу письмо.

— Об этом не беспокойтесь. Но не спешите, подготовьтесь к путешествию как следует. Ваш отец — не единственный человек, который не хочет, чтобы с вами случилась беда.

Вероятно, это было максимальное проявление теплых чувств, которое Зендергаст мог себе позволить.

Элина вернулась домой, разделась и легла, по-прежнему не потревожив сон графа Айзердорга. Медальон она уже не стала снимать с шеи. Ей не пришло в голову заглянуть внутрь — а если бы она это и сделала, то вряд ли заметила бы, что волос стало меньше.

Следующие два дня ушли у нее на подготовку к пути. Элина заново наточила оружие — свой меч и два кинжала, прикупила в лавке коекакую походную утварь, уложила теплые вещи и запасную пару сапог; не забыты были также перевязочный материал и снадобья, полезные для заживления ран. В одежду она зашила некоторое количество золотых и серебряных монет, справедливо полагая, что так они будут сохраннее, чем в кошельке. У нее не было проблемы с добыванием денег: граф приучил свою дочь относиться к финансам без расточительства, а потому спокойно доверял ей ключ от ларца. Элина чувствовала, что на сей раз не вполне оправдывает доверие, и это беспокоило ее едва ли не сильнее, чем все опасности предстоящего путешествия.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать